Il Novellino

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Il Novellino » Realta » "Подмененные" - 3


"Подмененные" - 3

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Место: Рим.
Время: год 1550, месяц август.
Действующие лица:
- Пьетро Фраучи.
- Паоло Кукуло.

Чудом мнимому купцу, столкнувшись с наемным убийцей, удается избежать гибели. Поняв хитроумный план Джузеппе Бассо, братья придумывают не менее изощренный свой в отместку.

Отредактировано Paolo Cuculo (16.07.2011 20:25:04)

0

2

Вечером того же дня братья распрощались на крыльце черного хода, чтобы немногим позже встретиться вновь. Каждую пятницу добрые христиане вспоминают, как распяли Христа, не веселятся, не поют и не пьют. И так же тягостно, будто у него на глазах убили Господа, было на душе у Паоло. Тяжело, словно на грудь положили камень.
Вернувшись в чужой дом, мнимый хозяин распорядился насчет ужина, велел нести прямо в опочивальню, сказал, что устал.
Быстро отгорел закат, из ярко-красного стало небо барахтно-синим, похожим на дорогую ткань, куполом накинутую над вечным городом. Подперев ладонью щеку, опершись острым локтем на подоконник, смотрел молодой актер в окно, на далекие тусклые огни, видневшиеся за верхушками садовых деревьев, слушал стрекот сверчков. Затем отошел и принялся мерить комнату нетерпеливыми шагами. Сцепил за спиной руки в замок.
В то самое время, когда Паоло ожидал брата, испытывая неясное и необоснованное чувство тревоги, три тени  замерли у черного входа купеческого дома. Слуга, держа светильник, отворил дверь, и один из закутанных в плащ людей прошмыгнул в узкий коридор, на лестницу. Двое других остались ждать под окнами, в тени стены. 
За свои труды слуга получил ни много ни мало пару золотых. Довольный, посветил снизу человеку крадучись поднимавшемуся по лестнице, а потом, тихонько напевая себе под простенькую песенку, пошел на кухню, где кухарка собирала на поднос ужин для Джузеппе Бассо.
Придержал за руку торопливую девку, притянул к себе, взял за талию и от души в губы поцеловал. Та захихикала, поправила сбившийся с черных кос платок.
- Как думаешь, скоро он? – спросил один из карауливших на улице душегубов другого.
- У него всегда быстро, глазом моргнуть не успеешь, - ответил тот.
- Значит, недолго нам его ждать. Что-то у меня  в горле пересохло.
Его подельник рассмеялся:
- Дождись и выпьем доброго вина.
Первый приложил палец к губам и потащил приятеля за руку. По улице к дому Бассо кто-то спешил.

Отредактировано Paolo Cuculo (16.07.2011 20:29:11)

0

3

Фраучи шел в палаццо Бассо, немного понурившись: все еще досадовал на склочную куртизанку, закатившую сцену прямо на улице. Но все же нельзя отрицать, что в словах ее было много правоты. Негоциант действительно разменял постоянную свою любовницу на него, белобрысого проходимца из актерской труппы. Конечно, мужчина, свободный и молодой, был в своем праве, с кем проводить время. Но хуже всего было то, что свидетелем этого стал Кукуло, и без того неодобрительно относящийся к выбору Пьетро. Сводный брат, конечно, в лицо его не срамил, но иногда нет-нет да и проскальзывала колкая ирония или хмурый взгляд.
Актер с досады пинал камешки, подвернувшиеся под ноги. Сейчас на девицу он ничем уже не был похож, если не считать хорошенького лица. Обычно перед тем, как идти к негоцианту, Пьетро наводил лоск, выглядел франтовато, но сейчас, понимая, что это ни к чему, позволил себе небрежность.
Подойдя к палаццо, он окинул его прекрасный фасад, как делал обычно, но вместо того, чтобы восхититься, подумал, что пора завязывать с этим приключением. Остались каких-то два дня до конца этой комедии, а затем - прощай, Бассо. Возможно позже ему придется жалеть об этом, но путать негоцианта с Кукуло было уже невозможно.
Взбегая по каменным ступеням, Пьетро краем глаза заметил в тени ниши соседнего дома смутные фигуры, приостановился, чтобы всмотреться, но толком больше ничего не увидел. Да и мало ли кому взбредет в голову побеседовать по ночной поре. Кем бы ни были люди, они вели себя смирно.
- Где сер Джузеппе? - спросил он у встретившей его служанки.
- В опочивальне, - ответила та. В доме Бассо уже привыкли видеть Пьетро ночь-полночь, негоциант ни в чем себе не отказывал.
Пьетро, перепрыгивая через ступеньку, устремился наверх. Наверняка Паоло его уже заждался. Но, услышав какой-то неясный шум, прислушался. Где-то там, в спальне, грохнулась об пол металлическая утварь. Почувствовав неладное, Фраучи вздрогнул.
- Паоло, - он шевельнул губами, потом воскликнул громче. - Па... Джузеппе! Сер! - и ломанулся что было мочи на звук. - Джузеппе!
Перепуганный, юноша с размаху налетел на дверь и ввалился в спальню, но к тому, что увидел там, он не был готов.

Отредактировано Pietro Frauchi (16.07.2011 22:26:49)

0

4

К тому времени, когда Пьетро попал в спальню Джузеппе, там уже несколько минут шла ожесточенная борьба. Стремясь уничтожить друг друга, двое мужчин катались по полу, намертво сцепившись в «объятьях». Повсюду царил страшный беспорядок, ибо невооруженный Паоло использовал утварь для того, чтобы отбиться от противника. Пару раз ему удалось блокировать удар ножа незащищенной рукой. Рукав был порезан, сквозь темно-синий бархат сочилась кровь.
То ли из-за того, что дом был слишком большим, а время поздним, то ли потому, что слуге было хорошо приплачено, отчаянный  зов Паоло никто не услышал.
В момент, когда Пьетро оказался в спальне, силы Кукуло уже были на исходе. Оседлав противника, крепко удерживая его ладонь с зажатым в ней ножом, он не был уверен, что продержится долго. Другой рукой, ухватив за волосы, он, преодолевая сопротивление, бил убийцу затылком об пол что есть мочи.
Кровь, сочившаяся из рукава, измарала обоих темно-красным. Лицо актера, перекошенное яростью, казалось неузнаваемым. Кукуло скрежетал зубами от усилия, глаза налились кровью. Услышав посторонний  шум, Паоло подумал, что душегубу кто-то пришел на помощь, и он уже не дождется Пьетро. Как же велико было его удивление, когда измученный безрезультатной борьбой, он увидел брата на пороге брата.
Продолжив как заведенный бить противника, Паоло закричал:
- Помоги мне! – его рука, крепко выкручивавшее запястье убийцы, дрогнула.

Отредактировано Paolo Cuculo (20.07.2011 14:37:34)

+2

5

Панический страх сковал Фраучи и ему показалось, что он стоит перед дерущимися бесконечно долго. Он не мог ни вздохнуть, ни пошевелить пальцем, только наблюдал, как мокрая от крови ладонь Паоло соскальзывает с руки убийцы, а тот бьет свою жертву слепо, наотмашь кулаком, и попадает в висок.
Пьетро вскрикнул как подстреленный, видя, что брат отлетел в сторону от такого удара. Пока убийца переворачивался и вставал на ноги, юноша, оглянувшись в страхе и панике, схватил первое, что подвернулось под руку - тяжелый бронзовый подсвечник, что стоял у входной двери на венецианском столике. Размахнувшись, Пьетро подскочил к чужаку и ударил его утварью по голове, по инерции отведя подсвечник наотмашь. И в тот же момент почувствовал, что удар пробудил в нем ярость, какой он прежде не знал.
У мужчины подкосились колени, но он не упал, отшатнулся назад. Зарычав, Пьетро отоварил его подсвечником и с другой стороны, вкладывая в удар все силы до капли.  От третьего удара убийца рухнул на пол, упал на четвереньки. Кровь заливали его щеки. Он мотал головой, пытаясь подняться.
Пьетро же, ловя воздух ртом, как будто обезумел. Он только и слышал, что оглушающий стук сердца в ушах.
За поясом у убийцы торчал нож, маленький, не больше ладони, и актер выхватил его. Не задумываясь ни на секунду, он ухватил одной рукой скользкие от пота и крови волосы на затылке мужчины, а второй вогнал нож ему в горло. А затем, рыча, вспорол его, дернув рукоять на себя, как мясник, который забивает свинью.
Убийца забулькал, и на ноги Пьетро щедро плеснуло горячей кровью.
У юноши подкосились ноги и он осел рядом с умирающим, не в силах отвести взгляда из разверстнутой раны. И только когда мужчина затих, уставив остекленелый взгляд на актера, Пьетро повернулся к брату.
- Паоло, - сипло позвал он. Окровавленный ножик выпал из пальцев.

+2

6

Сердце билось, словно  у загнанного животного, а  в горле пересохло. Паоло не сразу осознал, что все кончено, поэтому рефлекторно кинулся к брату. Когда взгляд встретился с остекленевшим взглядом мертвеца, он понял, что они выиграли.
Пот мешался с кровью, бежал по лицу, пачкая одежду. Его замутило, к горлу подступила горечь. Следом пришло понимание того, что Пьетро только что убил человека. Однако, если бы он его не убил, на полу, медленно остывая, лежал сам Кукуло.
Обняв брата, марая его светлые волосы кровью, Паоло коротко прижал Пьетро к себе. Провел ладонью по намокшим кудрям и тихо сказал:
- Слава Господу, ты пришел вовремя. Один бы я с ним не справился.
Так, застыв посреди полного разгрома, они стояли какое-то время не в силах пошевелиться или произнести хоть слово, пока Кукуло не выдохнул:
- Надо позвать слуг. Пусть уберут тело.
Актер осенил себя крестным знамением и поблагодарил своего ангела хранителя за то, что тот  сегодня спас ему жизнь. Хотя, возможно, его ангелом был Пьетро Фраучи, смешливый, языкатый  младший брат.
Следом за благодарностью небесным силам на ум Паоло пришла страшная догадка о том, почему Джузеппе Бассо решил развлечься именно так. Подмена оказалась не просто удачной шуткой, а попыткой  спастись.
- Хитроумен оказался сер Джузеппе. Подменил себя мной, - взгляд Паоло был темен и горек, как у любого жестоко обманутого честного и немного наивного человека, которого только что чуть не отправили на тот свет. – Как же так, Пьетро…

0

7

Фраучи сотрясала крупна дрожь. Широко распахнутыми глазами он смотрел на брата, которого едва не потерял, краски бежали с его лица и буйство отступило. Он понял, что натворил он сам и что замыслил купец, которому он опрометчиво доверял.
- Прости меня, - всхлипнул юноша, чувствуя, как удушающий ком встал в горле. - Прости меня, Паоло!
Цепляясь за его одежду, Пьетро опустился на колени, обнял ноги Кукуло, низко клоня голову, тяжелую от стыда и горечи. От запаха крови его мутило.
- Прости! - актер заплакал, не в силах успокоиться. - Это я виноват! Это все я и моя дурость! Я ведь верил этой твари, я ведь не знал, что он так легко может распорядиться тобой! - Пьетро прижался щекой к колену брата, до боли закусил костяшку пальца. - Иуда! - простонал он, мотая головой.
Он стал ожесточенно тереть глаза, от крови, которая была на пальцах, их защипало. Стиснув зубы и жестоко сощурившись, Пьетро с горем пополам проморгался, но не знал как теперь смотреть Кукуло в лицо.
Служанка, прибежавшая первой, подняла визг. На ее крики устремились и остальные и в одну минуту в комнате стало тесно.
- Хозяин! - трясся старый кастелян, хватая Кукуло за руки. Глаза у него были белыми от страха. - Хвала Господу, вы живы!
- У дома я видел еще двоих, - хрипло сказал Пьетро слугам, которые обступили мертвеца.

Отредактировано Pietro Frauchi (20.07.2011 20:02:33)

0

8

- Не твоя в том вина, - тихо ответил Кукуло, помогая Пьетро подняться. Сам Паоло был потрясен не меньше брата, но в отличие от Пьетро это потрясение выразилось в каком-то неестественном, отстраненном спокойствии, будто все это происходило не с ним.
Смерть прошла стороной, задела крылом и истаяла в ночи дымом. Покои купца словно бы превратились в подмостки, кровь - в щедро разлитую киноварь. Лица слуг смазались в светлые пятна. Трагедия, задуманная сером Джузеппе, была сыграна отменно.
«Чтоб тебя черт побрал» - в сердцах проклял купца Паоло. Его не страшила близость смерти, куда как больше ранила подлость.
- Со мной все в порядке, - заверил Кукуло, медленно отстранившись от кастеляна. – Уберите это, - взгляд актера пристальный и недобро прищуренный заскользил по лицам слуг.
- Ну, кто из вас впустил душегуба? – спросил он теперь словно бы и вправду ставший хозяином чужого дома.
Ответа не ждал. Справедливости не требовал.
- Заприте двери. Те двое пусть идут своей дорогой.
Паоло не знал, что за дела были у Бассо с теми, кто подослал убийц, и теперь не хотел вляпаться больше.  Придержав Пьетро за плечо, Кукуло сжал ладонь, безмолвно давая знать, что они по-прежнему вместе, что бы ни случилось.

+1

9

Слуги расходились - мужчины молча, женщины причитая. Тело вынесли прочь два дюжих конюха. Кастелян с отвращением посмотрел на лужу крови, безобразно расплывшуюся по полу, и приказал приготовить для господина другую спальню. Пьетро следил за происходившим как потерянный, пока им не предложили вымыться и переменить одежду.
Их с Кукуло препроводили в соседнюю комнату. Она была такой же просторной, как и хозяйская спальня: видимо, предназначалась для будущей хозяйки, коли таковую негоциант захочет ввести в свой дом. Довольно скоро принесли и воды. Она была едва теплая, но зато служанки натаскали половину бадейки. Та из них, кто смыслила в лечении, осмотрела руку Паоло, хотя кастелян настаивал, чтобы вызвать доктора. Но, к счастью, порезы оказались поверхностными и кровь быстро унялась. Поэтому потребовался лишь чистый бинт да поцелуи заплаканной Леонции, которая, кажется, пуще всех перепугалась за мнимого купца, а потому после бинтования приложилась губами к тыльной стороне его ладони.
- Как хорошо, сер, что к вам прибежал ваш друг, - сказала она.
- Вы все у меня до утра глаз не сомкнете! - гремел где-то внизу кастелян, распекая прислугу.
Пьетро, сорвав с себя окровавленную одежду, с остервенением терся мочалкой. К тому времени вода совсем остыла, но актер не обратил на это внимание. На смену для него нашлись и штаны, и рубашка. Юноша натянул ее  и уселся на сундук.
Леонция принесла кувшин вина и Пьетро жадно напился, осознав, как сильно пересохло у него в горле. Таких переживаний ему еще не доводилось испытывать.

Отредактировано Pietro Frauchi (24.07.2011 22:23:42)

+1

10

- Я этого просто так не оставлю, - тихо сказал Паоло, после того, как их с братом оставили в покое и все погрузилось в вязкую ночную тишину. Негромкие свои обещания Паоло старался выполнять, и если уж что-то решил, то делал это непременно с завидным упорством, несмотря на сложности.
Зная, что Пьетро расстроен и подавлен тем, что явился косвенным виновником произошедшего, Паоло поостерегся лишний раз давить на больное. Только добавил:
- Мне понадобится твоя помощь.
Правду говорят, что как досадить ближнему своему человек придумывает быстрее и лучше, чем что-либо остальное. Поэтому хитроумный план Кукуло не заставил себя ждать. Щедро плеснув вина из кувшина в свой кубок, Паоло начал излагать  ход своих мыслей:
- Мы не знаем, кто хотел убить Бассо, и знать это нам ни к чему, но можем сделать так, что он пожалеет о том, что доверил мне свое хозяйство. Завтра я сообщу, что на меня напали, и постараюсь сделать так, чтобы об этом узнал весь Рим. А в благодарность за чудесное свое спасение сер Джузеппе пожертвует кругленькие суммы приютам и церквам, чтобы люди повсеместно говорили о его доброте и щедрости. Когда же он вернется, ему ничего не останется, как согласиться с моим решением, ибо иначе ему придется объясняться, как я оказался в его доме, а значит, он подтвердит, что подставил другого человека вместо себя и надеялся трусливо избежать собственной судьбы. Деньги же он вернуть не сможет, ибо то, что попало в лапы святых отцов, обратно не вырвать. Ну, что скажешь? – довольный собственной выдумкой, Паоло приобнял хмурого брата, взъерошивая золотистые кудри. Поблагодарить Господа за чудесное спасение и правда стоило, и почему бы не воспользоваться деньгами Бассо?
- Мы соблюдем все правила уговора, не возьмем денег себе, а значит не окажемся грабителями, - меж тем заметил Кукуло. – Комар носа не подточит.

+1

11

- Хитро придумано, - буркнул Пьетро у него из-под руки.
Если Кукуло не обязательно было упрекать его, актер сам себя поедом ел. Чувство вины долго еще будет ему аукаться, долго будет сниться безымянный убийца, и то чувство живой, агонизирующей плоти под ножом.
Фраучи обнял брата в ответ, в последний раз шмыгнул носом и решил, что унынию сейчас не место. Главное, Паоло жив и все обошлось.
- Мамаша бы тобой гордилась, если б знала, - хмыкнул юноша, убирая со лба волосы. - Давай сделаем все, как ты предложил. Пустим Бассо по миру! Можно даже заказать благодарственные службы, пусть увидят люди, как следует славить Господа нашего. У Бассо будет такое доброе имя, что ему тошно станет самому. Сам же знаешь как бывает: если хоть раз проявишь щедрость, потом тебе весь порог обобьют просители и всякие приживалки.
Пьетро мстительно засмеялся и взял свой кубок и звякнул его краем о край кубка Паоло.
- Твое здоровье, братец. Живи сто лет! Я уж не знаю, в рубашке ты родился или нет, но Бог точно тебя любит, - он сделал пару глотков, поймал тыльной стороной ладони каплю с подбородка. Посерьезнев, он добавил. - Только на улице не надо появляться одним, уж лучше с охраной. Вдруг то были упорные скоты, которые могут рискнуть еще раз? Стой... А вдруг Бассо решит отыграться на нас за розданное добро? От такого всего можно ожидать.

Отредактировано Pietro Frauchi (28.07.2011 13:44:42)

0

12

- Если и решит, то тайно. Подумай сам, стоит ли мстить самому себе за щедрость? Если он возьмется оспаривать содеянное, то поступит глупо и посрамит себя. А если решит на нас с тобой отыграться, то мы и второй раз себя не дадим в обиду. Об этом кто-нибудь прознает, и уж тогда Бассо окажется опозоренным во сто крат, - Паоло мотнул головой.
– Нет, Пьетро, слишком уж это для него громко. Придется снести молчаливо и смиренно, - хоть голос Паоло звучал тихо, в нем чувствовалась необычная для Кукуло желчь. Человек тихий и добрый, пережив покушение, он теперь был едва ли похож на самого себя.
- Что бы я без тебя делал… - вздохнул актер. – Если бы ты вовремя не подоспел, братец, лежать мне как тому несчастному бездыханным и холодным. Вот ведь шельма, говорил, что хочет пошутить. Мы теперь тоже по-своему пошутим, поступим по справедливости. Коли не дурак – снесет тихо, а коли станет рыпаться, я придумаю что-нибудь еще, и тогда у Бассо станет одним врагом больше. Хотел бы я знать, кому он так насолил, что за его головой наняли охотника. Еще двое, говоришь, были внизу? Кабы не матушка и отец, я бы поискал концы, но не хочу их расстраивать, ибо во второй раз это может кончиться плохо. Но кто впустил убийцу надобно узнать обязательно. Предатель наверняка в доме.
После всего близость Пьетро казалась Паоло естественной и, недолго думая, он поцеловал брата в гладкую как у девицы щеку, затем смутился и опустил взгляд. Господь сегодня простит, ведь не так давно актер едва не отдал ему душу. Паоло чувствовал себя словно в осажденной крепости, однако вместо уныния, актер был исполнен решимости.
- Мало кто поверит актеру, но ты был свидетелем, Пьетро. И если нас будут спрашивать о том, говори всю правду. Только отца и матушку побереги, чтобы за сердце не хватались. Расскажем им аккуратно, без подробностей. Леонция… так руку целовала, добрая душа. Хотел бы я с ней помиловаться, - Кукуло слабо улыбнулся.

0

13

- Ну, целовала она не твою руку, а руку своего хозяина, - обронил Пьетро, у которого ревность дернула, как больной зуб.
- Пусть Бассо сам ищет, кто открыл дверь, - юноша спрыгнул с сундука и подошел к окну, которое выходило во двор. По случаю происшествия он был ярко освещен, между кустов ходили слуги с факелами. Фраучи приложил ладонь к щеке, в которую пришелся поцелуй брата, как будто не хотел, чтобы ощущение это улетучилось. - Мы актеры, Паоло, а не ищейки. Даже если бы мы нашли эти самые концы, что бы мы стали сделать? Сегодня просто повезло. А родителям скажем, что дом хотели ограбить, все прочее спишем на слухи. Даже если до них дойдет весть, что было покушение на убийство, будем все отрицать. Нам они поверят скорее, чем кому-либо, тем более тебе: известно ведь насколько ты честен.
Пьетро повернулся к Кукуло опечаленный, но решительный.
- Я буду с тобой неотлучно, пока мы не окажемся дома, в кругу родных и друзей. Я чуть было тебя не потерял сегодня. Когда мысль об этом приходит на ум, меня бросает в дрожь, - юноша вернулся к сундуку, снова пригубил вино, а потом взял Паоло за руку и открыто встретил его взгляд. - Я никогда, никогда больше не подвергну тебя опасности, - тихо, но твердо пообещал он.

0

14

Паоло глянул на Пьетро долгим внимательным взглядом:
- Да уж, - вздохнул актер, - и она не мне целует руку… - осекшись, продолжать не стал. Запил горькие слова вином, да проглотил, ведь и Пьетро когда-то бегал к Бассо, миловаться. Ревность медленно заворочалась внутри, подняла узкую змеиную голову и укусила, как всегда, за больное. Вспомнив о грехе, Кукуло мысленно попросил прощения у Господа. Тяжело вздохнул. Уж больно хорош был Фраучи, непоседливый, улыбчивый, ладный. За такую улыбку можно было все что угодно отдать и умереть не жалко. Да только о том надо было молчать, и Кукуло молчал, изводился немой ревностью. Ловил урывками заботу и думал о том, что тайная запретная любовь его до добра не доведет.
– Ты прав, - сказал Паоло после недолгого молчания, - условимся шума не поднимать, скажем, будто хотели обокрасть.
Как это всякий раз бывает после сильных переживаний, на Паоло теперь накатила глухая черная тоска. Следил за братом, слушал, после, когда тот взял его за руку, отставил кубок и широко зевнул.
- Завтра у нас важный  день. Надо бы уже поспать, - несмотря на то, что слуги недавно торопливо затерли  в соседней комнате пятно, запах крови еще стоял в воздухе, и Паоло невольно поморщился, вспоминая происшествие. Тронул плечо Пьетро, улыбнувшись в ответ на обещание, ткнулся бедовой головой и тихо рассмеялся.
- Мы оба в рубашке родились. Я в это верю.

0


Вы здесь » Il Novellino » Realta » "Подмененные" - 3