Il Novellino

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Il Novellino » Realta » "Подмененные" - 4


"Подмененные" - 4

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Место: Рим.
Время: год 1550, месяц август.
Действующие лица:
- Пьетро Фраучи.
- Паоло Кукуло.
После злополучной ночи братья пускают добро Джузеппе Бассо по ветру, богоугодно мстят, жертвуя деньги направо и налево.

0

2

Субботнее утро было ясным и свежим, но после ночной драки и всех переживаний просыпаться было тяжко, как будто с похмелья. Пьетро, едва только открыв глаза, хватился было в поисках Кукуло, но тот мирно спал рядом, и юноша, прижавшись к его спине, устроился, чтобы подремать еще немного. Память, однако, услужливо подкинула картины вчерашней драки, словно только и ждала пока актер проснется.
Во рту у Пьетро стало горько, хлестнул плетью давишний стыд, и молодой человек невольно крепче вжался в братнину спину. Впервые за долгое время он, едва продрав глаза, пробормотал благодарственную молитву. Верно говорят, что ангелы-хранители своей рукой водях незрячих и сущеглупых. Фраучи чувствовал себя именно таковым.
Приподнявшись на локте, он заглянул в лицо спящего.
Нужно было будить Паоло, ведь им предстоял длинный день, полный хлопот, но Пьетро все не решался. Кукуло спал спокойно, однако строгая черточка легла на его переносице, он хмурился во сне. Расталкивать было жалко.
Наклонившись, Фраучи украдкой, мимолетно и быстро поцеловал влажный висок брата, а потом легконько потормошил за плечо.
- Паоло, - тихо потянул он, позвав Кукуло. - Паоло. Просыпайся...
Свободно и легко они вздохнут только дома, там же и отоспятся. Пьетро только сейчас понял, как может не хватать их родного очага, того, как голос матери звучит по утрам, как она поет, собирая на стол нехитрую снедь, или печет лепешки. Он страстно захотел, чтобы все вернулось на круги своя.
- Проснись, - и Пьетро засвистал по-птичьи: "Твить-вить-вить". Они иной раз подшучивали друг над другом с самого утра. То Паоло засунет брату в нос травинок или запустит под одеяло ужа, то Пьетро в отместку ему завяжет узлами штанины. До драк доходило, но сейчас актеру казалось, что он никогда больше не станет потешаться над подкидышем - после пережитого.

+1

3

Пробуждаясь, Паоло вздрогнул, тяжко и протяжно вздохнул, только после открыв глаза. Последние видения сна медленно растаяли в свете утреннего солнца и легком посвисте Пьетро. Кукуло покряхтел, потягиваясь, глянул на брата недовольным взглядом  и сел на ложе, спустив ноги на богатый мягкий ковер, которым был устлан пол.
Потер глаза.
Снились ему матушка и отец. Оба недовольные тем, что произошло. Отец бурчал, матушка вздыхала, и Кукуло отчего-то было стыдно, что он в затею сера Джузеппе ввязался. Во сне он все оправдывался тем, что ничего не знал и обещал не делать глупостей. А как проснулся, так мигом вспомнил, что они с братом задумали.
Было неловко перед родными, но Паоло утешал себя тем, что их негодование было лишь сном, а то, что случится наяву, зависеть будет от того, что он сам им расскажет.
Кукуло мотнул головой. Поскреб щеки, колючие от щетины. Насупился, после на ненаглядного братца Пьетро поглядел.
- Слава Господу, что проснулись, - усмехнулся актер. – Вижу, голова у тебя, как и у меня, тяжелая. Ничего, как начнем наше дело, тотчас прояснится.
Пьетро было жаль вдвойне, ибо именно он взял на себя тяжелый грех убийства. Однако иначе не могло быть в деле, где либо ты, либо тебя.
Прежде чем звать прислугу, Паоло помедлил, разглядывая брата и будто еще раз убеждаясь в том, что Пьетро согласен на то, о чем говорили вчера.
Бывает так, что утро меняет решения вечера.

Отредактировано Paolo Cuculo (17.08.2011 20:50:08)

+2

4

- Да, - откликнулся Фраучи, согласно кивая. - Надо вставать.
Вопреки словам вставать не хотелось, он так и сидел на кровати, растрепанный со сна и очень уставший с виду, будто и не спал вовсе.
Про убийство Пьетро запретил себе думать. Он сделал то, что было нужно, иначе бы не дожить им до утра. Жизнь брата важнее, чем чистые руки.
Юноша выбрался из постели, попутно скинув рубашку, налил в таз для умывания воды и макнул в него бедовую голову. Холод оказался очень кстати, бодрил, поэтому Пьетро долго и с удовольствием плескался, ежась.
- Вот так-то лучше, - наконец выпрямился он, фыркая, и откинул мокрые волосы назад. В голове у него прояснилось. - Теперь и жить можно.
Нужно. Остался ведь последний рывок, день простоять да ночь продержаться, как говорится. А потом, когда они раздадут все долги, то пошлют Бассо к черту.
- Как думаешь, сколько нам денег потратить? - задумчиво спросил актер, натягивая рубашку на влажное тело. Затем отыскал штаны и принялся с ними возиться, пытаясь вывернуть налицо. - Джузеппе богат, как Крез. Нам надо хорошенько его мошной тряхнуть, чтобы ему потом было о чем плакать...
Все, что они потратили на личные нужды и подарки за неделю, едва ли можно было описать как разорение, хотя братья купили обновки и себе, и родным. А сегодня требовался размах.

Отредактировано Pietro Frauchi (14.08.2011 23:51:54)

0

5

Паоло нехотя поднялся с кровати, прошлепал босыми ногами по ковру и  рывком раскрыл окно. Прищурился от яркого света, ударившего в глаза.
-  Разорять твоего доброго покровителя мы не будем, - ответил Кукуло, обернувшись, и в голосе звучал неподдельный сарказм. – Для этого надобно много времени. У сера Джузеппе денег куры не клюют, - актер вздохнул. – Возьмем столько, чтобы было ему жаль, да ничего сказать не мог. Но для начала посмотрим расходные книги.  Все по уму должно быть.
Возможно, и сам Паоло, если бы не был актером, стал хорошим дельцом. Он рассудил, что надобно посчитать доход Бассо за последние два или три месяца и, исходя из этого, сделать пожертвование. Мысль эту Паоло обстоятельно и подробно изложил брату перед тем, как позвал слугу, чтобы тот побрил его.
После, умывшись и сменив рубашку, когда братья вновь остались одни, он предложил:
- Чтобы не было лишних разговоров, я велю управляющему разобраться с этим делом и действовать от имени хозяина, - с явным удовольствием актер облачался теперь в одежды сера Джузеппе.  – Тот не должен заподозрить ничего неладного, тем более, что повод для пожертвований есть. На службу обязательно надобно явиться мне, и молиться так усердно, чтобы все вокруг заметили это, - гладко выбритый, богато разодетый мнимый купец с гордо поднятой головой встал перед Пьетро. Взгляд был внимательным и цепким, как тогда, когда Бассо предлагал актеру работу.
- Сначала к управляющему, затем в церковь, а после хорошенько потрапезничаем да выпьем вина.
Кто бы мог подумать, что тихоня Кукуло, вынашивая план мести, проявит такую сноровку и будет столь хладнокровен и жесток.

Отредактировано Paolo Cuculo (17.08.2011 21:55:31)

+1

6

- Ну и хитер же ты, братец, - покачал головой Пьетро. - Откуда только что берется...
Он никогда не представлял себе Паоло таким: расчетливым, хватким, как настоящий делец. Однако же, поразмыслив, Фраучи решил, что удивляться все таки не стоит. Несколько лет назад никто не подозревал даже, что у него есть талант актера. А теперь, чем черт не шутит, почему бы и не проявиться таланту купца?
- Ты полон сюрпризов, - заметил юноша, надкусывая яблоко. Усмехнулся. - Может, ты и правда купеческого сословия, а? Никто ж точно не знает. Или еще выше - благородный.
Пьетро шутил по-доброму. Кукуло никогда не пеняли тем, что он подкидыш, не называли лишним ртом. Родители даже радовались тому, что Бог все таки наградил их двумя сыновьями, ибо мона Мария кроме Пьетро не произвела на свет никого.
- Будь по-твоему, - юноша хлопнул Паоло по плечу. - Ты, кажется, знаешь что делаешь, и понимаешь поболе, чем я. Пойдем, навестим управляющего.
Пухлый Доминико Маццола, который ведал делами хозяина, прежде всего от души поздравил того со счастливым спасением, прикладывая руку к сердцу. Пьеро, не вмешиваясь, скромно наблюдал со стороны как лебезит этот забавный человек перед Кукуло, угодливо показывая ему то одни цифры, то другие. Мнимый купец, если и чего-то не понимал, то держался отлично, не показывая виду и заставляя Маццолу говорить за него. Желанию хозяина управляющий, конечно, не удивился, но щедрость произвела на него должное впечатление и брови мужчины, как две мохнатые гусеницы устремились под сень лезших на лоб волос.
- Как пожелаете, конечно, - бормотал Маццола, листая толстые тетради послюнявленным пальцем. Пьетро украдкой усмехнулся, прикрываясь кулаком.

+1

7

- Коли был бы я благородным, то не занимался этим шутовством сейчас, - добродушно усмехнулся Кукуло, отряхнув рукав богатых купеческих одежд и хлопнув брата по плечу. – Считай, что всем премудростям я у нашего любезного сера Джузеппе обучился. Уж очень была хороша его наука.
Теплый прием у управляющего пришелся Кукуло по душе, а потому, заметив, как тот старателен перед хозяином, Паоло принялся беззастенчиво использовать это себе во благо. Маццола суетился, время от времени бросая удивленные взгляды то на купца, то на его спутника. Когда необходимые бумаги были готовы, управляющий отрядил поверенных с тем, чтобы выполнили все указания сера Джузеппе, а довольный результатом Кукуло, поблагодарил Доминико крепким объятьем, от чего Маццола, и не подозревавший о том, что сотворил, расцвел в широчайшей улыбке и кланялся до тех пор, пока мнимый купец не перешагнул порог.
В церкви же было устроено еще более пышное представление, ибо туда сер Джузеппе явился в виде кротком и благоговейном в сопровождении двух слуг и все того же Пьетро. Изображая трогательное смирение, он простоял всю мессу на коленях. Истово крестился, тем самым заставляя прихожан оглядываться украдкой, а честных и наивных христиан – сочувствовать. Паоло не сомневался, что к вечеру заговорят о том, что в церкви на купца Бассо внезапно снизошел Святой дух.

+1

8

Пока счастливо спасенный Джузеппе Бассо истово прилюдно молился, Пьетро держался и того скромнее, стоя рядом со слугами, как челядинец. Незачем давать людям лишний повод для сплетен и пересудов. Однако не смотря на то, что нынешний поход по святым местам был по большей части надуманным, выставленным напоказ, актер от души помолился и поблагодарил Господа за милость. Страшно и невероятно было думать о том, что и Паоло, и даже он, Пьетро, никогда бы не увидели этих витражей, ведь мертвыми бельмами много не наглядишь.
После ночи зато жизнь казалась как будто слаще. Юноша, обычно вовсе не набожный, сейчас с удовольствием вдыхал запах ладана и тяжелых восковых свечей, рассматривал витражи с добрыми, улыбающимися лицами святых и ангелов, и чувствовал как на него снисходит покой.
Удивительные перемены он разглядел и в Кукуло. Тот стал в одночасье смелее и решительнее, чем был раньше, но быть может, Фраучи до этого был не слишком внимателен. И в то же время Паоло остался тем же грустным юношей. Как будто какая-то неимоверная тяжесть все лежала на его плечах, как снежная шапка на вершине горы. Но Пьетро казалось, что он никогда не дознается в чем же причина такой грусти.
После службы мнимый купец раздавал милостыню на паперти, щедро одаряя всяких перехожих калек и побирушек. Те низко кланялись, сжимая в заскорузлых ладонях монеты и благословляя добродетеля.

+1

9

Однако на раздаче милостыни попрошайкам дело не окончилось. Желая как можно громче отблагодарить Господа за чудесное спасение, а на самом деле как можно сильнее досадить купцу, Паоло устроил пир на весь мир в веселом доме, куда отправился сразу после моления в храме.
По мере того как мнимый Джузеппе Бассо шел по улицам вечного города, вереница прихлебателей, буквально подобранных на улице, быстро увеличивалась, а потому в двери небезызвестного заведения ввалилась довольно приличная толпа мужланов, жаждущих выпить и потискать девок за чужой счет.
Теперь никто не мог сказать, что купец Джузеппе Бассо скуп.
- Делайте что хотите, друзья мои! – заявил Кукуло с порога, широким жестом указав на открывшийся перед случайными знакомцами эдем с полуголыми ангелами в желтых чулках. Затем подмигнул Пьетро. Тут же поднялась невообразимая суета.
– Коли в карты вздумаете играть, то играйте на свои, - предупредил мнимый купец, сам же направился к хозяйке, дабы обговорить расходы. После  Кукуло заказал для себя и Пьетро дорогого и сладкого мускатного, а для гостей недорогого, но хорошего вина. Заплатил музыкантам, чтобы весь вечер звучала приятная и веселая музыка и, оглядев творившийся вокруг беспорядок, благодушно улыбнулся, довольный содеянным безобразием. Так улыбается удачной проказе малый ребенок, тем более радостно, если в зрителях и соучастниках оказался такой же малец.
Гостей уговаривать не пришлось. Под звуки лютни и рожков те с удовольствием предались плотским утехам и пьянству. Расторопные стряпчие обжарили мясо. С шафраном и зеленью на больших блюдах подали на общий стол. Хватая крупные сочные куски, бродяги запивали их вином, тесно тискали девиц.
- Хороший вечер, - удовлетворенно вздохнул Кукуло, занявший с Пьетро отдельный стол. Прищуренный взгляд искал личико помилее, но отчего-то не находил, и вовсе не потому, что не было среди раскрашенных и полуголых девиц ни одной годной, а потому что ни одна из них не была хоть мало-мальски похожа на любимого братца Пьетро.

+1

10

- Еще бы! - подтвердил Фраучи, вольготно устроившийся рядом с Кукуло.
Ему было хорошо. Тугая пружина беспокойства постепенно ослаблялась, затея их удалась на славу, и Паоло приложил все усилия для этого. Юноша не предполагал, что вечерний их загул будет иметь такой размах, но радовался этому. Когда еще доведется? Думать о завтрашнем дне не хотелось, да его как будто и вовсе не было. Пьетро смеялся, глядя на ужимки затесавшегося среди гуляк комедианта, юркого, как обезьяна, с таким же подвижным лицом. Когда забавник надоел, юноша запустил в него виноградиной.
От сладкого вина Пьетро быстро разморило, он скинул куртку. В общем зале было шумно и душно, говорить приходилось громко, почти что прямо на ухо соседу. Музыканты грянули плясовую и по залу завился хоровод хохочущих гостей и девок.
Фраучи вытер губы от сока и, обняв брата за шею, поцеловал его в щеку. Моменты радости пролетают скоро, как ласточки и стрижи, нужно уметь их ловить. Заметив, что Кукуло разглядывает девиц, Пьетро посмотрел в ту же сторону:
- Понравилась какая? -  шлюхи, хотя и поглядывали в сторону не в меру щедрого купца, без особого приглашения не подходили и не подсаживались, только прохаживались мимо, улыбками обещая все земные радости. Пьетро знал, что братцу нравятся больше светленькие, но раз сегодня все как одна были не в масть, то выбирать приходилось из того, что есть.

+1

11

Паоло сделал глоток душистого и сладкого как мед и вина. Украдкой вздохнул и, чтобы не выдать себя, кивком указал на чернявую, смуглую как мавританка, девицу с тонкими ключицами и запястьями. Та плясала отчаянно, будто бесноватая. Резко ладони взлетали вверх, покачивались узкие, как у мальчишки бедра, да дрожали маленькие, с острыми  накрашенными сосками груди; бесстыдно задирая ноги и сверкая гладкими пятками, она стреляла глазами по сторонам. Но стоило только какому-нибудь гуляке приблизиться с объятьями, тут же отталкивала.
Словно не обычной римской шлюхой была, а дамой из благородного семейства.
- Смотри, какая козочка, - усмехнулся Паоло, наблюдая, как плясала чернявая, и так, и сяк. – Как думаешь, есть в ней темная кровь? Вон как глаза горят! О такой взгляд обжечься можно.
Отставив бокал и отодвинув блюдо, мнимый купец поднялся из-за стола, чтобы неспеша направиться к пляшущей блуднице. Двигался медленно, осторожно, словно шел к дикому зверю,  чтобы накинуть сеть. Поманил гулящую пальцем. Улыбнулся улыбкой заученной у Бассо, самоуверенной и широкой. 
Девка глянула на него, подняв бровь, а после рассмеялась, демонстративно повернувшись задом. И, может, не хотел бы Паоло играть в эту игру, да томившая сердце тоска была так тяжела, что хоть в омут с головой бросайся.
Прильнув к узкой девичьей спине, мнимый купец накрепко сжал шлюху в тесных объятьях, да поцеловал в шею, там где было влажно, у корней темных густых волос.

Отредактировано Paolo Cuculo (16.09.2011 19:20:32)

0

12

Пьетро, щурясь, наблюдал за братом со своего места. Привычно кольнула зависть, и юноша поспешил залить ее вином, подсластить досаду. Не бывать тому, чтобы и в жизни было так же, как на сцене, а потому за Кукуло нужно было порадоваться. Не часто выпадает такое широкое гулянье, пусть уж отведет душу как следует. Им приходилось иногда делить женщин, но сегодня пусть все поцелуи смуглой красотки достанутся Паоло, весь зной ее тела и все вздохи.
Осушив кубок, юноша встал. Никаких девок ему не хотелось, но, чтобы не киснуть, он решил присоединиться к танцующим. Когда Пьетро проходил мимо брата, на него налетела шлюха, которая вырвалась из рук Кукуло. Фраучи поймал дикарку и с силой толкнул ее обратно, в объятья Паоло:
- Целуй его крепче! - воскликнул актер, перекрикивая музыку. Смех его был принужденным, но кто заметит подлог? Пьетро вырос на сцене.
Окунувшись в танцевальную круговерть, юноша ненадолго забылся. Послушный мелодии, он почти не различал лиц, не обращал внимание на неуклюжесть подвыпивших гуляк, казалось, даже самое себя не помнил. Однако, когда вернулся обратно к столу, чтобы утолить жажду, первым дело осмотрелся в поисках Паоло.

0

13

Тем временем Паоло, которому вино ударило в голову, а танец разгорячил кровь, в укромном местечке прижав девицу к стене, удовлетворял страсть. «Мавританка» то стонала, прикусив губу, то смеялась как полоумная, когда он жадно, обдавая винными парами, целовал ее. Кукуло тяжело дышал, звуки музыки отдавались тяжелым гулким эхом, пот бежал по лицу, взгляд туманился не то от досады, не то от страсти к Пьетро, которую он вымещал на чернявой, беспардонно, резко и зло.
Когда все закончилось, и девица как сытая кошка облизала искусанные губы, Кукуло сунул в ее ладонь несколько монет, пошатываясь и шнуруя на ходу гульфик, пошел прочь. Расталкивая танцующих и обнимающихся собутыльников, он вернулся к столу и, опершись одной рукой, показательно вытер рукавом рот. Так делает человек, напившийся вдосталь. Затем, положив ладонь на затылок брата, привлек его к себе, чтобы тоже от души поцеловать.
- Пора уходить, - выдохнул тяжело.
Уходить из веселого дома не хотелось. Когда еще он сможет так открыто, пользуясь чужим именем, малым и недолгим опьянением, целовать Пьетро на глазах у всех? Когда еще будет чувствовать себя свободным и не бояться греха?
От этих мыслей Кукуло невольно протрезвел.
- Уйдем тихо, через черный ход. Хозяйке я заплатил, чтобы все, кто хочет, гуляли до утра. Не будем испытывать Фортуну.
Будь проклято здравомыслие, думал Паоло, говоря эти слова. Совесть и ум, что голодные звери, - ни днем ни ночью, ни в веселье ни в постели покоя не дадут.

0

14

Следуя за Кукуло, Пьетро досадливо морщился, заламывая брови. Он и рад бы уйти, сбежать от лишнего шума, но зачем только глупый брат поцеловал его? В шутку ли, нарочно ли, вспомнив Бассо, или же просто вино ударило в голову? От нежданной, жаркой ласки в штанах стало тесно, и Пьетро никак не мог отвлечься. Он думал о том, сколько в том поцелуе случая, и сколько его, Пьеро, удачи. И что будет, если сейчас, пока они бредут по темному проулку, он обнимет Кукуло, ибо соблазн был так велик... Много раз юноша испытывал что-то подобное, но никогда не забывался.
Спотыкаясь, Пьетро брел позади брата, комкал куртку и проклинал все на свете: и шлюх, и вино, и тот день, когда ему приглянулся подкидыш. Проклинал и Бассо, с его затеей и с его лицом, так напоминавшем Кукуло, и неуемного беса под ребром. Больше всего на свете, однако, он боялся, что Паоло отвернется от него.
- Поцелуй меня еще раз, - пробормотал Фраучи так негромко, что могло бы и послышаться. Кукуло скорее всего и не поймет во хмелю, что обращались именно к нему.

0

15

Как ни надеялся Фраучи, а брат его услышал, ибо человек слышит лучше всего то, что сердцу ближе. Во хмелю же все на виду и слух для таких слов становится острее.
- Я здесь, любовь моя!  - с пьяным смехом Кукуло обернулся и, заключив брата в объятья, поцеловал в щеку. - Мучительна разлука, но близость вдвое тяжелее… - теперь, чуть отстранившись, Паоло держал Пьетро за плечи и улыбался, но взгляд был грустным.
Если бы не этот взгляд, то можно было подумать, что подкидыш издевается, цитируя слова пьесы. Однако именно они остаются у актеришки, когда нет иных слов.
Некстати Паоло икнул.
- Мы сядем на корабль и уплывем туда, где нас найти не смогут… - шепотом сказав это, Паоло крепче обнял брата и более ни слова не проронил. Кто знает, что будет завтра? Пока не наступит рассвет, все нипочем. Вино притупило стыд и страх, но не настолько, чтобы не помнить на утро, когда трещит голова и во рту вязко, словно помета объелся.
Однако оба обо всем помалкивали.
В середине следующего дня на Апиевой дороге у церкви Домине-Кво-Вадис их должен был ожидать Бассо, с которым Паоло надлежало обменяться одеждой в укромном месте. Проторчав там с самого раннего утра до трех по полудни, братья уже было собирались обратно в Рим, как Паоло заметил человека как две капли воды похожего на него.  Кивнув брату на прохожего, Кукуло устремился к Бассо и поприветствовал его как полагалось доброму христианину. Бассо только и успел, что ласковую личину надеть, однако взгляд был удивленным.
- Все ли хорошо? – осторожно спросил Джузеппе, внимательно разглядывая Пьетро и Паоло.
- Как видите, сер Джузеппе, - ухмыльнулся Кукуло, и по тому, как он это сказал, Бассо понял – обо всем знает. Когда менялись штанами, руки у купца заметно дрожали.

Отредактировано Paolo Cuculo (21.09.2011 14:04:18)

0

16

Пьетро же купец стал в короткий срок отвратителен. И как только таких подлецов земля носит? Видно, Бог для всех и впрямь какую-то свою участь приготовил, раз Бассо до сих пор черти в пекло не забрали.
Заметив, что юноша на него пристально смотрит, Джузеппе подмигнул ему и даже улыбнулся, но ответом ему стала презрительная гримаса. "Не смей ко мне больше подходить, мразь", - в глазах Пьетро, обычно ласковых, сейчас не было ни капли тепла или приязни. Он стыдился теперь того, что связался с Бассо.
Когда с переодеваниями было покончено, пришло время платить актерам за работу. Купец явно не рассчитывал на то, что будет в том нужда, поэтому кошель с золотом пришлось вывернуть целиком, опрокинув золото в подставленные ладони.
- В город вернемся порознь, - заявил Пьетро, пряча деньги. - Не нужно, чтобы вас видели рядом. Только слепой сходства не разглядит. Идем, Паоло, - он взял брата за руку и потянул. Обернулся потом и бросил через плечо, как будто костью в собаку целился. - Прощайте, сер Джузеппе. Крепкого здоровья. Оно Вам понадобится.
В Рим возвращались молча. Обочина дороги пылила, проезжающие мимо повозки скрипели на разные голоса, рассказывая о том, что наступил конец благодатного, богатого плодами лета.
- Жаль, что лица его видно не будет, - проронил наконец Фраучи, перестав кусать губы.

Отредактировано Pietro Frauchi (21.09.2011 21:58:14)

+2

17

- А нам не надо на него смотреть! – с неожиданным задором ответил Кукуло, мимолетно приобняв Пьетро за плечи. Уходящее лето бежало следом, на мягких лапах, бродячей рыжей кошкой. Яркое солнце светило в спину. День был как жемчуг бел и ласков, как влюбленная женщина. Жарко дышал, как краюха свежеиспеченного хлеба.
Пьетро и Паоло шли вперед неспеша, никого не боясь. Ведь теперь были свободны от обязательств и смерти.
Вечером сер Джузеппе поперхнулся вином, прознав о том, как славно он погулял минувшим днем. Впервые жизни его любезная улыбка стала мучительно кислой. Проклиная свою затею, купец крепко сжал в ладони кубок, будто желал раздавить весь мир, но не поддалось червленое серебро. Кроткая  Леонция заботливо похлопала любимого хозяина по спине.

+1


Вы здесь » Il Novellino » Realta » "Подмененные" - 4