Il Novellino

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Il Novellino » Realta » "Кровные узы" - 5


"Кровные узы" - 5

Сообщений 21 страница 25 из 25

21

Перед сном кардинал долго беседовал с Петруччо, который много более, чем казалось, был осведомлен о делах. Рябой цирюльник вначале слушал не перебивая, а потом высказал мысль о том, что как бы его преосвященству не оказаться между двух жерновов.
- И что ты под этим подразумеваешь? - спросил Рафаэле, пытливо разглядывая красивое, несмотря на следы оспы, лицо давнего друга.
- Борджиа и Сфорца. Сердечная привязанность и долг, - просто и прямо ответил Петруччо, а потом легко поднялся, собираясь уходить. Взял одну свечу.
- Погоди, - остановил его Рафаэле.
Петруччо взглянул на него озабоченно.
- Сердце что-то болит, - пожаловался кардинал цирюльнику.
Тот покачал головой:
- А если от этой боли лекарства нет? - Петруччо улыбнулся и вышел, а после вернулся с водой и настойкой. - Вы знаете ее причину, - добавил, когда Рафаэле мелкими глотками пил терпкое, горькое лекарство, не сдобренное медом как привык обычно. - Лучше исцелить ее по своей воле.
Когда Петруччо ушел, Рафаэле не мог заснуть. Заложив руки за голову, лежал на кровати, пока не услышал легкие женские шаги, как будто кралась кошка. Открыл глаза, увидел полосу света и фигуру монны Катерины в дверях. Так, лежа на кровати, широко раскрыв глаза, смотрел на нее безмолвно, не решаясь проронить и звука, чтобы как сон не спугнуть.

+1

22

Катерина, сделав шаг назад, застыла на месте, недвижимая. Словно бы некая невидимая сила не давала ей покинуть комнату, удерживая и заставляя учащенно биться сердце. Заметив, наконец, внимательный взгляд карих глаз, она мысленно стала проклинать себя, но отступать теперь было поздно.
Неизвестно, как долго тянулось, безмолвие. Мучительным был поиск нужных слов. Что сказать? Сослаться ли на бессонницу, на беспокойство о делах или желание получить благословение? Лгать Катерина не посмела бы. Только не ему. Но что же делать?....
Онемевшая, однако прогнавшая страх, графиня медленно ступила к кровати, на которой, будто притаившись, неподвижно лежал Рафаэле. В тусклом пламени свечи ее длинные, разметавшиеся по плечам волосы отливали червонным золотом. Простоволосая, в домашнем платье Катерина выглядела совсем юной, словно и не было минувших лет. Стан ее был гибок и поступь еле слышна. Она приближалась неотвратимо, из сновидения превращаясь в явь.
- Вы не спите… - шепотом произнесла Катерина, то ли спрашивая, то ли утверждая и без того видимое. – Простите меня. Я…
Но для непрошенного вторжения не было иных причин, кроме той, которую она отчаянно не желала признавать, и графиня замолчала на полуслове.

+1

23

Вынужденный весь день говорить о политике и сожалевший об этом не так давно, Рафаэле на мгновение растерялся. Монна Катерина стояла подле его кровати и не решалась произнести те слова, которые оба знали наверняка.
Растерянность тем не менее длилась недолго. Риарио не ответил ничего, но, поднимаясь, протянул женщине руку.
Теперь он никому не был должен, и призраки прошлого, некогда стоявшие между ними, отступили далеко во тьму.
О муже монны Катерины кардинал не беспокоился. Этого человека он не знал, и игры в благородство более не являлись для Риарио вопросом принципиальным.
Не пострадает честь семьи.
Все течет и все меняется.  Кроме страстных, жадных поцелуев и сомкнутых рук.
Графиня будто снова давила пальцами виноград. Кардинал мог бы поклясться, что вкус ее губ приятней и слаще любого вина. Оглушающая тишина укрыла их пологом, и только узкая полоса света не давала потеряться в жаркой августовской темноте.
Они не шептали друг другу слов признаний, не соревновались в изяществе фраз. Все было сказано за долго до этого, много лет назад, на празднике Петра и Павла, в саду. После того, как Джроламо Риарио вероломно предал их обоих.
Слово сказанное - есть ложь, и Рафаэле теперь не хотел лгать. Он достаточно упражнялся в красноречии днем, убеждая Катерину уступить воле понтифика. "К черту бы его" - промелькнула в голове шальная мысль. Риарио был искренен и счастлив.

+1

24

Если и были на белом свете силы, способные остановить Катерину Сфорца, не позволив вложить ладонь в протянутую руку мужчины, то они в этот миг бездействовали и были безмолвны. Без оглядки, словно в темный омут с головою, графиня упала в объятья Рафаэле Риарио, трепетная и ликующая.
Немыслимо долго сдерживаемая страсть рвалась наружу обжигающей лавой. Это он, тот, кого она так долго ждала, привнес в полночную тьму пылающее августовское солнце. Катерина более не испытывала робости и смущения. Она целовала кардинала и ласково, и нетерпеливо.
Что им короли да понтифики? Какое им теперь дело до мелочных интриг и чьей-то чести? Лишь стремление друг к другу двух тел и двух душ имело значение.
Катерина чуть привстала на постели и одним легким движением распахнула халат. Сорочка белым покрывалом взметнулась над головой графини и потонула где-то во мраке. Погасив свечу, Катерина прильнула нагим телом к Рафаэле. Прерванные было, поцелуи стали только жарче.
Пусть бы ночь эта никогда не заканчивалась. Никогда.

0

25

Понявший, что произошло, Петруччо с улыбкой по утру глядел на хозяина.
- Вижу, сердечная боль прошла, - заметил он, гладко выбривая кардинальское лицо, да слушая, как в саду щебечут птицы. - Удачны ли переговоры?
Риарио едва заметно улыбнулся.
- Похоже, что соблюден интерес обеих сторон, - прикрыв глаза, он вспоминал, как незадолго до рассвета легкий женский силуэт исчез. Обретя плоть ненадолго, былая сердечная привязанность вновь обратилась в смутное видение.  Но даже если так, то этот сон был особенно сладким.
Не столько веривший в Господа, сколько в удачу, Рафаэле теперь словно бы обрел успокоение. Меж ним и монной Катериной теперь не осталось недомолвок, и он надеялся, что не будет их и впредь.
Странная ночная исповедь расставила все точки над i. Не родственник, не муж, не возлюбленный и не духовник, Риарио тем не менее оставался этой женщине близок. Он не знал, что ждет их впереди, но верил, что жизнь и Фортуна не доведут до вражды, а интриги престола святого Петра не вынудят действовать в ущерб друг другу.
Еще два дня оставалось кардиналу наслаждаться гостеприимством графини и теперь, соблюдая приличия, вновь глядеть на Катерину издалека, чтобы потом вернуться в Рим с той вестью, которую хотел услышать понтифик.
Вдоль по пылящей дороге, в сопровождении цирюльника и мальчишки-слуги Рафаэле отправился в вечный город, и словно не высказанное прощальное слово, неясная, томительная грусть, по пятам за ним шел еще теплый и ласковый дождь.

0


Вы здесь » Il Novellino » Realta » "Кровные узы" - 5