Il Novellino

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Il Novellino » Realta » "Полюбить то, что ненавистно" - 3


"Полюбить то, что ненавистно" - 3

Сообщений 21 страница 28 из 28

21

Девушка охотно согласилась. Когда болеешь, лежать так тоскливо, если никто не обращает на тебя внимания, а Арно пролежал тут один целый день.
- Все будет хорошо, - Джованна примостилась на край лежанки. - Ты обязательно поправишься. Это снадобье, которым меня нянька в детстве отпаивала, - и она рассказала как встретилась со своей бывшей служанкой на базарной площади. - Хорошо, что у Кармелы душа такая добрая, а то б я и не знала чем тебя лечить.
Джованна жалостливо гладила друга, пока тот заходился в приступе жестокого кашля. Потом, подоткнув одеяло, вернулась к ненадолго к котлу. От густого запаха мать-и-мачехи даже голова кружилась, но девушка присела снова только когда закончила возиться с отваром. Арно дремал, и измученная Джованна сама не заметила как уснула у него под боком, наполовину сидя, наполовину лежа.

+1

22

Жар и кашель изводили Федерико семь с лишним дней. Борясь с непроходящей усталостью, спавшая урывками, Джованна находилась все это время подле него, пока наконец болезнь не начала отступать.
Руки у купеческой дочери были ласковые и бережные, и Ардженти ничего не оставалась, как довериться ей, ибо сам он был как дитя беспомощен.
Через еще семь дней, слабый и измученный он тем не менее начал подниматься с постели и теперь сидел на лежанке с аппетитом поедая ту нехитрую снедь, что готовила ему Куничка. Месяц май подходил к концу, и казалось, что жар, который мучил Федерико изнутри, как будто выплеснулся наружу.
Жара и ослепительное солнце заставляли его прятаться в доме до тех пор, пока он окончательно не окреп и, опираясь на костыль, на сей раз не без пользы, не начал выходить на свет божий, чтобы подышать летним знойным воздухом.
За это время рыцарь, прикидывавшийся нищим, похудел и зарос настолько, что теперь и вправду никто бы не узнал в нем прежнего Ардженти и не сказал бы, что не так давно он сватался к купеческой дочери, принося ей богатые дары.
Ссутулившийся, худой человек, жадно глотавший утренний воздух и смотревший на ту, что в шутку называл, но так и не сделал своей женой, мало походил на гуляку, любителя вина и женщин.

+1

23

Джованна, ходившая за больным, и сама вслед за ним вытянулась в жилку, стала почти прозрачная от забот. Уходя из дому, втихомолку плакала, чтобы Арно не видел. Жизнь оказалась страшнее, чем она когда-то думала, и, хлебнув горя, девушка теперь боялась остаться одна и потерять последнего человека, который о ней заботился.
Как радовалась она, когда Арно сам начал есть, а затем и выходить во двор. Болезнь отступила, Джованна выгоняла друга греться на солнце, чтобы выжечь хворь до конца, и сидела рядом с ним во время отдыха.
- Скоро можно будет уже первые ягоды собирать, - сообщила девушка, когда вечером они снова сидели во дворе. На костре, разведенном рядом, варился глупый жирный голубь, которого ей удалось самой изловить.  Арно, переодетый в чистое, отдыхал после того как Джованна заставила искупаться, и сил на это ушло немало. Девушка из стыдливости помогать ему не могла, разве что ветошь подать, да и то отвернувшись.
- Я сегодня много всего нашла. Яблоню-дичку, шиповник, землянику. Яблок много, можно засушить к зиме. Ах, Арно. Как же мы будем жить зимой? Мы ничего не растим, ничего на продажу не делаем. Только шкурки кроличьи и есть, и рыбы иногда избыток. Как выздоровеешь, я по обителям похожу, может быть, кому-нибудь пригодится швея, - помешав варево, Джованна уселась рядом с калекой, взяла его под руку. - Надо одежку теплую справить.
Мысли у нее заняты были только хозяйственными заботами будто; про то, что в апреле с семьей распрощалась за ними уже и не помнила - некогда было.

Отредактировано Giovanna Castellani (21.11.2012 20:45:00)

+1

24

Ему нравилась ее недетская серьезность и хозяйственность, но Федерико надеялся, что к зиме все разрешится удачно, и Джованне не придется беспокоиться о хозяйстве, если она станет его женой.
Но откуда было знать о том купеческой дочери?
Ардженти задумался. По-житейски Куничка была права и старалась все предусмотреть.
- Будем припасы собирать. Если совсем голодно станет - подадимся в приют к францисканским монахам. Я так делал зимой. В помощи не отказывали, - он помолчал немного, подумав. - Одежду тоже справим.
Ладонью оборванец накрыл ее ладонь и тяжело вздохнул. Сейчас он был рад тому, что сидел рядом с ней и дышал знойным июньским воздухом. О заботах можно будет подумать потом.
- Ты все время говоришь только о заботах. Есть ли у тебя радость? - спросил он легонько погладив Джованну по руке.

+1

25

Девушка задумалась, не зная, что и ответить. Маленькие радости научилась она видеть каждый день, когда получалось что-нибудь сделать, а забавы и игры остались позади. Наибольшей радостью было то, что Арно выздоровел. Джованне было хорошо с ним. Она полюбила сидеть рядом по вечерам, любуясь на звезды или на вечернюю зарю. Нравилось, как он называет ее Куничкой. И когда Арно обнимал ее, спокойно было и тепло.
Джованна не заметила, как сама собой склонила голову другу на плечо.
- Это какая, например, радость? - хитро улыбнулась девица. Играя, поймала руку Арно, зажала между ладонями, и снова притихла, задумавшись. Быть с мужчиной ласковой для нее было в новинку, но тоже оказалось в удовольствие. Вопреки прежним мыслям не было в этом ничего противного, да и калека с Джованной обращался как с хрустальной.
Где-то рядом заливалась певчая птица, зной спадал потихоньку и в воздухе сладко пахло скошенной травой. До того тих и ласков был вечер, что даже в груди щемило.

+1

26

Хотелось вдохнуть поглубже, но Ардженти боялся закашляться. А еще боялся счастье спугнуть, ибо чувств было так много, что они не умещались в груди.
Свободную ладонь нищий положил на голову Кунички и теперь гладил, невольно сняв платок и растрепав темные, как шелк гладкие, волосы девицы.
- Ты, - он крепко сомкнул пальцы с ее. - Ты моя радость.
Скажи Ардженти ей эти слова раньше, поверила бы купеческая дочь? Наверняка бы осмеяла, сочла притворством, лестью, нашла бы острое словцо, чтобы оттолкнуть. Как же вышло так, что немощным оборванцем он был ей ближе?
- А если бы я был силен и здоров, и мог купить нам хороший дом, ты была бы счастлива со мной? - задавать этот вопрос было нелегко, но Федерико непременно хотелось знать ответ, а еще хотелось целовать ненаглядную Джованну не в щеку, а в губы.
Хотелось с тех самых пор, как впервые в храме на мессе увидал ее и решился просить руки. Горечь и сладость смешались вместе и отравляли будто яд, но эта гибельность была ему желанна.
- Привязался к тебе, будто на веревке, - добавил он тихо и после обхватил острое, бледное личико Кунички-Джованны ладонями, чтобы поцеловать. - Люблю тебя, - сказал твердо и не спешил отстраняться.

+2

27

В ответ девушка лишь едва шевельнула губами. Неподвижно замерла она, широко распахнутыми глазами глядя на калеку. Лишь несколько мгновений спустя высвободилась, но лишь для того, чтобы обнять крепко Арно и спрятать полыхающее лицо. Хотя и догадывалась она, что нравится, но признание все равно прозвучало нежданно. После таких слов вдруг унялись сомнения и страхи.
- Да откуда ты только взялся такой? - тихо и мягко спросила Джованна, отстранившись наконец. Она ласково прикоснулась к замотанному лицу, поймала взгляд - ясный, синий как небо. Видимо, не давали Арно покоя мысли о том, что она - купеческая дочь, а он всего лишь неимущий увечный солдат, который и предложить ничего не может полюбившейся женщине. - Мой добрый и смешной нищий. Зачем ты говоришь про мечты? Пустое ведь. Да и богатым быть - не всегда то же самое, что и счастливым. Я рада, что ты со мной, - девушка снова прильнула к мужчине. - Раз так сложилось, и без богатства разберемся, лишь бы хвори седьмой дорогой обходили, - она засмущалась в который раз, застенчиво добавила. - Зови меня женой, пусть так и будет. Не торопи только, - попросила Джованна совсем уж тихо. - Я ни с кем не целовалась раньше.
Засмеявшись, девушка закрыла лицо руками. Пусть она пока и не могла так же горячо сказать, что любит, да все ж чувствовала, что Арно ей стал дорог и мил.

+2

28

- Не тороплю, - заверил мнимый оборванец. Как же завидовал он сейчас самому себе! - Все будет, как ты решишь.
Прижавшись к Арно, могла слышать Куничка как быстро бьется его сердце. Он невольно прикусил язык, чтобы не проговориться, не разрушить хрупкую иллюзию.
Пусть бы этот вечер длился вечно.
И тем мучительнее было знать, что отвечает искренне и ласково Джованна не Федерико Ардженти, а безымянному солдату, у которого даже нет лица.
Терпение, в котором он заверял Гаэтано не так давно, грозило испариться, как утренняя роса при восходе солнца. Однако сильнее было упорство, которое появилось прежде, чем Федерико появился на свет и благодаря которому он многого добился. 
Что ж, придется на упорство уповать и время от времени просить Господа помочь, хоть помощь эта требовалась в обмане. С другой стороны - обман состоял лишь в том, что Ардженти скрывал лицо и имя, зато его душа и сердце были нараспашку.
Аккуратно он отвел ладони Джованны от ее зарумянившегося лица и, любуясь, сказал:
- Не прячься, дай наглядеться.
Так человек, томившийся холодной ночью, глядит на утреннюю зарю и радуется солнцу.

+1


Вы здесь » Il Novellino » Realta » "Полюбить то, что ненавистно" - 3