Il Novellino

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Il Novellino » Realta » "Полюбить то, что ненавистно" - 4


"Полюбить то, что ненавистно" - 4

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Место: Флоренция и предместья.
Время: cентябрь 1473 года.
Действующие лица:
Федерико дельи Адимари по прозвищу Ардженти - рыцарь, прикинувшийся нищим.
Джованна Кастеллани - купеческая дочь.
Антонио Кастеллани - купец.
Стефано Кастеллани, Карло Кастеллани - его сыновья.

Федерико, добившись руки Джованны, решает проверить на прочность чувства, которые питает к нему девица.

Отредактировано Giovanna Castellani (25.11.2012 20:06:23)

0

2

Чем короче становились дни, тем нежнее вечера, в том числе и для мнимого нищего  и его настоящей невесты. Джованна привыкала к новому житью и мысли о замужестве, которое хоть и необычно для нее, но все ж складывалось. Потихоньку жили они с Арно изо дня в день, решив откладывать каждую монетку на венчание: в крайней нужде, но зато без греха. Калека, хотя называл Джованну женой, только целовал ее да обнимал, о большем и речи не было. Девушка надивиться не могла тому, как благородно себя ведет оборванец, и подумывала даже, что Арно и сам не так уж прост. Но видно, так уж судьба распорядилась. Взглянув со стороны на них, кто мог бы сказать кем были эти двое?
В один из вечеров, когда отдыхали они перед домом, послышался со стороны дороги шум копыт. Джованна спряталась в доме, подальше от чужих взглядов, ведь из-за нее снова могла драка случиться, но когда донеслись до нее знакомые голоса, выглянула - и едва не обмерла, увидев отца и обоих братьев.
- Здравствуй, дочь, - сер Антонио спешился, окинул взглядом домишко и его обитателей. - Вот значит, где ты поселилась...
- Здравствуйте, - Джованна поклонилась. Взгляд у нее был как у затравленного зверька. Отцу все равно того вечера простить не смогла, вспоминала с болью как отлучил ее от родного очага. Хоть и жили они с Арно в согласии, но то не купца вовсе была заслуга. - Зачем вы к нам пожаловали?
Она встала рядом с калекой, рассматривая нарядных родичей. Приезд их был как нож в сердце, всколыхнул обиду.
- За тобой приехал, - сер Антонио обмахнулся платком, пригладил холеную бороду. - Домой тебя забрать хочу. Зла не держу на тебя больше, давай помиримся, Джованна, забудем все, - отец протянул к ней руки, улыбаясь. Калеку он как будто и не замечал.
У девушки навернулись слезы, едва не сделала шаг навстречу, но крепко вместо этого ухватилась за руку Арно, сжала пальцы так, что под ногтями побелело. Вмиг превратилась в злючку, которую калека впервые увидел когда-то.
- Не поеду, - выдавила из себя Джованна, сжав зубы. Две крупные слезы сорвались с ресниц, да и все.
- Почему? Нравится тебе что-ли в этой грязи жить? - удивился купец. - Брось это, Джованна, не будь глупой. Или ты горя мало хлебнула? Я-то думал...
- О чем?! - вспылила девица, перебив его. - Ты меня выгнал, не думая вовсе! Если б не Арно, мне бы уже мертвой быть, - она прижалась к калеке. - А теперь у меня другая жизнь, замужем я!
- За кем? За ним? - сер Антонио вытаращил глаза, Стефано спешился, встал рядом с отцом. - Да он же и обрезка ногтя не стоит, Джованна. Убогий и хромой. Решайся. Бог тебя простит дочь, как и я прощаю.
- Нет! - она спряталась за спиной Арно, обхватив за пояс тонкими руками. - Лучше здесь как жаворонок в поле, чем как гусыня в доме!

Отредактировано Giovanna Castellani (25.11.2012 20:07:27)

+1

3

"Fide sed vide*" - гласит вековая мудрость. Вот и Ардженти, несмотря на упоение любовью, которое испытывал в последние дни, все же пришел к серу Антонио с деликатной просьбой. Рассказав о том, что пережили они вместе с Джованной, хитроумный рыцарь попросил уважаемого купца сделать вид, будто тот сменил гнев на милость и решил дочь в родной дом вернуть.
Сказано - сделано. Теперь, как и несколько месяцев назад, сер Антонио с пугающей убедительностью вынуждал строптивую дочь покориться его воле.
Если бы знала Джованна, что весь этот спектакль был тщательно разыгран только для одного зрителя - для нее, то вероятно еще больше обозлилась. Но пока, хвала Господу, девица и подумать не могла о том, что ее отец и Арно три дня назад сговорились.
И вот теперь, когда Куничка пряталась за согнутую, но широкую спину лже оборванца, тот ощущал одновременно торжество и искреннюю тоску от того, что не увидит любимую. Впрочем, говорят, от разлуки истинная любовь только крепчает.
- Отцу не дерзи, - отрезал Стефано и, пригрозив коротким широким клинком, попытался отогнать калеку, за которого цеплялась его сестра.
- Но вы же сами отдали ее мне. Девица не вещь. Отдать - забрать нельзя, - возразил Федерико, сам искренне веря в свои слова, как если бы Джованну отнимали у него на самом деле.
- Ничего, перебьешься. Другую себе найдешь. Такую же оборванку! - рассмеялся Карло.
- Другой такой нет, - вздохнул мнимый нищий.
- Коли не подвинешься и девицу не отдашь, то ни ее, ни жизни у тебя не будет. Задай ему, Стефано! - младшему Кастеллани не терпелось свою удаль показать, правда, как это обычно водится, чужими руками.
- Ты слышишь, что тебе говорят, дочка? - вкрадчиво сказал купец. - Если не хочешь смерти этого несчастного, идем со мной. Все, поупрямилась и хватит.

* - Доверяй, но проверяй.

Отредактировано Federico Argenti (24.11.2012 23:37:18)

+1

4

- Нет! - отчаянно вскрикнула Джованна, и как ртуть скользнула между братом и Арно, заслонив того собой. Клинок теперь направлен был прямо на нее, и Стефано пришлось его отвести. - Не смейте его трогать! - глаза у Джованны стали бешеные. - Что за подлые вы люди?! Как я только раньше не видела?! Тебе, Стефано, до гроба не прощу, если хоть волос с его головы упадет! Прокляну.
Сердце у нее заходилось от страха. Не только от того, что с Арно что-то случится, но и от того, что разлучат их.
- Не страшно, - ответил тот, и, спрятав кинжал, проворно ухватил сестру за руки, рванул на себя, а затем толкнул к отцу. Сил у Джованны было как у маленькой пташки, мужчинам не чета.
Из-за плеча отца, который, не теряя времени уволок ее к Карло, видела она только как Стефано, схватив Арно за грудки, затолкал его в дом и сам следом вошел.
Карло, крепко удерживая сестру поперек седла, поспешил прочь, осыпаемый ругательствами и пинками. От слез Джованна совсем ослепла.
Очнулась она уже в родительском доме, в собственной комнате. Рядом сидела Кармела, гладя хозяйку по руке. Лицо у служанки было самое жалостливое, а когда Джованна заплакала, начала всхлипывать вместе с ней.
- Стефано, должно быть, его убил, - горю девушки не было предела. Кармела, укачивая ее как ребенка, уговаривала, что все не так:
- Что вы, госпожа. Не убил, поколотил разве что. Сер Стефано убить-то разве может?
- Аспид, - всхлипнула Джованна.
Плакала она, пока не обессилела и не уснула снова. Ей приснился бедный ее Арно.
Служанка не отходила от хозяйки, соблюдая наказ сера Антонио. Тот пришел к дочери лишь один раз, но Джованна не открыла ему и даже не стала разговаривать, заперевшись в спальне вместе со своим горем.

+1

5

Через два дня, после того как Джованну силой увезли, у дома сера Антонио появился сгорбленный оборванец, опирающийся на костыль, в котором Куничка без труда могла узнать своего Арно.
Прохаживаясь туда-сюда под окнами, он высматривал свою ненаглядную, дожидаясь удобного случая. Потом подкараулил Кармелу, чтобы ей на словах послание передать.
- С чего я должна помогать тебе? - спросила женщина, с недоверием глядя на калеку.
- Мне бы только взглянуть и узнать, что она здорова.
- Не волнуйся. Все с ней в порядке, - ответила служанка, и тон ее голоса отчего-то смягчился, а взгляд стал теплее. - Погоди, вынесу тебе хлеба.
С этими словами она удалилась, а нищий остался ждать вестей, прячась в густой тени, под диким виноградом, ползущим по стенам. Время давно перевалило за полдень, и солнце теперь неумолимо клонилось к закату.
Кармела тем временем прибежала к Джованне. Убедившись, что странный нищий не замышляет дурного, она сообщила девице:
- Он пришел, госпожа. Ваш оборванец пришел, -  на лице Кармелы отчетливо читалось немалое удивление. - Печется о вашем здоровье, соскучился.
Про себя думала служанка, что если сер Стефано этого убогого изловит, то простыми побоями на сей раз дело не обойдется. И стало ей грустно от того, что придется бродягу прогонять и боязно от того, что может учудить вспыльчивая и упрямая Джованна.

Отредактировано Federico Argenti (25.11.2012 14:46:40)

+1

6

Девушка возликовала душой, лицо ее просветлело, улыбнулась даже. Услыхав, что Арно дожидается вестей, Джованна бросилась к узорчатым окнам, и приоткрыла створку. Из-за ее плеча выглянула и Кармела.
- Вон он. Да вон же, в винограде прячется.
- Вижу, замолчи, - хотелось ей окликнуть милого, да побоялась, что услышит кто-нибудь. Арно заметил ее, и несколько долгих мгновений они молча смотрели друг на друга. Джованна молилась только о том, чтобы Арно не пришел только лишь попрощаться вот так, посмотреть на нее в последний раз. Хотя и говорил, что отобрать ее нельзя как вещь, но Стефано все же мог силой заставить отказаться.
Джованна подумала о том, что отец ее все равно выдаст замуж против воли, раз уж решил вести себя как деспот. И тогда вовсе не будет она сама себе хозяйкой, хотя в довольстве и тепле жить останется. Решившись, она нахмурилась строго и жестами показала, чтобы Арно пришел, когда будут все спать.
- Ой, монна, как же вы жили с ним, прямо не знаю, - прошептала ей на ухо Кармела, рассматривая хромого. - Страшно ж, должно быть... Он же вон какой.
- Молчи, глупая, - Джованна локтем ткнула ее в бок. - Вынеси ему поесть и дай денег. И передай, чтобы ни в коем случае братьям на глаза не попадался.
- Хорошо, - Кармела недоверчиво посмотрела на хозяйку, будто ожидала чего-то другого, но девушка молча выпроводила ее из комнаты.
После того как Арно ушел, Джованна принялась терпеливо ждать ночи. Кармела, однако, все равно видела, что девушка неспокойна, и принялась выспрашивать. После некоторых колебаний, Джованна согласилась, наконец, и, взял служанку за руки, усадила ее рядом с собой.
- Я хочу увидеться с ним. Кармела, миленькая, помоги мне. Всего на минуточку выгляну к нему и все.
- Нет, монна, не могу я так. А если случится что с вами? А если отец ваш дознается?
- Не узнает никто - если ты мне поможешь. Только-то и нужно, чтобы ты посмотрела, все ли спят и проверила бы дорогу до калитки.
- А если убежите вы?
- Да как я убегу? Ты же будешь со мной.
После долгих колебаний Кармела все таки согласилась.
Поздней ночью, когда Арно снова появился под окнами, а служанка пошла вызнавать дорогу, Джованна открыла окно настежь и, не мешкая, спустила на улицу связанные вместе полотна. Высоты девица боялась, но все равно полезла вниз, надеясь, что Кармела где-нибудь да замешкается.

+1

7

Такого геройства от своей возлюбленной Федерико никак не ожидал. Стоя поздним вечером под окном девицы, изображая убогого калеку, он меж тем ликовал от той картины, которая предстала перед ним. Донна Джованна бесстрашно спускалась по связанным вместе покрывалам, надеясь бежать прямо из окна.
От удивления Ардженти оторопел. Правда, длилось это недолго. Ровно до того момента, пока ему не пришлось поймать ее прямо на руки, как ловят карабкающегося юркого и быстрого зверька.
- Куничка, - только и вымолвил мнимый нищий, целуя девицу в щеку. Коротко обнявшись и не успев вдоволь насмотреться друг на друга, они были вынуждены бежать.
Вспомнилась Ардженти дорога, которой он в первый раз вел Джованну к хижине на берегу реки. Теперь казалось ему, будто замкнулся круг в один оборот колеса изменчивой Фортуны. 
- Что же теперь делать будем? - спросил мнимый нищий свою любезную подругу. - Придется из города уходить.
В свою лачугу они не вернулись, ибо ясно было, что в первую очередь искать их станут там. - Может в монастырский приют подадимся? Там можно будет на первое время спрятаться.
На черный день у оборванца были припасены деньги, вырученные от продажи козы, которую он отвел на базар накануне. Юной и горячей сердцем донне Джованне и в голову не могло придти, что в словах ее сердечного друга был тайный умысел. Спектакль, сыгранный им с искренним чувством, должен был принять очередной сюжетный поворот. И хотя Ардженти в чувствах своей возлюбленной теперь не сомневался, он должен был убрать нищего калеку со сцены, чтобы заменить его тем, кто все это время любил, надеялся и ждал благосклонности от строптивой девицы.
Тем временем, обнаружив пропажу, Кармела подняла крик, монна Леа схватилась за сердце в очередной раз, а мужчины дома Кастеллани были вынуждены собираться на поиски. В который раз сер Антонио проклял хитроумную затею будущего зятя, но удачное замужество дочери оказалось важнее собственного покоя и сладких снов.

+1

8

- Найдут нас и в приюте, - ответила Джованна, не долго думая. Она крепко держала калеку за руку, сердце у нее колотилось так сильно, что, казалось, сейчас из груди выпрыгнет. - Но пока что - можно и пойти ненадолго. А потом уйдем. Куда- решим после. У нас теперь довольно денег, - быстро улыбнувшись, она пригладила юбку, где спрятала свои дорогие украшения, отцовские подарки. Теперь они и правда ей пригодятся. - Ах, Арно, я так боялась, что тебя убьют!
Оборачиваясь на каждый шум и остерегаясь сторожей, добрались они до францисканской обители, в котрой приют располагался. Платье на Джованне было самое скромное, хотя и из дорогой ткани. Да в потемках кто разберет, хорошее оно или плохонькое? Арно накинул на нее латаный плащ, и так оказались они под кровом. Нищих здесь было предостаточно, им с Арно пришлось держаться немного наособицу, чтобы Джованну никто, упаси Бог, не разглядел как следует.
- Следующей ночью надо будет уйти, - прошептала она, глубже натягивая капюшон. - Я боюсь родичей, Арно, того, что они могут с нами сделать, если поймают. Стефано тебя убьет, а я буду счастлива, если в монастыре окажусь.

0

9

Федерико в том, что отец Джованны и ее братья заявятся в приют, не сомневался. Арно и девице не удалось уйти следующей ночью. Потому что теперь сер Антонио действовал более решительно чем в прошлый раз.
Когда двор монастыря осветился светом факелов, послышался лязг оружия и лат, Куничка быстро смекнула в чем дело. Нищий и девица бросились было бежать, но дорогу сестре преградил гарцевавший на лошади Стефано. Арно пихнули так, что тот упал на мощеную камнем землю, едва не отшибив бок.
Перед тем как ее увезли из обители, девушка видела и слышала как Стефано во главе вооруженных людей понукает хромого оборванца, собираясь в скором времени придать нищего суду. Один из монахов, которого звали Адриано, обещал помочь несчастным, обратившись к брату, имя которого было Федерико Ардженти.
Надежды у донны Джованны оставалось крайне мало, ибо ее в который раз вынудили подчиниться воле родителей.
- Гнить в тюрьме проходимцу, - заверил сер Антонио строптивую дочь, которая проклинала его всю дорогу. А мнимый оборванец тем временем, поблагодарив брата, Стефано Кастеллани и добрых друзей, переодевшись в простую но добротную одежду, отправился в город иным путем.
На следующий день две новости, передаваемые из уст в уста, облетели Флоренцию: вернулся из молитвенного уединения мессер Федерико Ардженти, строптивицу Джованну сер Антонио Кастеллани собирается как можно скорее спровадить под венец.

0

10

Купеческой дочке впору бы хвататься за виски от отчаяния, да не тут-то было. Во всяком случае, серу Антонио и его домочадцам легче не стало. Джованна притихла вроде бы, но это не было похоже на кроткое смирение, а скорее на затишье перед бурей. Даже шутник и задира Карло не решался трогать сестру, хотя в душе обидно ему было, что та смотрит на него как на насекомое. Только мягкая и добрая как Дева Мария мона Леа могла беседовать с дочерью, не боясь навлечь на себя ее недовольство. Джованна стала строже, как будто за эти дни повзрослела на несколько лет, на характер у нее почти не переменился, оставалась она такой же вспыльчивой, как и была.
Дождавшись возвращения в город Ардженти, Джованна в тот же день послала ему письмо, предупреждая о своем визите. Действовала она без ведома отца, тот отказался смягчиться и выпустить Арно из тюрьмы, куда беднягу посадили за похищение девицы. О том, чтобы навестить его, не могло быть и речи.
В назначенный час Джованна в сопровождении дуэньи явилась к рыцарю. Она ничем сейчас не напоминала ни капризную красавицу, ни Куничку, которая так была мила сердцу Федерико. Перед рыцарем предстала строгая, тонкая как ветка ивы девушка в темно-фиолетовом и бордовом бархате.
- Здравствуйте, мессер Федерико, - Джованна поклонилась. Казалось ей, что вся Флоренция знает о том, что происходило с нею и ее семьей, но понимала, что и с Ардженти придется ей объясниться. Сейчас его очередь посмеяться над той, которая отказала ему, и Джованна молилась о том, чтобы он оказался добрее ее и не отказал в отместку. - Я рада, что ваше уединение закончилось. Мои родители рады так же, и шлют вам сердечный привет.
Что-то до боли знакомое было в его облике, но Джованна отмахнулась от этой мысли как от назойливой мухи. Не стоит искать желаемое там, где этого нет.

0

11

Несколько месяцев простой жизни изменили и Федерико. Он не выглядел посвежевшим. Напротив, все перипетии оставили свой след. Рыцарь, встретивший донну Джованну, был молчалив и строг. Поздоровавшись, он улыбнулся ей сдержанной, любезной улыбкой и поспешил разогнать лоснящихся, проворных гончих псов, которых до этого кормил с руки. Недовольно фыркнув, обнюхав гостью, собаки выскользнули из покоев все, кроме одного. Любимец мессера Федерико, молодой кобель по кличке Фьеро, соскучившись, лез под хозяйскую руку, чтобы Ардженти потрепал его по благородному лбу.
Слуга принес фрукты и вино. Сентябрьское солнце то выглядывало из-за туч, то снова прятало свой лик. Воздух казался как стекло прозрачным. Землю, будто по инерции, все еще согревало летнее тепло, но во всем вокруг чувствовалось неизбежное увядание.
- Не ожидал увидеть вас здесь, - заметил Федерико. За спокойной улыбкой было сложно разобрать, что чувствует рыцарь - радость или грусть. В ту пору, когда он носил грязное теряпье, было куда проще. Теперь Ардженти смотрел на Джованну и чувствовал щемящую тоску от того, что не может ей признаться, обнять как несколько дней назад. Ожидая, что скажет Джованна, Ардженти стоял в пол оборота к окну, и блики света делали его лицо острым, словно высеченным из камня.
Он рассеянно гладил пса и не спешил со словами, ожидая, что девица сама изложит то, о чем вскользь упомянула в письме. Они поменялись местами, и теперь когда-то просивший ее руки рыцарь был готов слушать то, что станет говорить купеческая дочь.

Отредактировано Federico Argenti (25.11.2012 21:52:21)

0

12

- Я пришла к вам по делу, которое не терпит отлагательств, - признала Джованна, делая шаг  к рыцарю. Она отметила, что он бледен, и невольно пожалела его. Видимо, он не только молился, но и постился строго, и причиной тому мог быть ее отказ. До этой минуты девушка даже не знала с чего начать, но сейчас слова нашлись сами собой. - В прошлую нашу встречу я обошлась с вами очень жестоко, мессер. И прежде всего хочу попросить у вас прощения за неучтивость моего отказа, - опустив глаза, Джованна поклонилась снова, но уже ниже, чем когда приветствовала. Может быть, теперь Ардженти едва на нее смотрит, но все же она должна была облегчить свою совесть. - Мне жаль, что я делаю это только теперь, но раньше не было возможности. Я надеюсь, вы не откажете мне в одной просьбе, которая для вас не составит труда, хотя бы ради тех чувств, в которых вы уверяли меня весной, - не сдержавшись, Джованна опустилась на колено перед Федерико и горячо попросила. - Пусть отпустят из тюрьмы человека, который отзывается на имя Арно. Его обвиняют в том, что он украл меня. Но он не крал, это клевета.
Она не знала что будет после, но чувствовала, что больше никогда они с милым не увидятся больше. С нее не спустят глаз, Арно выпроводят из города, и он снова отправится топтать дорогу, неприкаянный и одинокий. Но если не любовь, то хотя бы свобода станет для него последним подарком Джованны.

0

13

То, что сделала Джованна, стало для Федерико полнейшей неожиданностью. Он наклонился, протягивая руку, чтобы купеческая дочь более не стояла перед ним на коленях.
Фьеро гостья понравилась. С любопытством обнюхивал ее платье, он увивался подле и заглядывал в глаза.
- Я более не держу на вас зла, донна Джованна, - ответил Ардженти, отпуская ладонь девицы и не глядя в ее глаза. - И хоть воспоминания об этом болезненны до сих пор, вы были в своем праве не верить мне и отказать.
Отойдя, Ардженти взял кубок с вином, пригубил, слегка промочив горло. Прежде сладкий и пряный вкус теперь отчего-то казался ему горьким.
Рыцарь взглянул на девицу через плечо:
- Вы предлагаете мне вступиться за него. Это значит, я должен свидетельствовать ради вас, что этот человек не совершил ничего дурного. Свидетельствовать своим именем... задиры и повесы? - губы Ардженти изогнулись в грустной и ироничной улыбке.
Неспешно он сделал несколько шагов, подходя к Джованне. Чуть склонившись, заглянул в ее глаза.
- Почему я должен ручаться? Отчего вы просите за него? - Ардженти говорил тихо, почти шепотом. - Почему этот оборванец вам так дорог? И что я получу взамен?

Отредактировано Federico Argenti (25.11.2012 22:52:27)

0

14

- А говорили, что не держите зла, - Джованна опустила глаза, когда Федерико напомнил ее слова о нем. Обида, видимо, засела глубже и молитвы не выкорчевали ее и не утихомирили.
- Этот человек заботился обо мне, - девушка нарочно смотрела только в сторону, боялась встретиться взглядом с рыцарем и увидеть в нем презрение или насмешку. - Он спас меня, когда я была совсем одна, и поделился всем, что было. Пусть он беднее церковной мыши, но зато благороден душой и по-христиански добр, - Джованна почувствовала как защипало глаза и сморгнула непрошеные слезы. - Он дорог мне, но кроме того совершенно невинен. И если его свобода это вопрос цены, то назовите ее, - она наконец обратила к рыцарю бледное личико с решительно сжатыми губами.
Она не сказала, что Арно ей мил, но теперь это и так стало бы ясно любому: готовность уплатить любую цену красноречивее признания.

0

15

Сейчас, щуря синие как весенняя лазурь глаза, Ардженти с интересом разглядывал стоявшую перед ним девицу, которая была исполнена мужества и решимости.
Такой он ее тоже любил. Находиться так близко и не иметь возможности коснуться, признаться, рассказать болезненную правду, было мучительно.
- Хорошо. Я помогу вам. И это будет, надеюсь, достойным подарком к свадьбе? Прошлые, мне помнится, показались недостойными вас. Думаю, этот не разочарует, потому что я снова стану просить вашей руки.
Цена была назначена. И еще более мучительно было Ардженти произносить эти слова. Глядеть как меняется острое личико Джованны.
- Я добьюсь освобождения этого человека, внесу за него выкуп. И после этого он будет жить счастливо.
Как если бы заключал торговый договор, Федерико протянул украшенную перстнями, крепкую руку.
Джованна была вольна отказаться, и он не представлял себе, что бы делал потом. Вряд ли купеческая дочь подозревала о том, что ныне решалась не только судьба вымышленного нищего, но и судьба того, к кому она пришла об услуге просить.

Отредактировано Federico Argenti (26.11.2012 10:46:03)

0

16

Джованна вздрогнула, хотя и ожидала чего-то подобного. Отец так настойчиво и яро подталкивал ее к этому браку, и все обстоятельства сложились один к одному; теперь она не могла отказать Ардженти. Как Арно когда-то ловил в силок птиц, так и она оказалась теперь связанной по рукам и ногам. Счастливо ли будет жить Арно без нее? Слова рыцаря прозвучали как насмешка, хотя он едва ли осознавал это. Джованне вспомнили песни, которые пел ей калека, и как называл ее голубкой, когда они миловались летом. Да только теперь настала осень, и их любовь как дерево, которое теряет листву.
- Я согласна быть вашей, - нарушила Джованна томительное молчание и вложила руку в протянутую ладонь, смиряясь с неизбежным. - Но прежде, чем мы заключим союз, я хочу удостовериться в том, что Арно обрел свободу.
Как она сможет теперь взглянуть на него? Под венец идти в богатом убранстве, с красивым женихом, да только душой не с ним, у алтаря, а где-то на осеннем бездорожье рядом с хромым. Есть с серебра, пить дорогое вино с мыслью о том, что бедный Арно обделен, может, даже куском хлеба. Лучше бы им не знать друг друга вовсе! Несчастен двойне век тех, кто потерял родное сердце.

+1

17

Любому другому это могло показаться изощренной местью, и было бы таковой, если бы Федерико так сильно не любил Джованну, что не имел сил от нее отказаться. И спор был почти выигран. Оставалось самую малость – признаться.
- Обещаю, донна. Мы вместе убедимся, что с вашим другом все хорошо, - заверил Ардженти. Еще бы! Джованна и представить себе не могла, что ей предстояло увидеть. Не только возвращение Арно из застенков, но и его чудесное исцеление. Захотелось зажмуриться, когда Федерико подумал о том, что девица при виде такого зрелища могла учудить.
Как только донна Джованна и ее дуэнья покинули палаццо Ардженти, к хозяину пришел Мауро. С любопытством взглянул на строгое лицо Федерико. Спросил, согласна ли купеческая дочь. Ардженти сдержанно кивнул и нахмурился.
- Не мытьем так катаньем, господин, - Мауро улыбнулся и почесал нос. – Вас можно поздравить с победой?
- Рано еще, - отмахнулся Федерико. Потрепав по холке Фьеро, он добавил:
- Пусть оседлают коня.
- Куда это вы собрались и без меня? – подбоченился оруженосец. Видя, что Ардженти мрачен словно туча и как ноябрьский дождь уныл, тщетно пытался подбодрить.
- Освежить память, мой добрый друг.
Сказав о том, рыцарь надел простой плащ и спрятал лицо в тени капюшона. Память о жарком лете повела Федерико к лесной хижине, где он был счастлив. Привязав к дереву вороного коня, до самого заката сидел Ардженти у лачуги, вспоминая, как счастливы были они здесь, словно у Христа за пазухой, чистые и искренние как дети.

0


Вы здесь » Il Novellino » Realta » "Полюбить то, что ненавистно" - 4