Il Novellino

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Il Novellino » Realta » "У любви совсем нет глаз" - 2


"У любви совсем нет глаз" - 2

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Место: Венеция. Время: 1507 год, март.

Действующие лица:
Бьянка Рута - "честная" куртизанка.
Пинуччо - слуга.

Действие второе, в котором Бьянка Рута получает таинственное признание в любви, не догадываясь, что автором его является никто иной как ее верный слуга Пинуччо.

Отредактировано Bianca Ruta (29.11.2012 00:00:33)

0

2

По утрам донна Бьянка умывалась молоком, а руки и шею натирала розовой водой. Как всякая дочь Евы не ведала она жизни без маленьких хитростей, способствующих поддержанию красоты, здоровья и свежести. До сих пор, однако, медновласая донна прибегала к их помощи не столько из тщеславия, сколько по необходимости. Ведь красота, если позволительно сказать так, кормила ее слуг и саму донну Бьянку. Теперь же ей хотелось привлекать к себе лишь один взор, лишь для одного мужчины быть приятной и приветливой.
Увы, надобно было не позабыть и о других, чьи желания неуемны. Каждый из них считал ее своею, и куртизанка, сочиняя прошлым вечером для них письма, думала с горечью, что так же вот стремятся владеть лошадью или богатым нарядом.
Ах, эти мужчины! Жадность, тщеславие и похоть влекут их к свободной, не стесненной узами брака, женщине и, чем дольше длятся их похождения в ее дом, тем больше они требуют внимания, а потом, кровь Христова, они жаждут верности! Сказал бы кто на милость, откуда ей взяться у куртизанки!
До поздней ночи донна Бьянка писала, словно упражняясь в красноречии, а на утро, ухаживая за своей красотой, увидала вдруг письмо, обращенное к ней самой. Оно лежало в корзине с ранними цветами, принесенными из сада.
Столь изысканы и сердечны были слова, аккуратно выведенные на бумаге, что Бьянка Рута замерла, не в силах дышать. Вся она трепетала, а потом, рассмеявшись, послала за верным Пинуччо.
Когда вошел он, куртизанка с трудом могла сокрыть охватившую ее радость.
- Милый мой друг, - донна Бьянка прижимала драгоценный листок к груди и смотрела на карлика игривым взглядом, словно желая, чтобы он сам разгадал ее секрет, - мне пришло письмо. Сколь великолепно оно, знал бы ты! Скажи же, кто приходил сегодня? Автор письма сохранил свое имя в тайне и, мне неведомо, кому быть благодарной.
Улыбка же и взгляд Бьянки Руты говорили о том, что она мнит, будто уже знает, кто исповедовался ей в любви.

Отредактировано Bianca Ruta (29.11.2012 00:00:11)

0

3

"Любезная монна Бьянка.
Да будут благословенны прелестный взор, читающий эти строки, и ваша нежная рука, что держит сей лист бумаги. Надежды полно мое сердце на то, что вы дочитаете послание до конца. Пусть исповедь моя не смутит вас и не нарушит привычный покой, ибо она будет коротка. Ничего не требую я взамен... Однако же искренне хочу раскрыть тайну сердца, поскольку чувство, переполняющее меня, столь сильно, что терпеть более невмочь.
Я люблю вас больше жизни и всех благ, которыми одарил меня Бог, ибо встреча с вами - наивысшее счастье.
Я грежу вами во сне и наяву, и если бы можно было просить о том Господа, хотел бы видеть ваше лицо вместо солнца, ибо оно кажется светлее и красивее, чем самое царственное из небесных светил. Трепет и волнение охватывают меня всякий раз, когда я нахожусь поблизости. Страсть выжигает душу так сильно, что я боюсь однажды превратиться в пепел у ваших ног. Но даже если однажды случится так, я буду рад тому, что стал частью благословенной земли, по которой вы ступаете, ибо хотя бы так, недостойный и ничтожный, приближусь к вам.
Ваш покорный слуга с тех пор, как увидал вас, я клянусь всегда быть рядом и служить вам до тех пор, пока смерть не сомкнет моих глаз и не запечатает уста. Храни вас Господь, прекрасная монна, и пусть каждый ваш шаг вам сопутствует Фортуна"
.   
Слова этого послания карлик Пинуччо мог бы повторить наизусть, с закрытыми глазами, даже если бы его разбудили ночью. Он мог бы сказать это монне Бьянке в лицо, потому что действительно думал так, однако по понятным причинам не осмелился бы на такое. Поэтому, выслушав собственные же строки, с мягкой улыбкой извечного озорника, заложив маленькие ладони за спину, хитроумный Купидон сказал:
- Уже ли вы, монна, думаете, что этот человек не назвался бы, если бы хотел? - потянувшись, он жестом попросил письмо и, вынув его из тонких надушенных пальцев куртизанки, покачал головой. - Написано на хорошей бумаге хорошими чернилами. Не так уж давно. Прекрасный слог, хоть и простоват немного.

Отредактировано Pinuccio (28.11.2012 23:04:18)

+1

4

- Пожалуй, что так. Ты прав. – Помедлив, ответила Бьянка. – А, может быть, это намек на то, что лицо, писавшее эти строки, мне хорошо известно?
Куртизанка не даром ценила общество своего слуги. Недостатки внешности ему сполна замещали острый ум, умение находить нужные слова, а так же веселый и добрый нрав. Мудрые, хотя и не без лукавства произнесенные, советы Пинуччо стали необходимы Бьнке с тех самых пор, как она заметила, что карлик талантлив не только в переписывании текстов. Он утешал ее в печали, зная, как рассмешить, поддерживал радость, как не дают потухнуть пламени в камине, или же предостерегал, когда госпоже его случалось замечтаться. Так постепенно карлик Пинуччо стал не просто слугой, но другом, к мнению которого куртизанка прислушивалась.
Вот и теперь одним лишь рассудительным вопросом он волей-неволей заронил в ее сердце сомнение. Не слишком ли преждевременна радость? Стоит ли быть столь уверенной в том, что письмо принадлежит ему, тому, о ком она грезит - Паоло Фиттипальди. Бьянка боялась произнести это имя вслух, чтобы не спугнуть надежду.
- Дай я перечту, - попросила она, забирая письмо обратно. – Как живо… Понимаешь ли ты, почему это послание, кому бы оно ни принадлежало, так тронуло мое сердце? – взор синих глаз был пылок и восторжен. – За простотой слога скрывается искренность. Я вижу ее, я ее чувствую. Никто еще не говорил мне таких слов. Все льстят, витиевато изъясняясь. Только зря марают бумагу. А здесь… Все в меру: и похвалы, и красоты, и страсти.
Вздохнув, Бьянка приблизила письмо к лицу и легонько поцеловала бумагу, прикрыв на мгновение глаза.

+1

5

- Может быть и так, монна, - Пинуччо пожал плечами и поспешил улыбнуться, скрывая охватившее его волнение. Даже вспотели ладони. Отдавая письмо, он поймал взгляд монны Бьянки и тайком вздохнул.
Влюбленная женщина думает о том, кого любит, а не о том, кто любит ее. Тем более тогда, когда любящий ее внимания не достоин.
Вразвалочку карлик прошелся по комнате. Если привыкли видеть тебя озорником с веселым нравом, будь добр, этот обман сохраняй. Говори глупости, когда следует, и блистай умом, когда необходим добрый совет. Чирикай и прыгай, будто пестрая птица, когда необходимо добиться веселого смеха и будь серьезен там, где нужно сохранять строгость.
Подбоченившись, слуга покачал головой:
- Мечты, мечты... Вы, видно, думаете о ком-то, монна?
Еще бы, ему невероятно сильно хотелось знать, кому припишут его простой и честный слог, а вместе с ним искреннее чувство. Что ж, пусть этот кто-то окажется достойным человеком, чтобы не позорить честных слов.
Усевшись на маленькую скамеечку, маленький человечек скрестил короткие ноги подпер ладонью круглое лицо.
- Что же теперь? - он прищурил ясные глаза и в нетерпении облизал губы. Одно в этой затее было хорошо - то, как улыбалась монна Бьянка. На эту улыбку бедный Пенуччо без устали, не смыкая глаз, мог бы хоть вечность глядеть.

+1

6

Бьянка Рута и впрямь не замечала волнения слуги. Ей застилал взор образ любимого. Впрочем, Пинуччо так мастерски скрывал свои чувства, что и самый внимательный слушатель ничего бы не заподозрил.
Улыбка Бьянки погасла. Не восторженная радость, а настойчивые сомнения все сильнее сжимали сердце куртизанки. Ей казалось, что своим умом она что-то упускает из виду и, оттого она казалась себе недалекой. Видно, правду говорят те, кто утверждает, будто от любви глупеют.
- Ты знаешь, о ком я думаю, - ответила Бьянка с достоинством. Гордость, еще недавно дремавшая, вспыхнула в ней с удвоенной силой.
Мессер Паоло никогда не проявлял умения говорить складно и красиво. Он был человеком дела, а порой казался по-солдатски грубым. Комплименты, расточаемые им Бьянке, всегда были пылкими, но не изысканными. Тонкости в них не было. Тем не менее, любящее сердце заставляло женщину отмахиваться от этих несоответствий.
Перебирая цветы, словно и не замечая присутствия карлика, Бьянка размышляла над его вопросом. Может быть, стоит позвать остальных слуг и расспросить их хорошенько.
- Так кто же все-таки принес письмо? Ты не знаешь, Пинуччо? – вкрадчиво произнесла Бьянка, устремив на писаря внимательный взгляд. – Не могло же оно само возникнуть из неоткуда.

Отредактировано Bianca Ruta (01.12.2012 11:44:57)

+1

7

Карлик встретил прямой и пытливый взгляд Бьянки своим спокойным и внимательным. Улыбка не покинула его лица. Он смотрел так, как человек, которому нечего было скрывать. Конечно, Пинуччо довольно рано выучил науку лицедейства по необходимости и научился тщательно прятать любые чувства.
Тот, о ком говорила молодая женщина, был ему неприятен. И дело было вовсе не в ревности и не в том, что мессер Паоло отличался статью и привлекательностью, а у Пинуччо был только его малый рост да детское лицо, которое не изменится и с годами. Слуга считал, что Фиттипальди заносчив и груб. Но что можно втолковать влюбленной женщине, когда она ничего не хочет видеть кроме достоинств?
- О, если бы я знал, то сразу же сказал вам, донна, - соврал Пинуччо и глазом не моргнув. Ему вдруг подумалось о том, что признайся он в содеянном, Бьянка наверняка бы сочла это злой шуткой или оскорблением.
Ведь разве можно воспринимать коротышку всерьез?
- Но если вы желаете, я постараюсь выведать у ваших служанок, - и с этими словами маленький человечек вновь невинно и светло улыбнулся. - Мы частенько говорим по душам.
Сказав это, он опустил взгляд, недолго делая вид, что разглядывает носок своего пестрого башмака. Деловито поправил рукава.
- Но я бы посоветовал вам не торопиться с ответом. Пусть пылкая любовь проявит себя, а вы выждете время.
Пинуччо поднялся со скамеечки и подошел к молодой женщине. Протянув руку, по-дружески тронул ее за ладонь. Как мучительно было касаться ее тонких, надушенных розой пальцев так, как касается забавное, не стареющее дитя, а не мужчина.

+1

8

С Пинуччо совершенно невозможно было долго оставаться строгой. Он виделся Бьянке неунывающим проказником, чьи остроты и шалости столь очаровательны, что простить их не составляет никакого труда. Таким бы мог быть шут у какого-нибудь короля.
Только взглянув на ангельски невинное личико слуги, куртизанка сразу же невольно улыбнулась и, вместо того, чтобы побранить Пинуччио, мягко произнесла:
- Плутишка, - покачала она головой. – Что ж, выведай. Порасспроси их хорошенько. Может, они что видели.
В чем Пинуччио точно и был прав, так это в том, что торопиться не следует. Бьянке совсем не хотелось оказаться в глупом положении. От одной мысли об этом в ней вскипала гордость.
Почувствовав прикосновение карлика, куртизанка без брезгливости заключила его маленькую руку в свои ладони.
- Что бы я делала Пинуччо, не будь тебя? – поглядев на писаря ласковым и добрым взглядом, Бьянка поднялась и подошла к столу, на котором стояла небольшая шкатулка. Из нее она извлекла три письма и протянула их слуге.
- Я послушаю тебя и ответ на любовную исповедь покамест писать не буду. Однако же эти послания должны добраться до тех, кому они предназначены. Надеюсь, я не слишком обяжу тебя, попросив отнести письмо мессеру Паоло самолично. От твоего проницательного взгляда ничто не укроется. Проследи за тем, как он станет читать, каково будет при этом его выражение лица.

0

9

- Всенепременно, драгоценная монна, - карлик кивнул и отвесил поклон. Несмотря на малый рост, Пинуччо преуспел в искусстве куртуазии и красивых жестов, потому это движение выходило у него изящнее некуда.
- С письмами благородным господам пошлю Марчелло, его ноги побыстрее моих будут, - молодой слуга отличался особой прытью и с выполнением поручений еще ни разу не сплоховал. Все, что не терпело отлагательств в доставке, доверяли всегда ему, за исключением того, что нужно было держать в самой строжайшей тайне.
Пинуччо приятно было слышать похвалу хозяйки, хоть отзывалась она в сердце коротышки глухой тоской. Вот если бы он мог быть рядом с лучезарной Бьянкой не как друг и советчик, но как возлюбленный! "Слишком многого хочешь" - укорял себя Пинуччо мысленно. Но тем, кто знает жизнь, известно, что только любовь Господа и святых может существовать без взаимности, людям же нужно непременно, чтобы их любили в ответ. Да не менее пылко, чем они сами.
- Письмо мессеру Паоло передам лично в руки. За ним, не выдавая себя, прослежу, - уточнил Пинуччо, и взгляд его в миг сделался серьезным и цепким. - Будьте покойны, монна Бьянка. Сделаю все так, как как вы того желаете.
Не смея более терять время, Купидон вновь поклонился и засобирался прочь, чтобы как можно скорее выполнить поручение драгоценной донны.
- Только смотри не перепутай, - наставлял он через несколько минут быстроногого Марчелло. - Письма эти отдашь в руки господам. Если кого не окажется дома, обязательно разыщи, да сходи туда. Если будут заняты, дождись и передай.
Юноша быстро кивнул.
- И по дороге не задерживайся, не ротозействуй. Знаю я, что любишь ты подолгу на воду и голубей глядеть. Поглядишь потом. Ты все хорошо понял?
Просто удивительно, как за пределами зрения монны Бьянки становился Пинуччо совсем не похожим на легконравное, смешливое и вечно юное дитя. Был в самом деле серьезным и строгим.
- Теперь ступай. Как придешь, расскажешь мне где был, как выполнял поручение, что видел и слышал касаемо адресатов. Беги, мой добрый друг, Марчелло. Да поскорее.

Отредактировано Pinuccio (02.12.2012 15:59:56)

+1

10

Марчелло был проворным и смекалистым, поручения исполнял точно в срок. Одно только было плохо – страдал он недугами, особенно свойственными юности: ротозейством и самонадеянностью. Больше всего ему не по душе были нотации карлика, пользовавшегося безграничной благосклонностью хозяйки. Хотя в тайне Марчелло побаивался писаря за его строгость, все же, оказавшись вне его видимости, пошел размеренным шагом, мысленно бравируя мнимой независимостью.
Покинув несколько темных и узких улиц, юноша оказался на рынке. Тут уж было где разгуляться взгляду. То одна лавка, то другая так и манили запахами и красками. Марчелло, остановившись около женщины, державшей на привязи козу, вдоволь налюбовался на козлят, гусей и кур. Но вскоре его внимание привлекла знакомая девушка. Стройная, черноокая Линучча была служанкой мессера Карло Полидори, которому предназначалось одно из писем.
Окликнув служанку, Марчелло пошел с нею вместе, по пути расспрашивая, дома ли хозяин и не занят ли он. Вскоре, однако, разговор сместился в сторону вещей, далеких от господских забот. Линучча была смешлива и мила, так что юноша, увлекшись беседой с нею, сам не заметил, как отдал мессеру Карло чужое письмо. Хуже всего, что он, желая сопроводить Линуччу до лавки портного, не дождался, когда мужчина прочитает послание.
О своей оплошности бедный Марчелло узнал лишь в доме второго адресата – мессера Андреа Брутти. Тот поспешно взял бумагу и, развернув, воскликнул:
- Эге, братец! Да это не для меня писано…
- Не для вас. – Только и смог пролепетать бледнеющий юноша.
- Ну, ничего, ничего. На твое счастье мы с мессером Карло давние приятели, - поспешил утешить Брутти незадачливого ротозея, поняв по прочитанному беглым взглядом что к чему. – Я как раз сейчас отправляюсь к нему и, так уж и быть, собственноручно передам письмо монны Бьянки. Ступай. Да смотри, больше не оплошай так нелепо. 
Марчелло, не смея возражать, понуро вышел вон. О том, что было написано в обоих письмах он, конечно, не знал, но все же чуял, что ему крепко влетит от карлика Пинуччо.

+1

11

Тем временем сам Пинуччо отправился к Фиттипальди. Хозяина дома он застал в состоянии похмелья. Тот принял его любезно, но со свойственной заносчивым людям прохладцей. В самом деле, кто такой этот коротышка, чтобы с ним церемониться?.. Отпустив пару едких шуток, к которым Пинуччо давно привык, мессер Паоло взял письмо и стал читать его прямо при карлике:
- Обожди здесь, маленький посланец любви, - сказал он ему. - Заодно передашь ответ.
Сердце карлика сжалось от злости, хотя он был вынужден продолжать улыбаться.
Бегло пробежав строчки письма монны Бьянки взглядом, венецианец самодовольно заулыбался. Но волнения или трепета, присущего влюбленным, а также той осторожности, с которой они читают послания от объекта своих сердечных чаяний, Пинуччо не увидел.
- Иди к своей госпоже и скажи ей, что я буду у нее завтра вечером.
"И все?" - чуть не спросил Пинуччо, да вовремя прикусил язык. Карлик поклонился и сказал: - Как скажете, мессер Паоло, все будет исполнено.
- Поторапливайся, маленький плут! - смеясь крикнул Купидону в спину Фиттипальди, и Пинуччо поспешил из его дома прочь.
К монне Бьянке Пинуччо шел вопреки пожеланию Фиттипальди медленно, тая в сердце печаль. Грустные мысли одолевали его всю дорогу. Что сказать прекрасной хозяйке? Честно признаться в том, что Фиттипальди был равнодушен или смягчить яд правды мягкими и ласковыми словами? Как сложно быть посыльным, когда дело касается любви! Решив, отвечать строго по вопросам, он наконец переступил порог дома и встретился с Марчелло, который, опасаясь наказания, имел вид нарочито беззаботный, будто ничего и не произошло. В конце-концов, дело он сделал, а о маленькой оплошности можно было и умолчать.
- Отнес ли ты письма? - спросил его Пинуччо, перехватив за руку.
Парнишка улыбнулся:
- Конечно. Все как вы велели.
- И что же господа?
- Я не видел, как они их читали, - соврал Марчелло, чтобы Пинуччо не дознался, что на самом деле произошло.
- Ладно, ступай... - вздохнул карлик, занятый своими мыслями, и более не стал мальчишку пытать.

+1

12

Мессер Андреа Брутти времени даром не терял. Он не долго гневался на себя за то, что не расспросил посланника как следует, а затем, снедаемый ревностью и негодованием, отправился к мессеру Карло Полидори, с которым и впрямь водил дружбу.
Между тем и  сам Полидори, которого всю дорогу недобрым словом вспоминал Брутти, обнаружил, что получил письмо, ему не предназначавшееся. Не мало огорчившись, он так же решил наведаться к своему другу. Оба встретились у порога.
- Вы уходите, мессер Карло?
- Сказать по чести, я намеревался сейчас же нанести Вам визит, мессер Андреа.
- Вот как? Что ж, тем лучше, что мы не разминулись по дороге… У меня к Вам есть дело.
- Право слово, сколько совпадений! А у меня к Вам…
Обменявшись письмами, они некоторое время читали, а после не смогли сдержать враждебных слов в адрес той, что их обманула, хотя ни один из них не смог бы поклясться, что хранил в своем сердце трепетные чувства, которые можно было бы оскорбить. Когда задето самолюбие, всякий гнев кажется праведным.
Однако, в этот день судьба сыграла с Бьянкой Рутой еще одну злую шутку. Полидори и Брутти сговорились навестить Паоло Фиттибальди, дабы тот их рассудил и дал совет. Все трое, как видно, оказались знакомы.
Ничего не подозревающий Фиттипальди принял гостей, находясь в благодушном настроении. Рассказ двух приятелей поначалу вызвал у него безудержный смех и, веселье его длилось до тех пор, пока Паоло не понял, о какой женщине идет речь.
-  Нужно ее проучить! – воскликнул Андреа Брутти, которому ударило в голову вино – им угощал радушный хозяин.
- Возможно. Но чего еще мы могли ожидать от куртизанки? – разумно возразил Карло Полидори.
- Убью, гадюку, своими же руками…
Пока двое спорили и решали, как отомстить Бьянке, Паоло Фиттпальди молчал, не вступая в разговор. Благодаря Брутти и Полидори ему было известно содержание всех трех писем. Он был не столь глуп и понимал, что написаны они по-разному – третье, предназначенное ему, по своей сути было иным – более многообещающим и, вместе с тем, более искренним. Однако, червь ревности и сомнения точил его сердце.

+1

13

А Пинуччо, отпустив Марчелло, бегом направился к монне Бьянке, чтобы новости ей сообщить. Поднимаясь по крутой лестнице, хватаясь маленькими ладонями за перила, думал он как облечь правду в слова так, чтобы они не ранили сердце влюбленной женщины, ибо любящему мужчине больно смотреть, как страдает та, что дороже всего на свете.
Войдя в покои хозяйки, карлик с улыбкой поклонился.
- Ваше поручение выполнено, драгоценная монна, - и он засеменил к ней, чтобы прикоснуться губами к руке. - Мессер Паоло принял послание ваше с радостью и, не теряя ни минуты, не став меня отсылать, велел на словах передать вам, чтобы ждали вы его завтра вечером.
О самодовольной улыбке Фиттипальди, о дыхании, полном винных паров, о том, как прочитанное письмо было небрежно отложено в сторону, Пинуччо промолчал.
- Мне не пришлось подглядывать за мессером Паоло, - слуга сдержанно улыбнулся. - И намерения его были вполне ясны.
Коротышка не врал, Фиттипальди, получив письмо собирался как можно скорее насладиться благосклонностью прекрасной монны Бьянки. Жаль только, что влюбленная женщина готова была принять это за обещание любви. Немного помедлив, Пинуччо добавил:
- Марчелло так же выполнил поручение.
О, если бы он знал, чем обернется оплошность Марчелло, то выложил бы все свои опасения как на духу! Но часто выходит так, что, оберегая, любящий всем сердцем гибельно вредит тому, кому предан.

+1

14

Возвращения Пинуччо монна Бьянка ожидала с нетерпением, поэтому, стоило ему только появиться на пороге ее покоев, как куртизанка сама бросилась ему навстречу. По выражению ее лица было видно, как она волновалась. Тем не менее, чтобы сохранить достоинство, Бьянка выслушала слугу спокойно и внимательно, не перебивая. Когда же он закончил, на радостях расцеловала его в обе щеки, не замечая, как смущает бедного Пинуччо.
- Ты мой Купидон! – с улыбкой произнесла куртизанка, ласковой рукой оглаживая карлика по золотым кудрям. – Что бы я делала без тебя?
Так, на свой лад, Бьянка благодарила того, кто был для нее не только слугой, но и другом. Они долго беседовали, шутили и смеялись. О двух других мессерах молодая женщина ни словом не обмолвилась, не спрашивала и о Фиттипальди, словно боялась спугнуть удачу. Позже, перед сном Бьянка молилась о том, чтобы следующий вечер принес ей счастье.

0


Вы здесь » Il Novellino » Realta » "У любви совсем нет глаз" - 2