Il Novellino

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Il Novellino » Realta » "У любви совсем нет глаз" - 3


"У любви совсем нет глаз" - 3

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Место: Венеция. Время: 1507 год, март.

Действующие лица:
Бьянка Рута - "честная" куртизанка.
Пинуччо - слуга.

Действие третье, повествующее о том, какие плоды принесла путаница с любовными письмами.

0

2

Вечером следующего дня Бьянка Рута ожидала прихода своего возлюбленного, Паоло Фиттипальди. К назначенному сроку были приготовлены изысканные яства, комнаты убраны, полы усыпаны благоухающими травами. Куртизанка же, несмотря на волнение, держала себя строго и горделиво, делая вид, что все хозяйственные ухищрения могли быть предназначены и для любого другого гостя.
И только верному Пинуччо было доподлинно известно, каковы были истинные чувства госпожи. Ему Бьянка велела ни при каких обстоятельствах не покидать дом и, когда придет Фиттипальди, держаться поблизости, оставаясь  при этом незаметным. Отдав приказание, молодая женщина больше не беспокоилась, зная, что карлик как всегда исполнит все в точности.
Наконец, немного опоздав, явился долгожданный гость. Поинтересовавшись, дома ли госпожа, нетерпеливо вошел внутрь. Ныне Фиттипальди был трезв и охвачен раздражением, которое даже не пытался скрывать. На, сопровождавшего его до покоев куртизанки, карлика не взглянул ни разу, словно бы тот не существовал вовсе.
Однако, оказавшись перед ясным взором рыжеволосой женщины, он сменил выражение лица и приветствовал ее любезным тоном:
- Монна Бьянка, мое почтение Вам, несравненная, - в мгновение ока оказавшись подле куртизанки, Фиттипальди слегка коснулся губами ее руки.

0

3

Весь день, с самого утра, был Пинуччо грустен. Глядеть на то, как станет целовать возлюбленную монну Бьянку мессер Паоло ему совсем не хотелось. Однако, сама того не зная, прекрасная и добронравная хозяйка наказала своему слуге, хорошенько спрятавшись, это пытку терпеть. И верный ей, он был вынужден подчиниться.
Даже любовный пыл не охладил надменности Фиттипальди. В покои честной куртизанки он входил словно хозяин. Пинуччо, наблюдая за его порывистыми, размашистыми движениями, подозревал, что мессеру Паоло не терпелось. Он то ли был на что-то зол, то ли не мог сдержать любовный пыл. То ли одно и другое вместе.
Неловко было Пинуччо подглядывать и подслушивать в надежде, что потом его позовут и как обычно испросят совета, а он, вновь улыбаясь, станет утешать разбитое сердце монны Бьянки. Так уже бывало, так будет и теперь.
Вот сели мужчина и женщина подле друг друга.
Вот ладони сплели.
Вот заглянул Фиттипальди монне Бьянке в глаза.
Вот порозовели ее щеки и дрогнули ресницы.
Вот сжалось сердце бедного Пинуччо в тугой комок боли.
Маленьким кулачком сжал карлик полу своего пестрого одеяния и, тяжело вздохнув, отпрянул от потайного глазка, в который наблюдал за куртизанкой и ее гостем. Безмолвный, одолеваемый страстями, измученный любовью, он прислонился спиной к стене и крепко зажмурился, слушая чужое жаркое дыхание и поцелуи.

+1

4

Вслед за поцелуями послышались голоса. Теперь они были тихими. В женском слышалась нежность, а в мужском – игривая страсть.
Бьянка смотрела на своего возлюбленного и не могла наглядеться. Не замечала она, что в улыбке застыли его губы, но темные, почти черные глаза были холодны и смотрели так, словно пытались пронзить насквозь. Только когда Фиттипальди отвернулся, рыжеволосая женщина спросила с тревогой в голосе:
- Паоло, любовь моя, отчего вы грустны? Случилось что?
Мужчина не отвечал, только хмурился, не глядя на Бьянку. Наконец, высвободив свою руку из теплых, надушенных ладоней куртизанки, он вытащил из-за ворота куртки два письма. Те самые. Бьянка узнала их по печатям и, сердце ее упало в пятки.
- Прекрасная монна, - колко и сухо проговорил гость, - не соблаговолите ли объяснить что это?
- Паоло…
От страха и не понимания Бьянка потеряла дар речи. Как же случилось так, что оба послания, предназначавшиеся другим, оказались в руках у Фиттпальди?
- Ваш молодой слуга перепутал, кому какое письмо вручить. Из-за этой досадной случайности, - рот мужчины искривился в усмешке, - мессеры Карло и Андреа теперь знают, что вы дурите обоих. К несчастью вашему, они еще и мои старые приятели, а потому, обнаружив сей обман, сразу направились ко мне за советом. Молчу о том, каково мне было!
Бьянка сидела, едва дыша, бледная и неподвижная. Она чувствовала, что земля словно уходит у нее из-под ног.
- Паоло, выслушайте меня. Прошу вас. Да, мне приходится оказывать ложные знаки внимания. Однако же по-настоящему мне милы только вы. Ваши чувства ко мне затронули мое сердце…
- Откуда вам знать о моих чувствах?
- Так разве ж не вы… - Бьянка зашуршала платьями, вставая, из шкатулки она достала лист бумаги и передала его Фиттипальди. – Не вы ли писали это письмо? Я храню его как драгоценность.
- Нет, не я.
Воцарившееся молчание было страшным. Так тихо становится перед бурей.

+1

5

В этот момент в тощей груди бедного Пинуччо, словно стремившаяся вырваться на волю птица, быстро-быстро, гулко забилось сердце. Прикусив губу, слушал он разговор хозяйки и ее недостойного возлюбленного. Как сладко лгал всегда мессер Паоло, мог бы солгать и сейчас, однако не стал. Да и с чего бы ему покрывать неизвестного воздыхателя, когда тот был ему соперником? Конечно, будь мессер Паоло хитрее, то непременно бы этот казус обыграл, но такое положение дел было не в интересах Фиттипальди. 
- Так разве ж не вы… - женский голос дрогнул.
- Нет, не я, - как клинок отрезал мужской.
"Это конец" - подумал карлик. Слушая воцарившуюся затем тишину, взмолился Пинуччо Мадонне. Выйдя из потайной комнаты, он побежал к двери, да у нее и застыл как вкопанный. Зачем вторгаться? Что сказать? Представив себе взгляды монны Бьянки и ее гостя, карлик беззвучно вздохнул и вытер украшенным затейливой вышивкой рукавом со лба испарину.
- Будь ты проклят, - беззвучно прошептал Пинуччо, адресуя это пожелание то ли себе, то ли Фиттипальди. Отчаяние и бессилие чувствовал он сейчас как никогда остро, и не знал, что вскоре им, как зимним холодам, случившимся посередь весны, суждено стать еще невыносимее и злее.

0

6

Бьянка судорожно сжимала письмо, так ничего и не сказав в ответ. Смятение и тревога овладели ею. Лучше было бы последовать совету мудрого Пинуччо и не высказывать напрямую догадку о происхождении прекрасного любовного письма, вменяя его авторство мессеру Паоло Фиттипальди, но, услышав несправедливые упреки, молодая женщина не сумела совладать с собой.
Тот, кого Бьянка мнила возлюбленным, смотрел на нее холодно и зло, кривя губы в ироничной усмешке. Только теперь куртизанка заметила, что его натуре свойственна жестокость, но трепетное чувство, упрямо не желавшее угаснуть разом, побуждало Бьянку оправдывать мужчину.
Фиттипальди встал, шагнул вперед, наступая. Безмолвно. Кипя гневом.
- Но кто же?...- в растерянности пролепетала Бьянка и в следующее мгновение вскрикнула – Паоло наотмашь ударил ее по лицу смятыми письмами.
- Откуда же мне знать, благочестивая монна? - Ядовито откликнулся он. – Вы же, как я погляжу, благоволите многим. Кто знает? Может быть, в любви вам признался мой брат, а, может, мой отец. Или же ваш сосед купец. Или священник. А, может, сам кардинал? Молва о вас говорит разное, к примеру, что вы спите со своим коротышкой-писарем. Так, может, это он?
От жгучей обиды синие глаза Бьянки заволокло слезами. Поджав губы, она наградила мессера Паоло звонкой пощечиной и вымолвила горько и желчно:
- Подлец! Вы не стоите и подошвы моих башмаков и, уж конечно, не вы писали это признание. Куда вам! – не переведя дух, куртизанка продолжила. – Что для вас женщины? Игрушки! Чуть не по-вашему, слегка задето самолюбие – все, ревность, недоверие и  гнев. И как я вас не разглядела сразу? Вы, мессер Паоло, из тех, кто в чужом глазу видит соломинку, а в своем не замечает бревна. О, я знаю таких, как вы! Куртизанка для вас – падшая женщина, но отчего-то вы посещаете ее и принимаете ее ласки. Что же, свои грехи вас не беспокоят? Чудовище! Мерзавец!…
Последние слова болезненным комом застыли у Бьянки в горле. Опустив взгляд, молодая женщина с изумлением смотрела на нож, вонзившийся ей в живот и на твердую руку, сжимавшую рукоять.
Фиттпальди отступил назад, прозрев и с ужасом взирая на плод своей ярости. Никого не позвав на помощь, он бросился прочь из комнаты, оставив рыжую женщину, слабо хватавшую ртом воздух, лежать среди вороха бумаг и драгоценностей, выпавших из шкатулки, которую она опрокинула, падая и пытаясь удержаться за край стола.

Отредактировано Bianca Ruta (23.12.2012 22:32:21)

0


Вы здесь » Il Novellino » Realta » "У любви совсем нет глаз" - 3