Il Novellino

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Il Novellino » Realta » "Лекарство от забвения" - 1


"Лекарство от забвения" - 1

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

Место: Флоренция, палаццо Ардженти.
Время: середина декабря 1473 года.

Действующие лица:
Федерико дельи Адимари по прозвищу Ардженти - рыцарь.
Джованна дельи Адимари - его жена.

Джованна, проводя долгое время у постели супруга, видит как он приходит в себя. Однако ее счастье омрачается тем, что рыцарь не узнает прежде горячо любимую жену.

Отредактировано Federico Argenti (12.11.2013 15:25:54)

0

2

Декабрь выдался пасмурным. Особенно пасмурным он стал для молодой монны Джованны, супруги мессера Федерико. Первые зимние солнечные дни омрачились известием о тяжелом ранении Ардженти. Участвуя в охоте на кабана, он не удержался в седле. Неудачно упав в овраг и едва не свернув себе шею, жестоко разбил голову о камень, сломал ногу. Ни живого, ни мертвого, привезли его в палаццо, уложили на кровать. Двое суток без просыпу суетился рядом пожилой лекарь, потом развел руками, сказав, что теперь вся надежда на Господа. И если перелом ноги был не страшен, то ушиб головы оказался слишком сильным. Ардженти дышал, но не приходил в себя. Будто глубоко уснул и не хотел просыпаться.
Мауро, оруженосец Федерико, тем временем с пристрастием допросил слуг, а потом отыгрался на них якобы за нерадивость, хотя в этом досадном недоразумении не было и малой их вины. Даже опытный всадник может ошибиться. Оруженосец негодовал, крутясь подле монны Джованны. Грустно ему было смотреть, как жена рыцаря изводит себя. Боялся, что если суждено Ардженти преставиться, то и она отправится следом за ним. Слава Богу, такого не случилось. Поздним вечером в середине декабря, через седьмицу с небольшим после досадного происшествия, мессер Федерико открыл глаза и взглянул на Джованну. Правда взгляд его был темным и чуждым. Рыцарь долго молчал, глядя на женщину, которая казалась ему чужой. Не узнал поначалу даже своего дома.
- Где я? - хрипло спросил, высвобождая ладонь, за которую его держала незнакомая теперь Джованна.
Ардженти не помнил, чтобы в его доме кто-то жил, кроме прислуги и Мауро. Иногда, правда, они кутили вместе с Гаэтано, но его здесь не было. Не хватало сил, чтобы приподняться, да оглядеться, а потому он надеялся, что хотя бы эта добрая женщина объяснит ему, что произошло.

0

3

- Слава Господу! - у Джованны из глаз брызнули слезы, она истово перекрестилась.
Сколько она уже пролила их с того момента, как Федерико на руках принесли к ней, но на этот раз она плакала от счастья. Молодая жена рыцаря была бледной, глаза запали от того, что сон обходил ее стороной. На руку были намотаны четки. Не было часа в эти дни, что был бы проведен без молитвы, и наконец, как видно, Господь ее услышал.
- Ты дома, любовь моя! - женщина, вытерев мокрые щеки рукавом, как простушка, поцеловала мужа в висок.
Она кликнула слуг радостным, звенящим голосом, сказала, чтобы передали - господин очнулся. Знала, что с минуты на минуту затопочут по коридору сапоги верного Мауро.
Присев на край кровати, Джованна прильнула на мгновение к рыцарю, не обращая внимание на то, что тот глядит хмуро. И в голову не могло ей придти, что тот забыл свою Куничку.
- Ты головой ударился на охоте, - сказала она, выпрямившись. - Столько дней ты пролежал здесь почти как мертвый, что я уж думала, не очнуться тебе никогда больше. Как я испугалась! - глаза Джованны снова увлажнились, стоило только вспомнить пережитое. Она всхлипнула. - Все время с тобой была, слушала как ты дышишь, как сердце твое стучит, и думала, что вместе с тобой умру. Федерико! Ну что ты смотришь так на меня? Знаю, что на лицо успела подурнеть от слез, но это пройдет совсем скоро.
Тут в комнату ввалился Мауро, запыхавшийся, покрасневший. Ошалелый его взгляд впился в очнувшегося господина, словно поверить не мог исцелению. Из-за спины его выглядывали слуги.
Рот оруженосца наконец расплылся в широкой улыбке, откинув волосы с лица, он пошел в комнату и покаянно упал на колени перед постелью Ардженти.
- Святая Мадонна вас уберегла должно быть, господин! Радость-то какая! Простите меня, ради Бога, не доглядел за вами!

+1

4

Хорошо хоть в своем доме. В голове царил такой туман, будто накануне Ардженти хорошенько выпил с друзьями. И точно так же его мутило. Было рискованно поднимать глаза вверх, потому что от одного взгляда на расписной потолок, тот начинал кружиться.
Федерико тяжело вздохнул, нахмурился. Голова болела, шея и плечи затекли, в горле пересохло. Было крайне тяжело вникнуть в услышанное. Охоту он не помнил тоже. Слова молодой красавицы и вовсе звучали невероятно. Такую среди своих давних зазноб он не припоминал. Попросил у нее воды.
- Мауро, кто эта донна? - спросил шепотом, когда оруженосец покаянно склонился к нему. - В честь чего совершает подвиг милосердия? Или я в раю и ангела приставил ко мне Господь? - Ардженти мрачно усмехнулся.
Сейчас его не слишком крепкого ума хватало только на подобные шутки. Уже поняв, что с постели подняться не может, он тут же обозлился на собственную беспомощность.
- Простите, донна, что вынудил созерцать меня в таком виде, - обратился он к жене, которую не узнавал. - Благодарю за заботу, - взяв ладонь Джованны, Федерико с искренней благодарностью поцеловал ее.

Отредактировано Federico Argenti (12.11.2013 15:24:05)

+1

5

Мауро взглянул на Ардженти недоуменно, потом негромко гоготнул.
- Все в порядке будет, донна! Видите? Едва только очнулся, а уже шутить пытается! Верный признак, что на поправку идет.
Джованна поднесла мужу воды с толикой вина, и вместе с оруженосцем они помогли рыцарю приподняться и напиться.
- О чем он шутит, Мауро? - мягко улыбаясь, спросила молодая женщина.
- Да спросил сейчас, донна, кем вы ему приходитесь!
- И как только придумал такое, - тихо засмеялась Джованна, запрокинув голову. Посмотрев на Фередико лукаво, как бывало раньше, она дернула его за рукав. - Я жена твоя, оборванец!
Они неизменно веселились до этой поры, вспоминая про свое летнее житье, и дразнили друг друга оборванцем да оборванкой, когда никто не видел. Мауро же знал о том, что было, поэтому стесняться его не приходилось.
- Кто бы, как не я выхаживал тебя здесь? - Джованна деловито поправила подушку, на которой лежала сломанная нога рыцаря. - Я тебя еще и не в таком виде видала.

0

6

Федерико от таких слов едва не поперхнулся. Растерянно смотрел то на оруженосца, то на незнакомую красавицу.
- Оборванец?! - спросил ошеломленно. - Какой же я оборванец, донна... - отчего смеются Мауро и девица, он понять не мог. - Моя жена?
Какая жена? Он даже имени ее не помнил! Был уверен, что пока не успел связать себя узами брака. Да и не собирался. И сделалось отчего-то горько. Вокруг происходила какая-то чертовщина, смысла которой Ардженти не понимал. Помолчав немного, Федерико спросил снова:
- Который день? - надеялся, что хотя бы это поможет вспомнить. По его мнению сейчас был конец зимы, той самой, которая предшествовала началу 1473 года. Охоту, о которой говорил Мауро, он не помнил также. Пока хватило сил, сдерживал раздражение. Было ему крайне нехорошо, а эти двое вздумали в неурочный час забавляться. Если Мауро позвал эту женщину сюда, чтобы его разыграть, то следовало задать ему хорошую трепку. Сначала за то, что позволил ей видеть его в таком плачевном состоянии. Потом за дурацкие забавы. Ардженти прикрыл глаза, переводя дыхание. Происходящее уж очень походило на дурной сон.

Отредактировано Federico Argenti (12.11.2013 15:25:22)

0

7

- Семнадцатый день уж как декабрь настал, - пролепетала Джованна, обомлев.
Если Федерико и правда думал шутить, то шутка явно не удалась и затянулась. Мауро промямлил что-то растерянно, как щенок переводя взгляд с хозяина на хозяйку и обратно. Тяжкое молчание повисло в комнате.
- Мауро, что же это? - развела руками женщина, потом ухватилась крепко за ладонь мужа. - Хватит уже шутковать, не смешно вовсе. Неужели ты меня и правда не помнишь?
Слыхала Джованна как людям иногда память отшибает, но отказывалась верить, что пришла эта беда и к ней на порог. Не успела живому мужу порадоваться, как снова будто водой холодной окатили.
- Федерико! - подбородок женщины снова предательски задрожал. - Неужели ты забыл свою Джованну? Вот уже три месяца как мы женаты. А до этого ты сватался ко мне, заставил себя полюбить такой хитростью, что и не представишь. Фередико, - Джованна нежно огладила мужа по щеке, с надеждой глядя на него, будто он вот-вот станет прежним. - Вот, посмотри.
Она показала ему свою руку, отягченную печаткой с гербом Адимари.
- В день помолвки ты подарил его мне. Ну, помнишь?

0

8

- Так был же февраль! - воскликнул Ардженти и побелел от злости. Лицо его сделалось будто каменным. - Мауро, дьявол тебя побери! Что за шутки? - в приступе ярости, он намертво вцепился в покрывало, которым был укрыт, а когда увидел кольцо, лишился дара речи. В ужасе теперь смотрел на красивую руку и на темный крупный камень. Все, что говорила именовавшаяся Джованной, было похоже на кошмар. И кошмарнее всего оказалось, что он этого не помнил.
- Господи! - Федерико перекрестился, стало еще горче от обиды на происходящее, на оруженосца и Джованну. - Как я мог его подарить? Когда? Ведь я вас до сего дня не видел!
И о какой хитрости шла речь? Бывало, плутовал Федерико, особенно, когда забавлялся с друзьями. Но никакого плутовства, которое могло бы привести к такому печальному результату, он, ей Богу, не совершал. И уж тем более ни к кому еще не сватался. Да и с чего бы? Сердце его пока было свободно, и не встретил он ту, которая бы заставила немногим дольше, чем на одну ночь, неровно дышать.
- Не помню, - сказал рыцарь сокрушенно и опустил голову, чувствуя себя последним дураком. - Какая такая хитрость? Я ничего дурного не совершал, донна... Джованна.

0

9

Как стояла жена рыцаря, так и осела на пол, ноги сами собой подогнулись. Мауро кинулся было поднимать хозяйку, но она сама встала на колени перед постелью мужа. Глаза у Джованны наполнились отчаянием. Рассказала она Ардженти как тот сговорился с ее семьей, как увел из отчего дома и как жили они на берегу реки. Все как было поведала до самого дня свадьбы.
- И этого не помнишь? - спросила она, едва не плача. И видя, что Федерико все так же пребывает в беспамятстве, побледнела еще больше.
Вот тут ей и правда сделалось дурно, и Мауро пришлось отпаивать молодую женщину водой. На его крик прибежали служанки, чтобы помочь госпоже.
- Бедняжка от переживаний совсем плоха стала, - жалостливо произнесла юная Мария, обмахивая Джованну передником.
- Хозяин, то и правда супруга ваша! - оруженосец с болью посмотрел на Ардженти. - Секите мне голову с плеч, ежели я вру, на кол посадите. Недавно ведь только говорили мне, что любите монну Джованну больше жизни.

+1

10

Федерико слушал и сам себе удивлялся. Если то, что говорила Джованна, было правдой, он совершил очень отчаянный поступок. Если так, то почему хотя бы малой доли всего этого не помнил? И почему красавица, которая сейчас была перед ним, не трогала его сердце? Разумных объяснений на этот вопрос не нашлось, и Ардженти всерьез перепугался, что тронулся умом. Иначе как февраль сделался декабрем, а незнакомая девица - любимой женой Ардженти?
- Как же так... - опечаленно проговорил Федерико, опасаясь, как бы его не сочли безумным. Слезы донны напугали его еще больше. Слушая Мауро, он кивнул и растерянно сказал: - Да, - только  в этих словах было по-прежнему очень мало уверенности.
Однако, Федерико Ардженти никогда не отказывался от данных клятв, и если он когда-то обещал этой женщине, что будет с ней рядом, значит, следовало хотя бы соблюсти приличия. Для начала сделать так, чтобы она не плакала.
- Не плачьте, монна Джованна, - устало и отстраненно проговорил он. Даже имя ее звучало как-то незнакомо. - Раз вы говорите, что мы с вами близки, пусть будет так. Простите, что стал причиной вашего огорчения.
Он глянул на Мауро, потом на Джованну, ожидая, что те примут его слова как подобает и наконец, хотя бы на время, это недоразумение уляжется.
- А что злополучная охота? Удачно... состоялась, если не считать моего э... ранения? - спросил он уже старательно улыбаясь, пытаясь перевести тему на более безобидную.

Отредактировано Federico Argenti (12.11.2013 16:49:50)

+1

11

- Ушел, чертов зверь, - Мауро махнул рукой. - Пять стрел в загривке унес, одну суку в бок клыками пырнул. Жива она, - поспешил успокоить он рыцаря. - Тоже скоро бегать будет, совсем как вы.
В тот день никакой добычи кроме перепелок не было. Про кабана, принесшего столько горя, никто и вспоминать не хотел.
- Хозяин, вам бы поесть, - оруженосец покосился на Джованну, которая безутешно рыдала на полном плече служанки. Та гладила ее по спине и покачивала как ребенка. - Вы столько без нормальной пищи, госпожа только бульоном вас поила с ложечки...
Джованну увели из спальни под руки. У нее не осталось как будто сил, чтобы самой идти, и смотреть на Федерико тоже не было сил. То, что он обращался к ней как к чужой, едва не надорвало ей сердце. Лекарь, который навестил очнувшегося рыцаря, потом навестил и его жену.
- Ну, полно, - похлопал он ее по слабой руке. - Вспомнит он вас, донна, не переживайте. А не вспомнит, так заново полюбит. Как не полюбить такую красавицу? - старик, добро улыбаясь, коснулся острого подбородка Джованны. - Главное, чтобы с вами теперь ничего не приключилось. Но вы крепитесь. Господь все равно к вам милостив - он мужа вам вернул.
Долго раздумывала Джованна над словами врача. Как ни горько было теперь, но все ж они супруги, и друг над другом имеют полную власть, все права и обязанности. Навестив свою мать и переговорив с нею, молодая женщина воспряла духом, и решила, что ни за что не отступился от Федерико.
Через день после пробуждения рыцаря Джованна навестила его снова, красиво причесанная и одетая в платье, которое ему так прежде нравилось.
Учтиво поклонившись, она села рядом с кроватью.
- Как ты чувствуешь себя сегодня? - спросила Джованна. Лицо у нее было печально, но взгляд полон любви и терпения.

+2

12

- Благодаря Господу и вашим стараниям, сносно, - вежливо ответил Федерико, разглядывая жену. Монна Джованна была хороша собой, не дурнушка. Не стара, не толста, даже немного худощава. Не мешало бы немного подкормить. Судя по тому, как хорошо сидело на ней платье, она была опрятна и обладала хорошим вкусом. Значит, ему не придется краснеть от ее неподобающего вида. В доме царили чистота и уют. Хорошо, что в жены взял не неряху. Прислуга и Мауро относились к ней с уважением. Видимо, не стерва. Рассуждая так, Ардженти невольно улыбнулся, хотя улыбка вышла сдержанной. Пряча неловкость, он взял ее ладонь. Та была прохладной. Неужто, замерзла? Чтобы согреть, он накрыл ее руку своей.
За окнами по-прежнему была серая слякоть. Все время, начиная с пробуждения, Ардженти уговаривал себя, что должен быть хорошим мужем. Но тяжело приноровиться, особенно, если не знать, какова твоя жена! Задавать вопросы он пока не решался. Не хотел полоумным калекой быть.
- Как вам нынче спалось? - спросил, продолжая эту глупую почти светскую беседу. - Этой ночью был сильный дождь, до утра тарабанил. У меня болела нога.
Держать ее маленькие руки в своих почему-то было очень приятно. Монна Джованна вообще была хрупкой и гибкой как зверек.

Отредактировано Federico Argenti (12.11.2013 17:29:45)

+1

13

- Мессер Джузеппе дал мне маковое молоко, я крепко спала. Не слышала дождя, - голосок Джованны был негромким, и даже каким-то извиняющимся. - Через неделю тебе... вам... можно будет вставать. А мы уже будем стараться, чтобы вы поправились как можно скорее.
Рассматривая Федерико, Джованна поняла наконец, что его положение так же дурно, как и ее, и обескуражен он не меньше. Каково было бы ей, очутись она на его месте? Точно так же, должно быть, испугалась, недоумевала и дичилась.
- Вам скучно, должно быть, лежать просто так. Я пришла, чтобы вас развлечь. Хотите, я почитаю или спою?
Джованна не знала как подступиться теперь к супругу. Обнять бы, приголубить, да ведь боязно. А вдруг она ему противна стала?
- После обеда обещался быть ваш брат. А завтра, пожалуйста, повидайтесь с моими родителями. Мы все молились о вашем здоровье, они будут рады видеть вас целым и невредимым.

0

14

- Не надо стихов и песен. Просто посидите со мной, - попросил он негромко так же, как в те времена, о которых позабыл. - Я вижу, вы продрогли.
Стянув  с себя меховую накидку, которая укрывала его плечи, Федерико укутал в нее Джованну.
После слов о родителях отвел взгляд, не зная, что сказать. Эти незнакомые люди, такие же чужие, как его жена, беспокоились о его здоровье. И следовало благодарить, но он даже имен их не знал. Или не помнил? Этим утром, до прихода супруги, мессер Ардженти велел срочно позвать управляющего и показать ему записи о расходах. Тот повиновался, показал. Среди скрупулезно подсчитанных хозяйственных трат были те, которые свидетельствовали о его свадьбе. Сомнений более не возникало и глупо было бы отказываться. Когда же все это началось? Он вспоминал рассказ жены и поражался тому, как почти год вылетел из его памяти.
- Хорошо, - Ардженти согласился примерно так же, как недавно вынужден был признать брак. - Как звать ваших батюшку и матушку? И... где мой любимый пес, Фьеро? Велите привести его сюда, пожалуйста.
Федерико не мог отрицать, что монна Джованна ему нравится, но как быть с нею, пока не знал. Мауро говорил о том, что раньше они друг в друге души не чаяли. У Ардженти не было оснований не верить верному оруженосцу.

0

15

Джованна сей же час позавидовала псу - его-то Федерико не забыл. Она вышла и вернулась затем в сопровождении Фьеро. Тот, увидав любимого хозяина, завилял хвостом и кинулся облизывать. Улегшись рядом на кровати, кобель едва не повизгивал от полноты чувств, потому как во время болезни в спальню ни разу допущен не был.
Женщина же стояла чуть поодаль, но потом все же села на место. Она тоже любила Фьеро, но сейчас наблюдать за дружеской встречей было горько.
Пришлось напомнить Федерико имена своих родичей и рассказать то, что полагалось ему знать о них.
- Не волнуйтесь, они не станут сильно докучать вам. Я сказала уже им, что вы ничего не помните. Придут проведать только, ненадолго.
Что бы придумать ей эдакого, чтобы вернуть любимому память? Или же не биться о закрытую дверь и действительно заново завоевать его любовь? Джованне покорять сердца не приходилось, ведь до того, как выйти за Ардженти, она слыла весьма целомудренной.
- Ваши друзья тоже желают вас видеть.

0

16

Федерико не хотелось, чтобы кто-либо видел его в столь плачевном состоянии. Пойдут еще пересуды. Он снова тяжело вздохнул, рассеянно поглаживая пса. Значит, придется вооружиться старым добрым притворством и пускать пыль в глаза, делая вид, что он бодр, весел и все в полном порядке. Врать не хотелось.
- Друзья подождут, - сказал Ардженти твердо. - Разве что, я хотел бы видеть Гаэтано. А Мауро и так здесь.
Ему еще предстояло хорошенько расспросить обоих. По крайней мере, они отнесутся с пониманием и не станут делать из Федерико полоумного. За терпение он был также благодарен и монне Джованне. Другая на ее месте уже давно обозлилась бы.
Он вспомнил, как радостно она целовала его и как гладила по щеке. И радоваться бы самому, да у Ардженти на сердце была одна лишь тревога. Во многом, чтобы унять ее и волнение Джованны, он снова взял жену за руку.
- Я рад, что не отправился на тот свет. И все это благодаря вам, - притянув легонько к себе, он поцеловал ее в щеку. Внутри словно обожгло, но Ардженти остановился, не смея настаивать на близости. И хоть было множество подтверждений тому, что монна Джованна его любила, для Федерико это было все равно, что ложиться в постель с незнакомкой.

0

17

- Муж мой, - Джованна, ободренная его немудреной и скромной лаской, прикорнула у него на плече. Раньше Федерико непременно поцеловал бы совсем иначе, но сейчас женщина и тому была рада, что супруг с ней все таки нежен. Иначе, конечно, и быть не могло, поскольку рыцарь был весьма хорошо воспитан и даже с незнакомыми людьми учтив.
Приподнявшись, Джованна поцеловала супруга в губы легко и нежно, почти невинно, желая лишь напомнить как следует ее саму целовать.
И все же, хотя его объятия не были больше горячи, молодая жена Ардженти после всего пережитого чувствовала блаженство. Была бы рада подарить ему немножко любви, но снова представила себя на его месте, и передумала. Пока Федерико сам не потянется к ней, решила не навязываться.
В комнату после негромкого стука сунулась служанка.
- Ваш брат пришел, господин.
- Мне уйти? - спросила Джованна у мужа.

0

18

- Нет, - Федерико мотнул головой. Впервые в жизни Адриано пришел некстати. И, может, стоило бы исповедаться брату, рассказав о душевном смятении, которое испытывал Ардженти, однако не сейчас. Отчего-то держать за руку монну Джованну было куда важнее. Странное, необъяснимое чувство вызвал ее поцелуй. И хоть за окном моросил студеный декабрьский дождь, Федерико невольно подумал о лете...
Когда прислуга проводила фра Адриано в покои Ардженти, монах с радостью поприветствовал супругов, принявшись благодарить Господа, Пресвятую Деву и всех ангелов вместе взятых.
- Монну Джованну послал нам на радость Господь, - францисканец поклонился молодой женщине, а потом уселся рядом на стуле, стоявшем подле кровати Федерико. Мауро, поделившийся радостной вестью, рассказал ему и о досадном недуге. Глядя на невеселые лица супругов, Адриано быстро смекнул, что  у старшего брата не все гладко, но Ардженти упорно улыбался и молчал. Только держался за руку жены, словно приклеенный.
Беседа была недолгой, и францисканец поспешил покинуть палаццо Ардженти, не желая Федерико докучать. Перед этим попросил монну Джованну его проводить. Хотел сказать пару слов наедине.
- Крепитесь, - сказал Адриано мягко, тронув молодую женщину за плечо. - Уповайте на Господа, но сами не плошайте. Мой дорогой брат - человек решительный, но иногда, если его хорошенько не подтолкнуть, он медлит. Говорят, утраченная память возвращается от необычных происшествий, - монах улыбнулся. - Вам нужно устроить ему какое-нибудь приключение. Навроде того, что он сам учинил прошлой весной.

0

19

- Да как же? - Джованна слушала фра не без удивления, но внимательно и даже жадно, будто тот знал панацею от всех бед. - Тогда его обман было устроить просто, а я ведь женщина. Да и что я могу придумать? Я не так хитра, как Федерико, к тому же жалко его.
- Женщины сильны по-своему, дорогая сестра, - фра Адриано говорил как будто бы с намеком. - Я покоен за Федерико, вы о нем позаботитесь как следует. Но мой вам совет - не жалейте его сверх меры. Помнится, над вами он пошутил довольно жестоко, хотя и крепко любил.
- Но обман...
- Не такой уж грех, коли совершается во благо, - монах прикоснулся к склоненной голове Джованны, благословляя. - Навестите меня, когда нужен будет какой совет.
- Благодарю, отче, - женщина поцеловала руку фра, и они простились.
К Федерико она вернулась очень задумчивая. Все не шли из головы слова Адриано, но понимала Джованна, что следует их хорошенько обдумать, ибо такой ученый человек плохого не посоветует. 
С мужем она готова была просидеть хоть целый день, но негоже было забрасывать хозяйство, поэтому, пробыв в его спальне недолго, Джованна ушла. Так же поступала она и в следующие дни. Поздоровавшись с супругом с утра, через некоторое время женщина уходила, и в течение дня заглядывала лишь на краткое время. Благодаря этому у нее была возможность, чтобы без спешки обдумать как быть, и к тому же Джованна нашла успокоение в домашних хлопотах.
Следующим радостным днем стал тот, когда Федерико наконец поднялся на ноги. Не без боли, но он смог наступить на ногу, что была сломана. Ходил он медленно, Мауро принес ему выточенную из красного дерева трость, чтобы рыцарь опирался на ее при ходьбе.
- Ну почти как летом, - всплеснула руками Джованна, невольно заулыбавшись.

Отредактировано Giovanna Adimari (13.11.2013 14:09:15)

0

20

Ему бы радоваться, что остался жив да поднялся на ноги, но Федерико бесился. И только нежелание огорчать жену заставляло его сдерживаться. Однако сдерживаться получалось не всегда, поэтому в следующий момент Ардженти отбросил палку:
- А сейчас? - удалось сделать несколько твердых и выверенных шагов, прежде чем его постигла кара за гордыню и необдуманные поступки. На ногах Федерико держался все еще слабо. Пришлось срочно искать опору. На счастье поблизости оказалось кресло, у которого был вынужден остановиться. - Неужели летом я был таким же жалким?! - вскричал он, ударив кулаком по подлокотнику. Не понимал, чего забавлялась Джованна, поминая лето, которое, как ему теперь казалось, мимо прошло.
Миновало Рождество, зима полностью вступила в свои права. С неба иной раз срывался редкий снежок. С реки дул промозглый ветер, и Ардженти отчего-то чувствовал себя узником. Лето, о котором говорила Джованна, забытое, далекое, манило его к себе. Так человек, потерявший зрение, стремится увидеть родные лица. И это подспудное стремление вспомнить не давало покоя, изводя Федерико безмолвно и болезненно.

0


Вы здесь » Il Novellino » Realta » "Лекарство от забвения" - 1