Il Novellino

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Il Novellino » Realta » "Лекарство от забвения" - 2


"Лекарство от забвения" - 2

Сообщений 1 страница 20 из 34

1

Место: Флоренция, палаццо Ардженти.
Время: февраль 1474 года.

Действующие лица:
Федерико дельи Адимари по прозвищу Ардженти - рыцарь.
Джованна дельи Адимари - его жена.

Отчаявшись вызвать ответные чувства у забывшего ее мужа, монна Джованна, сговорившись с друзьями Федерико, прибегает к хитрой уловке, чтобы получить то, что по праву ее.

Отредактировано Federico Argenti (13.11.2013 19:21:45)

0

2

Февраль был щедр на солнечные дни, но до настоящей весны оставалось еще долго. Потихоньку начинало пригревать солнце, небо становилось все выше, город казался сделанным из хрусталя, но гулял еще по закоулкам промозглый ветер и беспросветной чернотой стелилась ночь. Земля Тосканы ждала настоящего тепла. Так же и молодому семейству Адимари, несмотря на видимость согласия и вежливые улыбки, было далеко до прежней любви. Так же монна Джованна ждала внимания супруга.
Федерико старался быть с ней вежливым и учтивым, но по-прежнему дичился и держался в стороне. Не помогали ни увещевания друзей, ни долгие исповеди. Стоило Федерико и Джованне хоть немного сойтись, из-за мелочей вспыхивали ссоры. Чтобы не разжигать костер вражды, они заключили договор, по которому держались в рамках приличий. Ночевали по-прежнему в разных покоях. Не помня Джованну, Федерико так и не смог притронуться к ней, ведь та просила его не лгать.
Удрученный неудачами, Ардженти стал запивать досаду вином. Весельчак Гаэтано крутился рядом, пытаясь песней и шуткой друга подбодрить, да толку было мало. Мауро же твердил, что раз пылу нет, нужно огоньку добавить. Коли прошла любовь, стоит поискать другую, а там, глядишь, загорится с новой силой. Оба, говоря так и эдак, преследовали цель, о которой Федерико и не догадывался. 
Несколько дней назад Гаэтано рассказал Ардженти о куртизанке по имени Феличетта. Дело было во время дружеской беседы за игрой в кости и распитием вина.
- Девица любезная и хорошо воспитанная. Не простушка, знает, как нашему брату угодить. Тело белое и стройное, от нее всегда приятно пахнет. Есть небольшая тайна. Донна Феличетта никогда и никому не показывает лица.
- Может страшная она, как черт! Или косая! - воскликнул Мауро.
- Нет, - покачал головой Гаэтано, - у чертей не бывает таких глаз.
- Каких? - тут же оживился оруженосец. - Будто вы видели!
- За это пришлось бы хорошенько заплатить. Но говорят, они, как ночь. Глубокие, как омут... - вздохнул весельчак и повеса.
Федерико, к тому времени изрядно принявший на душу и заметно повеселевший, спросил:
- И что, до сих пор никто не видел ее лица?
- Представьте себе, мой друг.
- Это вопрос цены, - ухмыльнулся Федерико. - Таковы женщины. Сначала "Нет! Нет!", а уж потом... - он махнул рукой, горько вздыхая.
Мауро испытующе на рыцаря поглядел. Потом снова спросил Гаэтано:
- А вдруг она цыганка или злая ведьма? Черный глаз нехороший, говорят.
Тот пожал плечами:
- Откуда же мне знать? Может и так. Пойдите да сами проверьте.
То ли от отчаяния, терзавшего душу, то ли от пьяного веселья, Федерико сказал:
- И схожу. Где она живет, говорите?
Так Гаэтано, ловко расставивший силки, согласился привести рыцаря в дом Феличетты.

Отредактировано Federico Argenti (13.11.2013 20:18:53)

+2

3

Если бы куртизанка и правда была бы ведьмой, то в доме у нее должны были прислуживать переодетые черти. Но поскольку под личиной Феличетты скрывалась Джованна, то на посылках у нее была ее старая нянька, прикинувшаяся сводней. Она широко улыбалась ртом, в котором отсутствовало множество зубов, когда встречала Ардженти. Из-под платка на голове торчали седые пряди, а лицо у старухи было таким морщинистым, что напоминало потрескавшуюся землю. И все же маленькие глаза смотрели из-под набрякших век очень ясно.
- Проходите, мессер, проходите, - поминутно кланялась она, как будто годы сгорбили ее недостаточно сильно. - Донна Феличетта вас ждет. Поднимайтесь наверх.
Скрюченным пальцем она указала на темную лестницу, ведущую на второй этаж, и дала Ардженти свечу.
Во всем дома царил полумрак, дальних углов совсем было не разобрать.
Когда вошел Федерико в единственную освещенную комнату, то увидел невысокую женщину, стоявшую у стола. Одета она была на восточный манер в просторный халат и шальвары, на маленьких ногах были туфли с загнутыми носами. Голову куртизанки венчала чалма, краем которой было прикрыто лицо. Глаза, густо подведенные сурьмой, и правда оказались черными.
Джованна сильно волновалась. Такой обман до недавнего времени ей казался немыслимым, но как еще иначе удержишь мужа от блуда? Сговор с друзьями Федерико был крепок, согласилась охотно помогать и старая нянька, когда узнала, что задумала ее ненаглядная воспитанница. В самые короткие сроки нашелся и дом, и новые платья, все как одно заморские. Храбрость тоже нашлась, стоило только подумать о том, что Федерико может найти утешение в объятиях другой женщины.
- Здравствуйте, мессер, - прошептала куртизанка, приблизившись к рыцарю. Взяв его за руку, провела в комнату.
Та была небольшой и хорошо обставленной, но освещенной скуднее, чем показалось сперва после полумрака. Загадочная женщина, как видно, не жаловала свет вовсе.
-В этом доме совсем мало правил, но два из них я попрошу вас сохранять беспрекословно. Перво наперво, никогда не пытайтесь увидеть моего лица, мессер. А во-вторых, если пожелаете еще придти ко мне, не  приходите днем. А в остальном будьте вольны, - она поднесла Ардженти вина в серебряном кубке.
- Как зовут вас?

+2

4

Федерико вспомнились солдатские россказни о девицах, которые, опаивая охочих до любви бедолаг, отнимали у них деньги и разум. Но разве не безумен отчасти тот, кто не помнит последний год своей жизни? Оглядев женщину с головы до ног, Федерико решил, что ретироваться поздно. К тому же, помнил он, как недавно обличала его Джованна. Поступал во многом назло супруге.
- Арно, - назвался спешно, сказав первое, что пришло на ум. И было то название реки. Сам не знал, почему его выбрал. - Пусть будет по-вашему. Я согласен.
Судя по восточным одеждам, женщина была не из здешних мест, хотя выговор не выдавал в ней чужестранку. Может, с детства была воспитана во Флоренции, а потом из дома бежала. А, может, какая другая хитроумная потаскуха научила ее подобным фокусам. Ардженти знал, что в веселых домах воспитывали девочек с ранних лет, обучая их хитрой науке соблазна. Накопив денег, они уходили, начиная зарабатывать самостоятельно. Или какая-нибудь нелегкая доля заставляла простушек ложиться с господами в постель. Но Феличетта на простушку похожа не была и держалась с достоинством. Значит, все было не все так просто...
Глядя на женщину, Ардженти ненадолго замешкался. Стало грустно и совестно. Будто разрубили его на две половины. Одна осталась с монной Джованной. Приняв кубок, Федерико сделал щедрый глоток, неотрывно глядя в черные глаза Феличетты.

Отредактировано Federico Argenti (13.11.2013 23:31:06)

+1

5

- Арно, - эхом повторила Феличетта, радуясь тому, что замешательство на ее лице сокрыто плотной тканью. - Как река.
Взяв медный колпачок, куртизанка затушила свечи, а последнюю взяла в руки.
- Воды реки сейчас ледяные. Надеюсь, вы не так же холодны, мессер? - в шепоте послышалась усмешка.
Как легко, оказывается, было прятаться за маской! Как легко она покрывает и смущение, и стыд, и ложь, которую фра Адриано считал благой. Джованна напомнила себе, что она сейчас - не она, а соблазнительница Феличетта, и что не нужно нынче оставаться скромницей. Для Федерико она была случайной женщиной, но зато перед нею законный супруг. И нужно постараться, чтобы Ардженти не ушел искать лучшего развлечения.
Она неспешно отошла, тяжелые косы, достигающие бедер, качнулись. Развязав пояс, Феличетта скинула сначала халат, потом рубаху и шальвары, оставшись совершено нагой. Сложения она была безупречного, хотя и хрупкая. Оглянувшись на рыцаря через плечо, куртизанка забралась на высокую кровать и поманила к себе Федерико.

0

6

- Если окажусь холоден, значит, ты, милая, плохо постаралась, - парировал рыцарь, ставя на стол пустой кубок. Этот упрек снова напомнил ему высказывания супруги, но теперь, сытый неприятностями по горло, он поспешил отмахнуться от них. Не затем пришел сюда, чтобы ежесекундно вспоминать Джованну.
Все еще немного хромая, но уже обходясь без палки, Федерико медленно приблизился к постели, на которой сидела нагая Феличетта. Хоть лицо женщины и было наполовину скрыто, Ардженти мог вдосталь насладиться видом ее тела. Куртизанка была еще совсем молода. Белокожая, с плоским животом и маленькими грудями, гибкая как лань, она, как видно, еще не рожала. Не успела раздаться в бедрах, не полнела и не изводила себя голодом, стараясь достичь худобы, не красила для пущей привлекательности соски.
- Помоги мне раздеться, - попросил Федерико, не торопясь приступать к делу, хотя естественное желание, возникшее при виде женской наготы, не заставило долго ждать. Глаза у этой женщины и правда были удивительные. - Откуда ж ты взялась такая... - прошептал он невольно, очарованный этой таинственной красотой.

Отредактировано Federico Argenti (13.11.2013 22:15:50)

0

7

- Не могу сказать, - едва слышно  ответила Феличетта, берясь за застежки рыцарского колета. Не спеша помогая Ардженти разоблачиться, она ласково касалась его, гладила по плечам, груди и животу. Маленькие ладони, отягченные перстнями, порхали как бабочки.
Счастье, что Джованне было хорошо известно, что больше всего нравится ее дорогому супругу. Он сам научил ее любви, но кое-что рассказала ей и старая нянька. Та за мужем бывала трижды, а потому ей было кое чем поделиться с отчаявшейся женщиной.
Уложив Федерико навзничь, Феличетта замерла перед ним на коленях. Свеча мягко рисовала контуры ее тела, превращая в янтарную статуэтку.
- Если мессер Арно не насмотрелся, то еще успеет, - с этими словами комната полностью погрузилась в мускусную тьму, а через пару мгновений рыцарь ощутил поцелуй мягких губ на своем плече, а затем на шее. Невидимая Феличетта опустилась сверху, легкая и теплая.

0

8

Федерико судорожно вдохнул и хрипло выдохнул. Поцелуи и прикосновения еще хлеще раззадорили его, он стал целовать и ласкать Феличетту так, будто в целом свете не было никого желаннее. Доводилось Ардженти слышать, будто восточные женщины горячее и ласковей. Однако до сей поры испробовать не пришлось... Словно слепой, он гладил гибкое тело Феличетты, ловил губами пальцы, острые плечи и грудь. Будто изголодавшийся, близостью насытиться не мог. И казалось тепло ее тела привычным. Как будто не в первый раз они сочетались друг с другом. Наконец, повернувшись и подмяв женщину под себя, Ардженти овладел ею с тем жаром, который должен был по праву достаться другой. В темноте улыбался. Слушал как непритворно стонет под ним молодая куртизанка. Пусть это было ведьминское очарование или проделки дьявола, оказались они хороши. Когда каждый взял свое, Федерико склонился к ее лону, чтобы поцеловать. Оба тяжело дышали, и он обнял ее привычным жестом, который не заметил сам. Болезненно сладко оказалось ловить в темноте юркого зверька - куничку.

Отредактировано Federico Argenti (13.11.2013 23:10:05)

+1

9

В сладкой истоме лежала Джованна рядом с супругом, как будто и не было злополучной охоты. Все испарилось во тьме, когда смешались два дыхания, и с сожалением приходилось женщине напоминать себе об избранной роли.  И вместе с тем радовалась она тому, что приняла как будто бы верное решение. То, что Джованна не могла получить, в эту ночь досталось Феличетте.
Отдохнув немного и освежившись вином, они все повторили, целуя так горячо, что губы начали болеть. Федерико жаден был как в первую брачную ночь и все последующие, и Джованна чуть не плакала от счастья, почти забывшись.
Но после, уже под утро, когда куртизанка снова спрятала лицо и зажгла свечи, все пришлось возвращать на свои места.
- Мессер остался доволен? - спросила Феличетта, расчесывая пальцами длинные волосы. Не прикрывая наготы, она сидела рядом с Федерико, исподволь любуясь им. На плече у рыцаря осталась любовная отметина.

0

10

- Будто ты не знаешь, чертовка, - усмехнулся Федерико разглядывая бесстыдную и вместе с тем целомудренную наготу своей любовницы. - Ну что, не холодно тебе было? - он легонько шлепнул ее по бедру, после чего сказал: -  Приду еще, через три дня. Ждать будешь?
Время подгоняло, вынуждая скорее собираться, чтобы успеть до пробуждения жены. От этой мысли у Ардженти все похолодело внутри. А как подумал о том, что, выбравшись из теплой постели да наскоро одевшись, придется по студеным улицам домой спешить, сделалось совсем тошно. Улыбка Федерико на мгновение потускнела. Удовольствие уступило место стыду. И теперь не рад был рыцарь, что отомстил супруге. Если узнает монна Джованна, разобидится еще больше.
Одевшись, Ардженти на прощание взял Феличетту за руку.
- Перед восходом ты еще краше, чем после заката, - и притянув к себе, коснулся губами ткани, которой она скрывала лицо. Спешно, неровной походкой спустился по лестнице, сунул старухе в ладонь деньги и, пожелав доброго здоровья, был таков.
Монна Флоренция встретила его седым, сумеречным утром и легким морозцем, словно строгая, но покрывающая все грехи мать.

Отредактировано Federico Argenti (14.11.2013 00:04:53)

+1

11

Торопиться следовало не только рыцарю, но и его жене. Хотя если Ардженти мучил стыд, то Джованна испытывала что-то сродни гордости.
И все же, не смотря на скорые сборы, раньше Федерико она домой не поспела. Пришлось притвориться, что ходила на утреннюю службу. От бессонной ночи Джованна была бледной, темно-синее платье только подчеркивало белизну ее кожи, но губы женщины пунцовыми, припухшими.
С Федерико она поздоровалась сдержано. Облик ее был строг вопреки тому, что в теле гуляла еще истома, крылась под тяжелым бархатом как тать.
"Господь меня простит" - думала Джованна. После завтрака пришлось ей удалиться в свою опочивальню, сказавшись больной. И, едва голова ее коснулась подушки, усталость взяла свое и женщина крепко заснула.
В следующие дни она наблюдала за Федерико, но тот ничем вроде не показывал, что провел ночь с другой.  Джованна же не выпытывала пока, где тот гулял, а на третью ночь пришло время снова ей стать куртизанкой.
Федерико и правда пришел, как обещал, и на этот раз мнимая Феличетта ждала его с затаенной радостью.
- Мессер, должно быть, не женат? - спросила она его как будто ненароком пока раздевала.

0

12

Федерико удивленно вскинул бровь:
- Какая разница? - редко кто из гулящих девок задавал такие вопросы. И если до этого доходило, уж точно не во вторую встречу. Ардженти секундно нахмурился, вспоминая Джованну и ее строгое лицо. Сказав о ней, он ничего бы не потерял. Ведь Феличетты это дело не касалось и не стоило стыдиться таких откровений, общаясь с куртизанкой. - Ты нравишься мне, я нравлюсь тебе. Пусть так и будет.
Он знал, что рано или поздно, эти встречи закончатся. Феличетта найдет какого-нибудь другого простака, а Федерико, возможно, утолив свою горькую страсть, вернется к Джованне. Кто знает... Ардженти устало вздохнул, склонил голову. В памяти всплыли слова данного когда-то обещания, и он вдруг отчетливо увидел тот золотой день, когда они венчались с дочерью купца Кастеллани. Воспоминание на мгновение заставило Федерико остановиться. Со стороны это выглядело довольно странно.  Пару мгновений назад расслабленный и веселый, он сделался хмур и серьезен. Потом перехватил изящную руку Феличетты и тихо сказал:
- Обними меня, - будто просил прощения, но не у нее, а у той, которой здесь не было.

Отредактировано Federico Argenti (14.11.2013 01:40:33)

0

13

И добрая, ласковая Феличетта обняла. Руками и ногами обвила помрачневшего рыцаря, встретила его заигрываниями и поцелуями.
- Какая разница? Никакой, - прошелестела она в ответ. Украшения в ее волосах мелодично звякнули.
Снова оказались они в темноте, и куртизанка целовала Ардженти со всем пылом своей юности. Ей уже не было горько. Пусть ее ненаглядному Федерико было плохо с Джованной, но зато с Феличеттой хотя бы он мог ощутить радость и негу как с доброй женой.
Этой ночью рыцарь смог удостовериться, как хороша его новая зазноба в качестве наездницы. Крепкие бедра Феличетты покрылись испариной. Если Джованна могла требовать внимания по праву, то у восточной красавицы прав никаких не было, и следовало Федерико удержать любой ценой. Пусть бы даже пришлось у настоящей куртизанки вызнавать секреты.
- Арно, о, Арно, - сорвался стон с губ женщины. Едва не назвала она Ардженти настоящим именем, едва не забылась.
- Сладко ли было? - вопрошала Феличетта, гладя волосы рыцаря. Голова его лежала у нее на груди, кудри Федерико были влажными. Знала наверняка, что мужу было хорошо, но все равно выпытывала.

Отредактировано Giovanna Adimari (14.11.2013 08:43:32)

+1

14

- Слаще меда, - признался Федерико, понимая, что теперь в его семье без тайн не обойтись. Обвиняла его жена во лжи, да так оно и вышло. Теперь рыцарь действительно лгал, скрывал тайную страсть. Следующим утром все повторилось снова. Спешные сборы, быстрое прощание. Уходя, Ардженти думал о том, что хочет целовать Феличетту не ночью, не таясь, а при свете дня, открыто.
Воспоминание, пришедшее к нему наедине с куртизанкой, всколыхнуло забытые чувства. Потому, придя от одной женщины, он отправился к другой. Будто невидимая нить связывала Джованну и Феличетту. Все это было слишком похоже на колдовство или безумие, которое стало для Ардженти подспудным страхом.
Следующим днем после ужина, когда слуги оставили их одних, Федерико попросил жену остаться. И вместо того, чтобы с благодарностью отпустить монну Джованну в ее покои, стал вдруг целовать. Прежде державшийся отстраненно, он проявил такой пыл, что граничил с грубостью. Приперев жену к стене, Федерико принялся срывать с нее одежду, пытаясь завладеть женщиной тут же, где и стоял. Монна Джованна могла счесть такое поведение полным неуважения, но Ардженти ни коим другим образом не мог унять проснувшуюся в нем страсть. Всему виной был вопрос Феличетты и краткий миг сентябрьского солнечного дня, который он вспомнил наедине с ней.

+1

15

Обескураженная вспышкой страсти, Джованна не сопротивлялась поначалу, ибо супруг был напорист. Но как только возник в ней страх быть разоблаченной, она оказала сопротивление столь яростное, что Федерико пришлось отстраниться.
Как ни желанны были объятия, нельзя было допускать Ардженти в свои покои после того как познал он Феличетту.
- Я знаю, что вы не ночевали дома, мессер! - в глазах юной жещнины читалось упрямство. Она изо всех сил упиралась в грудь мужа. - И не только прошлой ночью. Для того, чтобы одну ночь провести в моей постели потрудитесь сначала месяц ночевать в своей!
Хорошенькая даже в растрепанном виде, Джованна выглядела неприклонной. Она понимала, что Федерико может взять ее силой, но надеялась все же, что он не решится на такую грубость. Жена была в его власти, но духом оказалась непокорна.

Отредактировано Giovanna Adimari (14.11.2013 15:05:24)

+1

16

Ардженти не привык, чтобы ему отказывали. По его мнению супруга лишь множила несправедливость, осыпая упреками, не давая ни малейшего шанса на примирение. От обиды и досады Федерико зло выругался. Отдернул руки, будто обжегся. Оттолкнул, словно брезговал теперь. И как угораздило взять ее в жены? Видно, то было помутнение рассудка, худшее, чем теперь.
- Вы говорили, будто не милы мне. Говорили, будто я вас обманываю. Будьте теперь покойны, монна Джованна. Так оно и есть, - презрительно сплюнув жене под ноги, Ардженти поспешил удалиться. По дороге он схватил серебряный кувшин и с силой метнул его в стену, вымещая всю злость. Ударившись, смятый сосуд с громким звоном упал на пол неподалеку от Джованны. В этот вечер Федерико пообещал, что больше не притронется к жене.
Остатки гнева Ардженти выместил на Мауро. Был уверен, что о его похождениях донес именно он. Федерико настолько сильно взбесился, что, не окажись оруженосец крепким, быстроногим и проворным, рыцарь расшиб бы ему голову. Никаких оправданий хозяин слушать не хотел и угомонился только тогда, когда иссякли силы.
Той же ночью Ардженти не было ни в своей постели, ни у донны Феличетты. Отправившись на приключения, он провел время за игорным столом. Правду говорят, несчастливому в любви везет в карты. Пустившись во все тяжкие, мессер Федерико запропал на неделю. Его шествие по кабакам и веселым домам Флоренции было поистине триумфальным. Ни Мауро, ни Гаэтано не могли уговорить друга остановиться, пока Ардженти не свалился в пьяной горячке.

Отредактировано Federico Argenti (14.11.2013 19:02:29)

+1

17

Снова созерцала Джованна супруга в беспамятстве, но только по причине уже зеленого змия. Рядом стояли Гаэтано и Мауро, вид у них был понурый, как у провинившихся детей. Женщина же не сказала им ни слова упрека.
- Донна, вы бы помирились уже, право слово. Мессер бешеный сделался.
- Это ничего. Пройдет, - твердо сказала Джованна. Она не плакала и не горевала, хотя презрение мужа жгло хуже каленого железа.
Женщина прикоснулась к пылающему лбу Федерико, погладила ласково.
- Ухаживай за ним хорошо, Мауро, вот тебе мой наказ. Как очнется, вина не давай, смешай вот этот порошок с водой и дай пить, - мешочек перекочевал из руки в руку. - И таз приготовь заранее. Мессеру будет поначалу весьма дурно.
Оруженосец остался сторожить тяжелый сон рыцаря, а Джованна отошла с Гаэтано в сторону.
- Побудьте и вы, друг мой, под нашим кровом несколько дней. Федерико нужно сейчас дружеское плечо, но не меньше того - дружеские руки, что подтолкнут его к нашей Феличетте. Отношения ко мне он скрывать больше не станет, ибо поклялся не прикасаться к жене. Простите, что так с вами откровенничаю, мессер, но мне не на кого больше положиться. Следите же, чтобы муж мой не нашел вдруг никакую другую зазнобу. Вам я доверила чистоту нашего брака, вы ведь были дружкой у нас на свадьбе.
- Донна Джованна, такой самоотверженной женщины как вы я еще не встречал, - горячо заверил Гаэтано. - Все, что вы сказали, унесу с собой в могилу. Что б мне в аду гореть, если я хоть раз подумаю о вас дурно.
С тем и разошлись.

0

18

Когда Федерико пришел в себя, то первым делом велел, чтобы монна Джованна не показывалась ему на глаза. Видеть ее было в тягость, потому Ардженти не скрывал пренебрежения. Грубостей не говорил, но даже здоровался с неизменной прохладцей, в коей чувствовалась насмешка. Особой пыткой были совместные трапезы, которые хозяин палаццо терпел разве что ради закадычного дружка Гаэтано, оставшегося у них погостить. Отголоски семейных ссор достались и Феличетте, когда ведомый другом, Ардженти наконец пришел к ней. Он был мрачен, словно туча и почти не разговаривал. Куда больше черноглазой любовницы рыцаря интересовало вино. Колкость, которую Феличетта сказала в их первую встречу, грозила обернуться явью. Федерико пришел в подпитии, принеся с собой вино.
- Вот, не кислое, - он поставил на стол бутыль и грустно усмехнулся. - Выпей со мной да поговори.

0

19

Феличетта покорно присела рядом с рыцарем, прильнув к его плечу. От куртизанки пряно пахло благовониями и притираниями.
Вино она пила еле-еле, ибо нужно было сохранить ясную голову, не разомлеть и не ошибиться ненароком.
Больно было видеть Федерико таким, но решила Джованна, что всему свое время. Раз она затеяла этот обман, ей и расхлебывать, но все ж негоже было Ардженти утешения искать у двух женщин одновременно. Пусть на самом деле не двое их было, а одна.
- Долго же не заглядывали вы ко мне. Думала уж, не вернетесь, - в шепоте Феличетты слышна была нотка упрека. Она не скрывала, что рыцарь ей нравился, и ласкова была с ним даже чрезмерно. Не старалась разжечь его ревностью, как иные куртизанки, не капризничала, не отталкивала притворно, не просила подарков и не болтала лишнего.
- Что случилось, мессер? О чем вы хотели бы поговорить?

0

20

- Если бы не вернулся, ты бы горевала? - спросил Федерико, даже не пытаясь скрыть иронию. - Говорят, женщина, что кошка. Кто погладил, к тому и пойдет. Конечно, со мной приятнее, чем с каким-нибудь стариком. Но и только...
Приобняв Феличетту за плечо, он сделал щедрый глоток и рассмеялся.
- Я знал много разных женщин. На кошек вы не похожи, разве что тогда, когда пытаетесь выцарапать глаза. Ты когда-нибудь любила, Феличетта? Так, чтобы больше жизни? - из-за хмеля мысли Ардженти метались туда-сюда, фразы звучали обрывками. - Желала кого-нибудь так, чтобы не находить покоя душе и сердцу?
Ардженти хлебнул вина еще, отставил кубок и откинулся на постель, на которой они сидели.  Закинул руки за голову.
- Сюда бы небо и звезды, - сказал он с тоской в голосе, потому что в памяти промелькнуло звездное небо на берегу Арно. Когда он видел его в последний раз? Федерико не помнил. - Худо, когда у тебя полные карманы денег, а ты никому не мил. Разве что только за монету.

Отредактировано Federico Argenti (14.11.2013 23:38:23)

0


Вы здесь » Il Novellino » Realta » "Лекарство от забвения" - 2