Il Novellino

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Il Novellino » Realta » "Лекарство от забвения" - 4


"Лекарство от забвения" - 4

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

Место: Флоренция, палаццо Ардженти.
Время: март 1474 года.
Действующие лица:
Федерико дельи Адимари по прозвищу Ардженти - рыцарь.
Джованна дельи Адимари - его жена.

Желая оставить связь с куртизанкой Феличеттой, рыцарь попадает из огня да в полымя.

0

2

Истосковавшееся сердце Джованны пело от того, чтоб наконец-то Федерико оказался рядом с нею, а не с выдуманной женщиной, принимавшей его тайком, как ночного татя. Муж был заботлив, внимательно следил за тем, чтобы Джованна не перетруждалась, да и к столу перестали подавать "обед бедняка", как сварливо называла его кухарка.
Окруженная вниманием, жена рыцаря быстро крепла и смеялась все чаще. Гаэтано и Мауро, переглядываясь, уж начинали думать, что Джованна не мытьем так катаньем взяла свое, и в семье Ардженти теперь воцарились наконец мир и любовь. Ту же надежду питали все родичи, ибо разлад между рыцарем и его женой досаждал не только им самим.
Когда-то молодым супругам уже приходилось это переживать, и Джованна была уверена, что былое доверие полностью восстановится, сызнова взращенное в тепле и взаимном уважении. Она не гнала боле от себя Федерико, видя как старается он вспомнить свое драгоценное чувство. Муж к ней тянулся, и Джованна показала б себя безумной, если бы продолжала упорствовать.

0

3

Сам Федерико тоже немного успокоился. Получив прощение и благосклонность жены, стал заметно спокойнее и веселее. И хотя случалось ему иной раз задумываться обо всем произошедшем, мысли Ардженти были уже не столь мрачными. Навещая брата, он признался ему в супружеской измене, и тот, внимательно выслушав, одобрил решение Федерико с Феличеттой порвать.
Как ни грустно было оставлять ту, которая была добра и нежна, но все же Джованна оказалась рыцарю во сто крат милее. Впрочем, женщине с глазами черными как ночь, Ардженти был также благодарен. Она, когда не было рядом монны Джованны, спасала его от черной тоски, была нежна, ласкова и добронравна. Именно поэтому Федерико решил не исчезать, словно сон, предпочтя объясниться честно. Он не хотел, чтобы случайная подруга держала на него обиду, ибо по-всякому складывается жизнь и только Господь знает, когда и как могут пересечься людские дороги.
Гаэтано и Мауро нисколько не удивились такому решению, во многом вздохнув с облегчением. Надеялись на скорый конец злоключений Ардженти. Куда приятнее было видеть его в добром здравии и трезвом уме. Федерико же, воспряв духом, отправился на дружескую пирушку, куда его пригласил старый приятель Чино, с которым они знались сызмальства. Там Ардженти собирался пробыть недолго, чтобы на встречу к Феличетте успеть. Распрощавшись с женой, рыцарь обещался быть к утру и надеялся, что на сей раз не станет его упрекать монна Джованна.

Отредактировано Federico Argenti (17.11.2013 14:56:23)

+1

4

Женщина же, повздыхав для виду, проводила супруга, и тоже стала собираться. Верный договору Мауро и на этот раз не подвел, успел предупредить о визите к мнимой куртизанке. Последней встречей должно было это стать, но коварство Джованны взыграло и решила она приготовить Федерико сюрприз.

На пиру тем временем добрые вина лились рекой, было шумно и весело. На вертелах крутились тушки пулярок, истекая соком и жиром, что, капая, шипел на раскаленных углях. Господа, изрядно успев уже вкусить хмеля, травили байки, отчасти, как водится между мужчинами, не совсем пристойные.
Чино, разливая вино, рассказывал:
- Уходит жена к родственникам погостить. Через день муж присылает к ней слугу, чтоб спросить где все тарелки в доме. Со слугой приходит ответ, мол, дорогой муж, ночуйте дома. На следующий день все повторяется, и так всю седьмицу кряду. Жена возвращается в дом, муж кидается на нее с кулаками, мол, все тарелки в доме перепрятала, а сама шутки шутит. А та подходит к кровати, покрывало откидывает - а там тарелки. Говорила же я вам, отвечает, чтобы вы дома ночевали!
Гости покатились со смеху. Один из них, едва успокоившись, обратился к Ардженти:
- А что, мессер Федерико, у вас кто в доме тарелки прячет? Слыхал я, что вы с монной Джованной не в ладах. Неужто так скоро закончилась любовь ваша? - балагур был из тех, кому раньше жена рыцаря отказала во время сватовства, поэтому завидовал удаче Ардженти.

+1

5

Федерико в ответ на эту дерзость широко улыбнулся, как хищный зверь белые ровные зубы показав. Он знал, что Пьетро Пьятти хотел жениться на купеческой дочери, чтобы покрыть многочисленные долги, которые тот собрал, ведя жизнь пьяницы и мота.
- Куда хуже, когда некому прятать тарелки. Разве что вашему конюху или писцу, - Ардженти, зная причину отказа и склонности шутника, бил по больному. Гости за столом снова покатились со смеху, а Чино предупреждающе тронул Федерико за плечо. Пьятти слыл вспыльчивым и заносчивым человеком, склонным выхватывать клинок по поводу и без. Стараясь унять спор, хозяин предложил Гаэтано спеть, но стоило тому окончить песню, как Пьятти опять взялся за свое.
- Слышал а, что мессер Ардженти давеча собрал в своем палаццо свиту оборванцев, чтобы с ними веселиться и пить, - он поднял кубок, салютнув им Федерико. - По истине достоин восхищения тот, чье милосердие не знает границ!
История о том, как рыцарь завоевывал сердце своей жены, в короткий срок стала притчей во языцех. И если были те, кто восхищался жертвой, принесенной Федерико ради любви, то были и те, кто до сих пор насмешничал. Вот и сейчас откуда-то с краю послышался возглас:
- Не иначе как память решил освежить!
Слова эти особо задели Мауро, ибо невольно шутник коснулся недуга Ардженти, который тот старательно скрывал. Вглядевшись в полутьму, Федерико негромко с улыбкой ответил:
- Господь учит нас смирению, и кто был первым с легкостью может стать последним. Не грех об этом вспоминать, - он поднял кубок, кивнув Пьятти: - Уж лучше знаться с оборванцами, чем с шулерами и мотами.

Отредактировано Federico Argenti (17.11.2013 17:04:06)

+1

6

- То есть, когда вы гуляли как медяк по кабакам и как ветер под юбками девок, мы для вас были достаточно хороши, а теперь со мной, мессер, вы знаться брезгуете? - Пьятти привстал, опираясь руками о столешницу. - Взгляните на этого святошу, почтенные господа, как он кроток стал, женившись. Как будто охолостили. Рад я, что не оказался на вашем месте. Но извольте все же за свои слова ответить, потому как негоже ставить себя над компанией с видом, будто вы нам делаете одолжение своим присутствием.
Сказав так, Пьятти запустил в лоб Ардженти хлебной горбушкой, потому как дотянуться не мог, но промахнулся.
Гул прокатился по комнате. Кто-то дернул дебошира за руку, предложив угомониться, но Пьетро только отмахнулся.
Тут встал со своего места Чино.
- Мои добрые друзьям, я прошу вас успокоиться. Вино туманит кое-кому голову сверх меры. Попомните, никаких драк под моим кровом я не допущу. Поэтому, Пьятти, ты выйдешь сейчас проветриться и остыть. Давайте, друзья, выведите его на свежий воздух.

+1

7

- Вовсе нет, мой друг. Будь я не рад вам, то не пил бы с вами за одним столом, - усмехнулся Федерико, видя, как нарастает гнев мессера Пьетро. Убедившись в том, что изрядно задел того словами, он удовлетворенно улыбнулся, а потом обратился к Чино: - Прошу простить, но нам пора. Доброго здравия тебе, мой друг. И вам, мессеры.
В то время, когда кое-кто из гостей выталкивал Пьятти на крыльцо, Федерико и его друзья покинули пирушку. Мессер Пьетро был вовсе не дурак, и упускать шанс отомстить Ардженти не собирался. Прохлаждаясь на улице, он подговорил друзей последовать за Федерико. Сам же ненадолго вернулся за стол с тем, чтобы извиниться и под благовидным предлогом, сославшись на дурноту от выпитого, распрощаться с хозяином.  Крадучись следом, они настигли Ардженти недалеко от дома Феличетты.
- Здесь вы точно не найдете свои тарелки, мессер! - воскликнул Пьятти, доставая клинок из ножен.
- Все-таки явился, - тяжело вздохнул Мауро.
- Хорошо, что не ударил в спину, - шепнул друзьям Гаэтано, в свою очередь обнажая оружие. Хоть боец он был никудышний, но стоять в стороне не собирался.
- Неужто это шепчет весенний ветерок? - рассмеялся Ардженти, поворачиваясь к Пьятти. В тусклом лунном свете блеснуло лезвие. - Громче, а то слов не разобрать! - сдернув плащ, он обмотал им руку, приготовившись к стычке.

+1

8

- Подойдите поближе, мессер Тугоух, так далеко стоят только трусы.
Пьятти, хотя и был вспыльчив, но сгоряча не кидался, как будто вид оружия его отрезвил. Помнил он, что Ардженти тоже фехтовальщик отменный, но в своем успехе был уверен. К тому же знал, что рыцарь недавно сломал ногу и до сих пор прихрамывает.
- С клюкой вам не привыкать ходить, - осклабился один из спутников Пьятти.
Завязалась драка. Ардженти сошелся с Пьятти, Гаэтано и Мауро тоже достались противники, и переулок наполнил звон клинков и гневные выкрики. Дрались отчаянно, зло, и как будто насмерть. 
Противник Мауро ударил оруженосца гардой и в лицо и, пока тот пытался проморгаться, присоединился к Пьятти, который никак не мог пробить брешь в защите Федерико. И прежде, чем снова вернуться к Мауро, полоснул Ардженти по плечу.
Гаэтано же не сплоховал. Заметив, что друга одолевают, он бесчестно ударил своего противника ногой,  а потом подобранным камнем по голове, и кинулся выручать Федерико.

+1

9

- Таких как вы, мерзавцев, бить не привыкать тоже, - огрызнулся Ардженти, делая выпад. Пьятти вскоре запыхался, Гаэтано подоспел вовремя, и они с Федерико встали спиной к спине.
- Я тебе пальцы поотрезаю! - крикнул озверевший от боли Бруно, приятель Пьятти. Несмотря на удар, ему удалось удержаться на ногах. - А потом вскрою глотку! Больше никому не споешь.
В этот самый момент Мауро, извернувшись, ткнул ему кинжал под левую лопатку. Бруно шумно выдохнул и рухнул лицом на камни, булькая кровью. В тусклом свете луны она казалась черной как густа - горючая вода. Взбешенный Пьетро взвыл и атаковал с большей яростью, чем прежде. Где-то вдалеке, растревоженные шумом, лаяли собаки. Федерико молчал, разумно сохраняя холодный ум и ровное дыхание. Кровь окрасила одежду, но рана была неглубокой. В пылу он не чувствовал боли, только ныла больная нога. Теперь противников осталось двое. Один из них, увидев смерть приятеля, поумерил пыл и только делал вид, что держится поблизости, тогда как Пьятти продолжал атаковать. Гаэтано, будучи человеком незлобливым и миролюбивым в душе, испытывал чувство горькой досады. Дурные речи частенько заканчиваются нелепыми смертями, а потому он решил воззвать к разуму дерущихся и глупый поединок прекратить. Помнил он также о монне Джованне, под видом куртизанки ожидавшей Федерико, и волновался за нее. Плохие новости могли закончиться выкидышем. Гаэтано доводилось слышать множество историй о том, как женщины теряли детей, услышав о гибели любимого.
- Хватит! - крикнул он, продолжая помогать Ардженти, который, войдя во вкус, явно намеревался зарезать противника. - Остановитесь, Бога ради! Мессер Федерико!
Но никто из дерущихся как-будто не расслышал его слов.
- А, гляди-ка, пощады просит! Нет уж, я вас проучу! - рассмеялся Пьетро. Лезвие его клинка едва не срезало ухо Гаэтано, однако в этот момент Ардженти не мешкая пырнул его в бок.
Единственный оставшийся противник бросился бежать, пока его не постигла такая же участь.
- Господи прости... - крестясь выдохнул Мауро. Пьятти, катаясь по земле, стонал от боли. Мгновения его жизни были, увы, сочтены.

Отредактировано Federico Argenti (17.11.2013 18:22:15)

+1

10

Чтобы умирающий не мучался долго, ему подарили последнюю милость, и он затих.
- Мессер Федерико, идемте, - Гаэтано, пострадавший меньше всех, решительно подтолкнул обоих друзей к выходу из проулка. - Теперь о них Господь позаботится. И те, кто тела найдут. А нам здесь делать нечего.
Раненое плечо Федерико прикрыли плащом и повели его к Феличетте, поскольку до дома ее оставалось совсем чуть-чуть.

Куртизанка, увидев раненого, испуганно охнула, и поспешила помочь. Жестом руки отослала она Мауро, чтобы привел лекаря, а с Гаэтано попрощалась весьма тепло и провожать вышла до самой двери.
- Простите, донна, что так вышло. Это Пьятти все, а супруг ваш держался весьма достойно.
- А что с зачинщиком?
- Мертв.
- Упокой Господь его душу, - Джованна перекрестилась. - Спасибо вам, мессер, что были с Федерико. Вы как наш добрый ангел-хранитель.
- Что вы, донна. Просто я люблю вашего мужа как брата, а вы мне как сестра родная. Не волнуйтесь только, с мессером Федерико будет все в порядке. Это всего лишь царапина.
- Хорошо, - они простились на пороге, и Гаэтано ушел.

- Мессер, ох и напугали вы меня, - куртизанка вошла в спальню, где сводня-нянька уже промывала руку Федерико. - Трое вооруженных мужчин еще ко мне ни разу в дом не вваливались. Но я очень рада, что с вами все в порядке.
Она присела рядом с мужчиной, обняла его бережно.

0

11

- Не надо лекаря, - остановил Федерико Мауро. - Рана пустяковая, так заживет, - с этими словами он отправил оруженосца восвояси. Не хотел, чтобы еще большие пересуды пошли. Уж лучше Ардженти сам расскажет Джованне о произошедшем.
О том, что будет после того, как станет известно о смерти Пьятти, даже думать не хотелось. Как бы не вылилось это в долгую вражду. Напрасно старался Чино, праздник его все равно окончился кровью. Пусть и не на его пороге пролилась она. Впрочем, было это дело обычное. Повздорившие хватались за ножи всякий раз, как острословие переходило границы.
- Все когда-нибудь случается впервые, - глухо ответил Ардженти куртизанке. - Прости, что неспокойно со мной.
Когда прошел боевой задор, стало ему совсем невесело. Ведь он явился, чтобы попрощаться с Феличеттой. Выбор был сделан, оставалось самое малое - о том сказать. Отчего-то стало ему совестно, ведь женщина с черными как ночь глазами была с ним искренна и нежна. Когда старуха покинула их, Ардженти взял Феличетту за руку, останавливая:
- Послушай, надобно нам поговорить. Я больше не приду.

+1

12

- Не придете? - куртизанка отстранилась и встала, с тревогой глядя на гостя. - Отчего? Или Феличетта стала уже не хороша для вас?
Джованна постаралась, чтобы в голосе ее звучало неподдельное разочарование. Пусть Федерико сидел перед нею сейчас понурый, но сама она внутри торжествовала. Как рада она была слышать эти слова прощания, как долго она их ждала, и вот наконец прозвучали. Это означало, чтоб близится их с супругом счастливое воссоединение. Но вот только за то, что он пошутил над нею в свое время и за то, что изводил ее недавно своими причудами, Джованна решила не отступаться от задуманного.
- Разве вам плохо со мной было, мессер? Как неохотно уходили вы порой под утро, а теперь прощаетесь?
Разыгрывать недовольную женщину было несложно, особенно если представить себе, что Федерико говорит слова о разлуке самой Джованне.

0

13

В полутьме блеснули гневом глаза. Явное недовольство Феличетты Ардженти не остановило. Он только кивнул, подтверждая свои слова. Тянуть время или увиливать рыцарь не собирался. Сказано - сделано.
- Во всем ты, милая, хороша, - глядя ей в глаза, сказал Федерико, - но я больше не могу быть с тобой. Сердце мое принадлежит другой женщине, и я хочу быть с ней душой и телом.  Спасибо, что была ласкова, и если чем-нибудь тебя невольно обидел, то прости.
Думал он, что вряд ли куртизанка по-настоящему его любила, так что не придется ей долго сожалеть. Женщины, занимающиеся этим ремеслом любят тех, кто хорошо платит и не ведет себя как осел. Во Флоренции много достойных мужей, а потому найдется еще не один такой же как Ардженти.
- Посмотрим друг на друга последнюю ночь, а после распрощаемся добрыми друзьями.

0

14

Грудь у Феличетты бурно вздымалась. Как будто первый раз услыхала она из уст признание в любви от супруга, еще до свадьбы. До слез было сладко. Рыцарь не юлил, не придумывал предлоги, не собирался обманывать жену дальше, честно и открыто говорил, как на исповеди. Джованна в этот час гордилась своим супругом.
- Не хотелось бы портить вам прощание, мессер, но я вам хочу рассказать кое что, - куртизанка уселась напротив рыцаря, сложив на коленях руки. - С тех пор как вы начали ко мне ходить, не было у меня никаких других мужчин, и времени прошло вполне достаточно, чтобы мне удостовериться... Я ношу под сердцем ваше дитя, мессер.
Говоря это, Джованна волновалась так, что руки дрожали и горло пересохло. Думала о том, что скажет Федерико, но не сомневалась в его благородстве: женщине он вреда никогда не причинит. 
- Плод вытравливать, как это мои товарки делают, я не собираюсь. Даже если вы не захотите признать его, рожу, он будет только мой.

0

15

- Как?! - Ардженти даже с места вскочил, изумившись. Постоял немного, глядя на любовницу, да потом так же уселся обратно. Понятно, как. Дело это нехитрое, невелика наука. Если женщина здорова, проще простого обрюхатить ее. Федерико шумно вздохнул, а потом переспросил: - Ты уверена, что никого больше?
Отвечать за чужие проделки ему не хотелось. Одно - свой последыш, другое - не пойми чей. Федерико дураком не был и чужие грехи прикрывать не собирался. Тяжко вздохнул, когда Феличетта кивнула. Непростое выдалось прощание. Оказалось, что так легко из этого дома ему не уйти.
- Вот как значит... - и радостной была эта новость, и горестной. Лучше бы ему о том сказала монна Джованна. И вместе с тем стало жаль Ардженти бедную Феличетту. Если она решила этого ребенка родить, значит, придется ей на время оставить ремесло. Впрочем, не это заботило Федерико. С голоду не пропадет, если до сих пор осталась жива и не бедствует. Куда больше его волновало, что это его ребенок, если верить заверениям женщины до сих пор скрывавшей лицо. От своей крови отказываться нехорошо, но не менее тягостно о том жене говорить. Рассчитывавший вернуться утром с хорошими новостями, Федерико понимал, что придет с двумя плохими.
- Ладно, пусть так, - приведя в порядок мысли, после долгого молчания, сказал он. - Если это мой грех, то мне в нем признаваться. Только с одним условием. Я хочу видеть твое лицо.
Ардженти поднялся и положил ладони Феличетте на плечи, готовый снять шелковый покров.
- Потому что с тех пор, как поклянусь я, ты можешь не бояться позора.

Отредактировано Federico Argenti (18.11.2013 00:15:46)

0

16

- Зачем вам видеть мое лицо? - женщина отвернулась в замешательстве, отошла на несколько шагов. - Неужто по нему понять хотите вру я или нет? Я не вру. Спросите хоть у моей сводни, хоть пустите клич по всей Флоренции: "Кто с Рождества побывал в постели куртизанки Феличетты?". Вам ответит только ваше эхо, и это будет правда.
Джованна колебалась, потому тянула время. Как поступить? Пришло ли время открыться?
- Сначала вам придется поклясться в том, что вы примете ребенка и будете заботиться о нем, если со мной что-нибудь случится. Тогда я вам открою лицо. В противном случае я попрошу вас никогда больше на порог этого доме не ступать, - Феличетта повернулась к Ардженти, ладони ее прикрывали пока еще плоский живот. - Ну так как? Станете ли вы отцом моему чаду или навсегда уйдете к своей ненаглядной и благочестивой донне?

+1

17

Вопрос прозвучал оскорбительно, и будь на месте Феличетты кто-то другой, Федерико не выдержал бы, ответив зло и прямо, ударив по лицу. Он сжал кулак покрепче да прижал его к груди, чтобы как-то сдержать гнев. Ардженти никогда от своих слов не отказывался, хоть и было ему досадно. Что скажет на это Джованна? Слова о "благочестивой донне" показались обидными, будто клялся он не жене, а Феличетте в вечной любви. Зло сощурив глаза, Ардженти процедил сквозь зубы одно единственное слово:
- Буду.
Сказав это, он отвернулся, будто бы потеряв интерес ко всему происходящему. Глянул на свернутый и порезанный клинком Пьятти плащ. Так и застыл, раздумывая, уходить сейчас, не оборачиваясь, или взглянуть напоследок на ту, что намеренно давила на больную мозоль. Вспомнил слова, которые она сказала ему, гадая. Как же горько быть "повешенным"... Почувствовав слабость, словно выбили землю из под ног, Федерико уселся на стул и закрыл лицо ладонями. Все понимал. Некого винить в том, что натворил сам, и придется своими руками загребать жар.

Отредактировано Federico Argenti (17.11.2013 23:20:01)

0

18

Джованна торжествующе вздернула голову. Хоть и жалко ей было мужа, да все ж до конца довела задуманное. Теперь уж и открыться можно без сожалений. Готова она была к тому, что станет Федерико браниться и негодовать, но надеялась так же, что фра Адриано не ошибся, и супруг вспомнит ее. Иначе все мучения были напрасны.
Приблизившись к закручинившемуся рыцарю, она подняла его голову, заставила на себя посмотреть. И сама заглянула в несчастные, измученные глаза Федерико.
- В таком случае, мессер, взгляните на ту, что грела и привечала вас, когда вы сбегали от своей милой, - Джованна решительно сдернула с лица покрывало и предстала перед Федерико как есть. - Я вам и жена, и любовница.

+1

19

Но Федерико не бранился. Не веря своим глазам, он застыл на миг. Глянул в глаза жены, а потом отшатнулся, невольно заслонившись рукой. Все произошедшее казалось ему дьявольским обманом. То, что все это время его Джованна была с ним, потрясло Ардженти до глубины души. Молчаливый и бледный он глядел на любимую женщину, стоящую перед ним, и не мог вымолвить ни слова. Вспомнилась шутка, что рассказывал сегодня Чино, и, наконец, обретя дар речи, Федерико растерянно проговорил:
- Где же теперь искать чертовы тарелки...
Эти слова могли показаться его жене бредом, но Ардженти уже мало беспокоился о том. Он не понимал, чему верить. Все перемешалось вновь, и было тягостно и сладко, как тогда, когда он сам открылся Джованне.
- То, что ты сказала мне о нашем дитя... это правда? - севшим голосом спросил Федерико, будто боялся, что все окажется сном. Потрясенный, он не сразу сообразил, отчего его жена была слаба, и теперь медленно осознавая произошедшее, искал подтверждение.

Отредактировано Federico Argenti (18.11.2013 00:04:45)

0

20

- Правда! - воскликнула Джованна, - Вот теперь - все правда! - она взяла руку мужа и прижала к чреву. - Пока мы здесь пытались разобраться со своим горем, Господь исполнял свой промысел. Я понесла от тебя вот на этом самом ложе, - она указала на постель. - Та старуха, что встречала тебя, это не сводня вовсе, а моя старая нянька, и это ее дом. И твои добрые друзья знали, к кому на самом деле тебя ведут. Не могла я даже подумать о том, что ты найдешь утешения в объятиях другой женщины, и потому пошла на обман.
Джованна опустилась на колени перед супругом, преданно заглядывая в его глаза. Потом, потянувшись к нему, поцеловала.
- Я люблю тебя, Федерико Ардженти, мой бедовый и честный супруг. Так люблю, что на все готова, лишь бы не отпускать тебя. Все это только мой грех, и тебе не нужно стыдиться своего потомка, потому что зачат он с законною супругой.

+1


Вы здесь » Il Novellino » Realta » "Лекарство от забвения" - 4