Il Novellino

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Il Novellino » Realta » "Лекарство от забвения" - 5


"Лекарство от забвения" - 5

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Место: Флоренция, палаццо Ардженти, тюрьма.
Время: апрель 1474 года.
Действующие лица:
Федерико дельи Адимари по прозвищу Ардженти - рыцарь.
Джованна дельи Адимари - его жена.

Все поступки имеют свои последствия, счастье соседствует с печалью, и если уж начались злоключения, то конец им приходит не сразу.

0

2

Апрель выдался светлым и теплым, что предвещало жаркий май. Началась пора цветения, радуясь теплу, заливались пением птицы. Все бы счастливо жить, но, как водится, счастья без трудностей не бывает. Не успел мессер Федерико примириться со своей супругой, как через два дня был схвачен на улице по обвинению в убийстве Пьетро Пьятти. Когда-то ради любимой женщины выдумавший историю с несправедливо наказанным нищим, Федерико угодил за решетку на самом деле. С ним вместе схватили и оруженосца Мауро, зарезавшего близкого друга Пьетро - Бруно.
Когда, отправившись по делам, Ардженти не явился к обеду, в доме его поднялось невероятное волнение. Не зная, что и думать, монна Джованна металась как пичужка в клетке, пока не сделалось ей дурно. Чуть позже, перед вечерней службой, пришел закадычный друг Гаэтано и сообщил наконец грустную весть. Хуже всего было то, что Пьятти принадлежал к роду уважаемых граждан республики, и за его смерть полагалось серьезное наказание. Семьи Пьятти и Скапи требовали отмщения, и изо всех щелей, как вода из дырявого ковша, полились на Ардженти наговоры. Как пауки повылазили на свет недруги, припоминая все ссоры и стычки. Те, кто был рядом, пока сопровождали Федерико фортуна и благополучие, отстранились от рыцаря в дни печали. И только любящая монна Джованна, верный друг Гаэтано, брат Адриано и семья купца Кастеллани оставались рядом, готовые помочь. Не остался в стороне и Чино, в доме которого произошла ссора, но объединившиеся Пьятти и Скапи решились на подкуп судьи.

Отредактировано Federico Argenti (18.11.2013 15:37:19)

+1

3

- Как сильно испытывает Господь нашу семью! - горько воскликнула Джованна, когда подъезжали они с Гаэтано к тюрьме, куда посадили ее мужа и верного его оруженосца. - Кончатся уже наши злоключения или нет?
- Донна, не убивайтесь раньше времени. Тюрьма - не могила, выйти оттуда можно; сиживали здесь и более родовитые граждане, чем супруг ваш, - рыцарь как мог пытался успокоить женщину. - Ну, не плачьте же. Оборвется еще что-нибудь внутри, как мы ответ потом будем держать перед Федерико? Подумайте о ребенке. Он для вашего мужа еще большая ценность, чем свобода.
Ничего не ответила Джованна, нахмурилась только пуще прежнего, но плакать перестала. Правду говорил Гаэтано, нужно было и о себе подумать в этот нелегкий час.
- Донна приехала повидаться с мужем, мессером Адимари, - Гаэтано спешился и помог Джованне выбраться из носилок.
- Не в час,  - ответил страж, у ворот тюрьмы.
- Мне все равно, - Джованна, подобрав подол, выступила вперед, бледная и решительная. В руках у нее оказалась пара золотых. - Вот это получишь ты и твой приятель по ту сторону ворот, если пропустите меня.
- Ну, ладно, - страж поколебался и взял монеты. Попробовав на зуб одну, он постучал в створку. - Эй, там! Открой донне, - он перекинул монетку через ворота.
Так оказалась Джованна в тюрьме. Гаэтано нес с собой корзинку, накрытую салфеткой, которая была полна снеди. Волнуясь о том, не впроголодь ли сидит Федерико, жена его собрала всего вдосталь.
Страж проводил их по темным и сырым коридорам. Кое-где вонь стояла ужасная, и у Джованны дурнота подкатывала к горлу. Наконец, оказались они у камеры, где сидели Ардженти и Мауро.
В камере было довольно темно, и только скудный свет проникал откуда-то сверху, из-под потолка. Слышался крысиный писк.
- Федерико! - Джованна, прильнув к прутьям решетки, позвала мужа. - Федерико, любимый, это я!

0

4

Забывшегося беспокойным сном хозяина Мауро толкнул в плечо.
- Мессер Федерико, проснитесь! Монна Джованна пришла.
Спавший на соломенном тюфяке Ардженти со стоном повернулся. Камера, в которой их с оруженосцем держали, была еще не самой плохой. Не шибко сырая, не такая уж грязная, как остальные, но уж больно тесная. Приходилось спать, согнувшись в три погибели, отчего потом болела спина. С трудом разогнувшись, Ардженти поднялся и подошел к решетке. Неожиданно светло улыбнулся жене. Был он неопрятен и выглядел бледно. Взявшись за прутья, Ардженти подался вперед, как влюбленный, который не мог перебраться через забор:
- Как я рад тебе, милая моя Джованна!
Несмотря на случившееся, Федерико сохранял спокойствие и надежды не терял, а с появлением жены и вовсе воспрянул духом. Поскольку его схватили прямо на улице, у Ардженти не было возможности даже попрощаться с любимой. Не мог дать указания касаемо того, как следует распоряжаться домом и средствами в его отсутствие. Теперь же, наскоро поцеловав руку Джованны, рыцарь сказал:
- Если нам повезет, отделаемся выкупом за обоих. Если фортуна окажется менее благосклонна, а Пьятти не удовлетворятся золотом, то мне придется с позором покинуть Флоренцию, - о том, что ему может грозить и смерть, Ардженти счел уместным смолчать, дабы жену не расстраивать. - Кода-то ты приходила ко мне просить за свободу мнимого нищего, теперь моя свобода в ваших с Гаэтано руках.

+1

5

- Если они изгонят тебя из Флоренции, я отправлюсь с тобой, - хорошенький носик донны покраснел, глаза тоже. Джованна вцепилась в руки супруга, они обнялись через решетку, расцеловали друг друга. - Милый мой! Родной! Я все сделаю, чтобы тебя отпустили!
На самом деле Джованна представить даже не могла куда бежать и что делать. Ей, женщине, самой с этой бедой не справиться, оставалось лишь надеяться, на братьев своих, на отца и на друзей.
- Мы принесли вам поесть, - она передала в камеру содержимое корзины. Здесь были и хлеб, и сыр, и мясо, а так же фляга с вином и фляга с водой. - Одному Богу известно что за человек готовит здешнюю еду. Завтра принесу одежду посвежее, - выполнив долг заботы, Джованна снова запричитала. - Федерико, но что же мне делать? Этот проклятый Пьятти, чтоб с него черти в аду кожу сняли! Из-за его черного сердца и дурости ты здесь.
Растерянная, Джованна сама на себя была не похожа, обычно ее решительности хватало на двоих.

+1

6

- Надеюсь я, что никуда бежать не придется, - заверил Федерико. - Рано еще загадывать, ведь исход может быть любым. Я знаю, что прав.
- Хоть вы и правы, а деньги делают все, - заметил оруженосец у него из-за плеча. - О, монна Джованна, вы ангел! Ангел! - от радости причитал Мауро, пока Федерико отдавал ему принесенную женой снедь.
- Есть еще честные люди, - Ардженти мотнул головой. Снова обратился к жене: - Сходи к мессеру Паоло Гранелли, нотариусу. Он должен договориться от моего имени о выкупе. Надеюсь, ему удастся это дело провернуть.
- Гранелли? - переспросил оруженосец. - Тот языкатый да рябой?
Ардженти кивнул. Стоявший за спиной Джованны Гаэтано, шепнул:
- Я провожу вас, мадонна.
- Защищать нас кроме вас некому, - усмехнулся Федерико. - Значит, будем защищаться все вместе, своими силами.
- Смотрите, чтобы не вышло так, чтобы не удавили вашего простака Мауро, - посетовал оруженосец.
- Э, брат, скорее удавят меня, - вздохнул Федерико, ибо по закону Флорентийской республики простой гражданин был выше знатного. Смекнув, что Джованне неприятны такие разговоры, он горячо поцеловал ее руку. - Прости своего Арно. Когда не хватает света, мысли становятся мрачными.

Отредактировано Federico Argenti (18.11.2013 18:57:44)

+1

7

Лицо Джованны стало жалобным, стоило только Федерико упомянуть про смерть.
- Даже думать о таком не смей, слышишь? - она крепко сжала его ладонь. - А вздумаешь помирать, так знай, что я тебя и на том свете достану! Ты, Ардженти, от меня не отвяжешься!
Гаэтано за ее спиной беззвучно усмехнулся, как делал каждый раз, когда видел горячность женщины. Не жена была у Федерико, а чистый кипяток.
- Вот бы и мне такую супругу как ваша, мессер! - проговорил Мауро, уплетая ломоть сыра и заедая его хлебом.
- Жидковат ты, братец, для такой жены, - возразил с улыбкой Гаэтано.
- А хоть бы и жидковат, - обиделся оруженосец. - Я не прочь и подкаблучником побыть. Зато счастливым.
- Друзья мои, не воздержитесь ли вы от речей, пока меня рядом не будет? - Джованна покраснела. - Давайте лучше подумаем, не нужно ли кое-где подмазать колесо правосудия? Уверена я, что Пьятти тоже могут этим озаботиться, и получим мы суд нечестный.

+1

8

- Сдается мне, судья будет неподкупен, - понизив голос до шепота, сказал Мауро. - Потому что уже продал свои потроха.
Федерико тяжело вздохнул, безмолвно признавая правоту оруженосца.
- Если бы мессер Чино согласился помочь нам... - молвил Гаэтано, - то, с двух сторон подойдя, мы одержали бы победу. Он будет свидетельствовать в вашу пользу, друг мой. Но хорошо было бы, если б мог он также найти посредника в рядах Пьятти.
- Вот уж не думал, что за слова негодника Пьетро придется дважды платить, ножом и золотом, - сплюнул Ардженти, а потом махнул рукой. - Итак, сделаем все от нас зависящее и будем уповать на Господа и фортуну.
- Угу, - Мауро, насытившись, открыл флягу и запил вином.
- Береги себя, любовь моя, и не тоскуй без меня сильно, - приободрил Джованну Федерико. Чуть пригнувшись, он прикрыл ладонью левый глаз, изображая из себя смиренного оборванца. - Правда на нашей стороне, значит, выберемся.
Говоря это, подумал Ардженти о том, что рано или поздно все его каверзы должны были этим завершиться. Однако от подобных неурядиц никто застрахован не был, а потому и сетовать тут нечего. Без вины виноватых можно в любой темнице отыскать. Обменявшись поцелуями и пылкими заверениями, супруги распрощались. 
Мессер Паоло, уполномоченный решать судьбу Ардженти, взялся за дело охотно, однако из-за пасхальных празднеств Федерико и Мауро пришлось еще в темнице обождать. Звон колоколов был слышен даже за толстыми стенами, и праздник Воскресения Господня оказался невеселым впервые. Бедолаги, запертые в тюрьме, праздновали его по-своему. Кто-то плакал, кто-то пел, чтобы не впадать в уныние. Пьяные надзиратели играли в кости, шутили над заключенными, Федерико же вспоминал, как они с Куничкой обретались на берегу Арно. Вечером они с Мауро по-брастки разделили вино, разумно припасенное к празднику.
Через три дня, когда утихло веселье, измученные гульбой знатные флорентийцы собрались на суде. Были здесь сторонники Пьятти и Скапи, пришли и друзья мессера Федерико, которых, каждый дом обойдя, собрал Гаэтано. Мать мессера Пьетро, ожидавшая воздаяния, была бледна, будто сама побывала в гробу. Младший брат покойного с ненавистью глядел то на Федерико, державшегося невозмутимо гордо, то на его жену. После изложения сути дела, дошла очередь и до свидетелей. Фра Адриано слушал, как чернят Ардженти и не мог сдержать ироничной усмешки.

Отредактировано Federico Argenti (18.11.2013 21:34:56)

+1

9

Джованна от волнения едва могла сидеть на месте. С одной стороны от нее сидела ее мать, руку которой она крепко сжимала, а с другой восседал отец. Вид у мессера Антонио был самый что ни на есть озабоченный. Федерико как зять ему весьма нравился, к тому ж не хотел, чтобы его дочь в таком юном возрасте осталась вдовой. Он был готов даже отдать за Ардженти полный его вес золотом, лишь бы Джованна не плакала или, упаси Господь, скинула бы будущего его внука.
Свидетелей слушали по очереди, и вот настала очередь Чино выступать. Тот сказал, что любил обоих, и Федерико, и Пьетро, но положа руку на сердце, признал, что именно Пьятти начал задирать рыцаря первым, и даже бросил в него горбушку.
- Попал ли? - со всей серьезностью спросил судья.
- Нет, не попал.
- То есть оскорбление не было нанесено?
- Не физически, мессер. Но Пьетро был нетрезв, и много наговорил мессеру Федерико, в том числе про его супругу, и было это весьма оскорбительно.
- И обвиняемый схватился за меч?
- Нет, он отшутился довольно смиренно. Затем Пьятти ушел проветриться, а через некоторое время ушел и мессер Федерико с друзьями.
- Ага! Вдогонку?!
- Я так не думаю, мессер. Федерико Адимари после свадьбы стал весьма осторожен и на знакомства, и на поведение. Как и пристало доброму гражданину.
- То есть можно сделать вывод, что раньше он все же платил обидчикам?
Чино начинал выглядеть растерянным.
- Между всеми людьми иногда случаются ссоры, мессер... Но я не могу утверждать, что так бывало раньше. Что до меня, так это все несчастный случай.
Следующим судья решил спрашивать у Федерико.
- Если вы не следовали за Пьятти той ночью, то, позвольте спросить, куда же вы шли? Дом ваш находится совсем в другой стороне от улицы, где произошло убийство.

Отредактировано Giovanna Adimari (18.11.2013 22:14:15)

+1

10

- Я шел к няньке своей жены, почтенной тетушке Нунчии, - Ардженти ловко балансировал между невозмутимостью и смирением. По сути ему даже врать не пришлось, а уж зачем он шел, это было только его дело.
- К любовнице ходил! - крикнул кто-то за позади Федерико. Стоявшая за спиной Джованны нянька рассмеялась, прикрыв сморщенной ладонью беззубый рот:
- Ох, коли бы мы были с мессером Федерико любовнички, я б померла счастливой, - прошептала старуха. Шепот этот был слышен всем присутствующим и вызвал громкий смех.
Рыцарь и ухом не повел. Дождавшись, когда настанет тишина, он спокойно и обстоятельно продолжил рассказ:
- Монне Джованне нездоровилось несколько дней, поэтому я обратился за помощью к той, что ее вырастила.
Судья скептически взглянул на Федерико и задал другой вопрос:
- Что же произошло по дороге к дому донны Нунчии?
- Мессеры Пьетро и Бруно, а также мессер Дино подкараулили нас в проулке и затеяли драку.
Дино, несколькими минутами ранее говоривший совершенно иное, сжал зубы, но промолчал.
- И вы не попытались препятствовать им? - задавая этот каверзный вопрос, судья улыбнулся, складывая холеные руки в замок.
- Тем, кто бросается с оружием можно воспрепятствовать только клинком, - вздохнул Федерико, приняв на сей раз покаянный вид.
Не выдержав, Дино крикнул:
- Он врет! Ардженти первым кинулся на нас!
Присутствующие возмущенно загудели. Судья вопросительно взглянул на Федерико, потом на Мауро.
- Вы лукавите, мессер, - ответил оруженосец спокойно. - Не зная, куда мы направлялись, ваш друг повторно оскорбил мессера Федерико, намекая, что он нарушает супружеский обет.
- Так все было? - переспросил судья.
- Нет, - ответил Дино.
- Да, - кивнул Федерико.
- Что же произошло потом, когда ваш оруженосец убил мессера Бруно?
- Мессер Гаэтано призвал нас к порядку, - ответил Ардженти. - Мессер Дино опустил оружие, а мессер Пьетро замахнулся на моего друга, и я был вынужден его защитить.
- Что было дальше?
- Мессер Пьетро был смертельно ранен, и мы его добили, - ответил Мауро не моргнув глазом. Монна Франческа, мать покойного, в ужасе закрыла руками лицо.

Отредактировано Federico Argenti (18.11.2013 22:54:31)

+1

11

- Итак, убийство вы все таки признаете?
- Нет!
- Откуда вы знаете, что рана была смертельной? Вы врач, быть может? Мы все знаем примеры, когда люди поправлялись даже после самых тяжелых ранений. А вы, мессеры, лишили Пьетро Пьятти возможности выжить, убив обезоруженного человека!
Зал взорвался выкриками. Кто-то поддерживал судью, кто-то выражал свое возмущение таким выводом, словом, безучастным никто не остался.
Джованна же сидела ни жива, ни мертва, монна Леа даже поднесла нюхательную соль к ее лицу, чтобы вернуть лицу дочери цвет. Когда же присутствовавшие угомонились, снова стал слышен голос судьи.
- Итак, мы признаем Федерико Адимари по прозвищу Ардженти, Гаэтано Бартоло и Мауро Валетти, вступивших в преступный сговор с целью убийства, виновными и...
- Нет! - вскричала Джованна, вскакивая со своего места.
- Чтооо?! - судья тоже привстал. - Вы, донна, отчего кричите?! Это место, где проводится суд.
- Я протестую против вашего решения, мессер судья! - Джованна не чувствовала сейчас под собой опоры от волнения, даже тела своего не чувствовала. - Я не являюсь свидетелем в этом деле, но я ничем не хуже брата Пьетро Пьятти или его друзей, и потому я вас прошу выслушать меня. В конце концов, я защищаю не только свои интересы.
- А чьи же еще?
- Своего будущего ребенка, которому может выпасть несчастье вырасти без отца из-за чужой зависти.
Судья заметно скис. Пожевав губы, он решил, что хуже все равно не станет, и дозволил Джованне говорить. Поддерживаемая отцом, она вышла на место свидетеля.
- Заявить я хочу о том, что Пьетро Пьятти завидовал моему супругу! Пьятти сватался ко мне, как и многие мужчины, но получил отказ. Я сказал ему, что не буду ему ни женой, ни любовницей, и он затаил на Федерико злобу, потому что именно ему я отдала свое сердце. И свое состояние, конечно, тоже, - Джованна усмехнулась, голос ее окреп уже достаточно. - Пьетро слыл очень распущенным молодым человеком, это могут подтвердить многие, я думаю.
- Как ты смеешь так чернить имя моего сына?! - вскричала мать погибшего.
- Так же, как и вы чернили имя моего супруга! - не осталась в долгу Джованна. - Федерико Ардженти один из самых славных рыцарей Флоренции, многажды доказавший свою преданность родной земле и семье. Неужто он, вы думаете, стал бы убивать человека из-за пустых наветов? Убил бы, отпустив свидетеля, который мог рассказать о случившемся, убил, рискуя потерять состояние и собственную жизнь, оставив беременную жену одну?

+1

12

Стало шумно. На сей раз большинство присутствующих оказались на стороне Джованны. Слова о свидетеле попали точно в цель, и, задумчиво потерев подбородок, судья осторожно произнес:
- Пусть так, но мессер Ардженти все-таки нарушил закон. Как и Мауро, его оруженосец...
- Они вынуждены были защищать свою жизнь, - не выдержав возразил Чино. Если уж мертвецу не поможешь, так лучше живого отстоять, решил он, услышав речь Джованны. Хоть молодая женщина не просила жалости, флорентиец равнодушным не остался. - Мессер судья! Эта нелепая стычка уже погубила жизни двоих человек, неужели из-за нее вы готовы погубить еще двоих?! Это попросту неразумно!
- Ардженти меня не догнал! - потрясая кулаками вскричал Дино.
- Уж догнал бы если бы хотел! - рассмеялся Мауро. - Трусливая собака. Сначала бросался за спиной своего хозяина, а после так бежал, что пятки сверкали!
- И все же... Виновные должны понести наказание, - неуверенно сказал судья.
- Накажите убийц, - потребовала монна Франческа, сжимая в руке платок, но голос женщины потонул в шуме, который поднялся в зале. Теперь гнев присутствующих обратился на Дино. Тот стал зло огрызаться, в ход пошли крепкие слова.
Судья был вынужден призвать собравшихся к порядку. Когда понемногу шум затих, он вновь обратился к супруге Ардженти.
- Никто не отрицает заслуг вашего супруга, монна Джованна, но не хотите же вы сказать, что мы должны забыть о его вине? Мессер Дино свидетельствует, что он попросту убежал от преследователей, и если бы те нагнали его...
- Нет, - перебил его Ардженти. - Мессер Дино опустил оружие, я бы и пальцем не тронул его, - твердо сказав это, Федерико взглянул на Джованну, которая так отчаянно его защищала. И хоть был это момент для них тяжелый, сердце рыцаря наполняла радость. Теперь-то он помнил, какой отчаянной и кусачей его Куничка может быть.

Отредактировано Federico Argenti (19.11.2013 12:50:33)

+1

13

- Мой муж, мессер судья, не способен бегать как раньше, - Джованна почувствовала, что страх придает ей сил. - В декабре месяце он сломал ногу на охоте.  А мессер Дино похож на охотника, который задал стрекача, издалека увидав медведя, и всем теперь рассказывает о то, что могло бы произойти, если бы медведь его догнал. У моего супруга были более важные дела, чем в тот вечер гонять мессера Дино или подстерегать мессера Пьятти. Я была в тот вечер у няньки по своим женским делам, и мессер Федерико должен был сопроводить меня обратно домой. Когда же он пришел в окровавленной одежде, мы до утра ухаживали за его ранами! - Джованна умолчала о том, какими средствами она врачевала мужа, но о том и не спрашивал никто.
- Ваши слова ничего не доказывают, донна! - выкрикнул Дино.
- Ах, ничего? - разойдясь не на шутку, женщина подошла к месту, где тот сидел. - А не вы ли тот Дино Ферелли, который обещал жениться на бедняжке Ровенне Вальдо, провел с ней несколько ночей, но обещания так и не сдержал? Ровенна удалилась в монастырь, и там родила ребенка, которого вы даже не удосужились признать своим. Какой же вы мужчина после этого? Как можно верить вашему слову, бесчестный человек?! А бедный Мауро? Он связан с Федерико присягой, и должно ему было защищать своего господина, и всюду быть с ним! Это и называется преданностью, за то не судят!
- Донна Джованна! - судья, чтобы угомонить жену рыцаря, постучал по столу. - Кровь все равно на руках мессера Федерико!
- Если остаться в живых, значит быть виноватым, то половина здесь виноваты, мессер судья! Семья Пьятти ценит погибшего Пьетро в цену жизни моего супруга, а я ценю жизнь Федерико как свою и нашего дитя. Проявите милосердие, назначьте выкуп! Пусть даже золото придется отдать в полный  вес Федерико, я лучше по миру пойду, чем останусь вдовой!

+1

14

- Тише! Тише! - вновь замахал руками судья. Глянув на Ардженти, он спросил: - Так, значит, вас там ждала не только нянька с лекарством, но и жена?
- Именно так, - кивнул Федерико, удивленный тем, что Джованна решилась частично рассказать подробности той ночи.
- Это ничего не меняет, - упрямо процедила монна Франческа. - У мессера Ардженти был мотив. Он нарочно спровоцировал Пьетро, нанеся ему серьезное оскорбление.
В зале снова воцарилась тишина. Бледная, заплаканная женщина встала, опираясь на руку служанки.
- Все вы слышали свидетельство мессера Чино, который сам подтвердил, что Федерико Ардженти участвовал в споре, а потом поспешил удалиться. Всем ясно, куда он спешил. Эти люди заманили моего сына в ловушку и обеспечили себе свидетельства, чтобы избежать суда.
- Тогда уж лучше было бы бросить его в реку, - подал голос кто-то из "знатоков". Присутствующие неодобрительно загудели, обозлившись на слова мрачного шутника. В этот момент, воспользовавшись всеобщим замешательством, вышел фра Адриано. В отличие от старшего брата он был невысок ростом, не так уж крепок и миловиден лицом, в мать. Ясные глаза смотрели на собравшихся с отеческой теплотой и всепрощением. Кроткий и тихий он встал перед судьей и, наскоро перекрестившись, спросил:
- Дозволено мне будет сказать?
Вершитель правосудия кивнул, и младший Адимари продолжил:
- Монна Франческа и вы, мессер Дино, примите искренние мои соболезнования. Участь ваших близких печальна, однако Господь учит нас, что тот, кто поднимает руку на ближнего, рискует погубить себя. Мессеры Пьетро и Бруно прекрасно знали, на что идут, иначе бы не стали преследовать мессера Ардженти и его друзей, после того, как они удалились из дома мессера Чино.
Преуспевший в науке казуистики, Адриано прекрасно знал, как бывают важны последние слова. Если обратить внимание людей на одно, то они не услышат другое. Так он и поступил.
- К пущему моему сожалению, мы имеем дело с пренеприятнейшим стечением обстоятельств, произошедших из-за необузданности страстей. Мой брат, мессер Ардженти, очень любит свою жену, монну Джованну и, руководствуясь ее благополучием, никогда не стал бы пренебрегать своими обязанностями доброго супруга, чтобы отправить кого-то на тот свет.
О намеке на измену, за который якобы мстил Федерико, францисканец нарочно умолчал, ибо известно, во что обернешь предмет, тем он и будет казаться.
- Короче говоря, добрые братья и сестры, в своих суждениях вы можете ошибаться, а потому я хочу предостеречь вас от поспешных решений и призвать еще раз обдумать изложенные факты. Если речь идет об убийстве, то оно совершено непреднамеренно, поскольку здесь не было названо ни одного значительного мотива, согласно которому бы мессер Федерико стал мстить.
На сей раз ни Франческа Пьятти, ни Дино Ферелли, которым монах умело заговорил зубы, не нашли, что возразить. Воцарилась долгая тишина, судья взмок от напряжения. Поднявшись с места, он окинул растерянным взглядом собравшихся людей - нотариусов, писцов, обвинителей и свидетелей, и наконец огласил приговор. Убийство сочли непреднамеренным, Ардженти и Мауро было велено уплатить штраф. Сцепив зубы от злости, монна Франческа спешно покинула зал. Адриано Адимари улыбнулся тому, что не пришлось прибегать к помощи епископа. Этот вариант можно было оставить до срока.
- Спасибо тебе, Пресвятая Дева! - воскликнул Мауро, кинувшись обнимать рыцаря, его жену и Гаэтано. - Спасибо вам, добрые мои друзья!
Федерико, державшийся уверенно все это время, рассеянно улыбнулся и устало опустился на скамью.

Отредактировано Federico Argenti (19.11.2013 15:45:58)

+1

15

Радость с молодыми супругами разделили многие. Джованна не помнила даже, кого поцеловала, кого обняла, ошалелая радость смазала все краски мира. Голова у нее кружилась, и потому она поспешила присесть рядом с Федерико, устало прислонилась к его плечу.
- Милый мой, как я счастливо сейчас! Как хорошо, что это все закончилось, и мы наконец можем вздохнуть спокойно, - женщина чувствовала, что силы покинули ее окончательно и она не может пошевелить и пальцем. - Хвала твоему брату, он сказал такие нужные слова в нужный момент.
Джованна взяла подошедшего фра Адриано за руку и благодарно поцеловала.
- Отче, мы не смогли бы справиться без вас!
- Монна, я никогда еще не видел женщину, которая была бы так красноречива как вы, - монах прикоснулся к ее голове.
- Как мы можем отблагодарить вас?
- Будьте счастливы, и прощайте друг друга. Крепкое супружество угодно Богу, - Адриано выразительно посмотрел на брата.
Джованна, поймав его взгляд, заподозрила, что фра невдомек, что на самом деле произошло.
- Отче, - она заставила его сесть рядом с собой, чтобы слышать лучше среди суеты. - Я должна повиниться перед вами. Отпустите мне грех.
- Прямо здесь? - Адриано улыбнулся.
- Да, - Джованна зашептала монаху на ухо о том, что притворялась для Федерико куртизанкой и обманывала его.

+1

16

У Адриано от неожиданности глаза полезли на лоб. Муж и жена друг друга стоили.
- Что ж, братец, кое-кто обскакал тебя в розыгрышах, - сказал монах, смеясь. Теперь можно было выдохнуть спокойно. - Ну как, память твоя теперь на месте?
Федерико, покрепче обняв любимую, кивнул. Уставший, но счастливый, он щурился от солнечного света, лившегося из окон, заслезились глаза. То ли от того, что привык к полумраку темницы, то ли от счастья.
- Пойдем, милая, - он поднялся, увлекая Джованну за собой, а потом подхватил ее на руки, как в тот день, когда они сочетались браком.
Сер Антонио и монна Леа тоже поцеловались. Карло, их младший сын, все глядел на сестру и вспоминал, как отчаянно она защищала Федерико.
- Сумасбродка и мужа себе под стать нашла, - одобрительно сказал Стефано. Его жена, золотоволосая Бьянка, озорно рассмеялась и дернула мужа за рукав.
- Я вот думаю, глядя на вас, мессер. Может, и мне пора уже жениться? - вздохнул Мауро.
- Да кто ж с тобой уживется, - кинул Ардженти через плечо.
- А я поищу!
Старая нянька оказалась тут как тут, взяла оруженосца под руку.
- Вы, мой дорогой, заходите ко мне еще. Авось кого вам присмотрю, - сказала она, в шутку разыгрывая из себя сводню.
Так они поторопились покинуть место судилища, распрощавшись с давишними невзгодами, придя к согласию и забыв обиды. Так Федерико дельи Адимари по прозвищу Ардженти вновь обрел любовь драгоценной монны Джованны, чтобы не расставаться с ней больше никогда. Вечером, после ужина, они легли в постель как законные супруги, но прежде любовался рыцарь своей гибкой Куничкой и пьянел без вина, глядя в черные как ночь глаза той, что именовала себя Феличеттой.

Отредактировано Federico Argenti (19.11.2013 23:48:16)

0


Вы здесь » Il Novellino » Realta » "Лекарство от забвения" - 5