Il Novellino

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Il Novellino » Realta » "Подруга палача" - 3


"Подруга палача" - 3

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Место: Рим.
Время: конец декабря 1502 года.
Действующие лица:
Арриго Ландо, по прозвищу Токко - палач.
Консолетта Орфанелли - дочь зажиточного крестьянина.

После внезапного пожара, в котором погибает вся семья девушки, Консолетта отправляется в город на поиски своего друга-мясника, чтобы попросить того о помощи.

0

2

Это был тот случай, когда, что называется, Господь уберёг. В охваченном пламенем крестьянском доме Консолетты не оказалось по чистой случайности - пошла старшую сестру проведать, засиделась допоздна да так и осталась до утра, чтоб посреди ночи по холоду до своей деревни не топать. Домой вернулась утром, только дома-то уже и в помине не было - одни угли остались.
Поначалу от навалившегося горя девушка и слезинки проронить не могла. Не расплакалась и позже, когда святой отец служил заупокойную. А ещё, на удивление всем соседям, наотрез отказалась оставаться в доме сестры, видимо, от того, что чувствовала свою вину. Отсиделась там, в то время как отец с малыми детьми в горящем доме пропадал. Только вот, идти-то было больше некуда. Не на пепелище же оставаться, в самом деле!
Поразмыслив немного, Консолетта решила пойти в город, искать помощи у Токко, который после случая на ярмарке ещё несколько раз заглядывал в дом Орфанелли. Надеяться на то, что у мясника не найдётся иных забот, кроме как нянчиться с осиротевшей девицей, не приходилось, однако же ничего другого на ум убитой горем девицы не приходило.
Нищему собраться - только подпоясаться, поэтому и дорога до Рима много времени не заняла. Трудности начались тогда, когда понадобилось найти дом Токко. Смутно припоминая, в какую сторону указывал Токко, когда провожал с ярмарки, она, вроде, и не заплутала, однако ж, кого ни спроси, никто и слыхом не слыхивал о живущем в окрестностях мяснике. Только какой-то хромой старик у паперти, перекрестившись, как услышал вопрос, указал на стоящий невдалеке дом за оградой и поковылял прочь, опасливо озираясь на растерянную девицу и ворча себе под нос что-то о неудачных шутках.
Консолетта же, покосившись на калеку и вновь мысленно подивившись реакции на простой вопрос, направилась к указанному дому, спросить, не здесь ли живёт мясник Токко.

0

3

Был канун Рождества, мелкий редкий снежок едва покрывал землю, в воздухе стояла морозная свежесть. Темнело рано, поэтому все торопились сделать как можно больше дел до захода солнца, чтобы потом зазря не жечь свечи и пораньше лечь спать. На голых ветвях деревьев расселись вороны. Изредка каркая, будто переговаривались о своем. Небо было пасмурным.
Закатав рукава, Токко тащил в чисто выметенный двор чан с выстиранной одеждой. Заботиться о себе ему приходилось самому, и это получалось у палача неплохо. От рубах да портков на холодном воздухе шел пар. Заплечных дел мастер поставил чан на мощеную камнем дорожку. Отдышался. Вытерев рукой покрытый испариной лоб, глянул по сторонам, и с удивлением заметил у калитки крестьянскую дочку. Вот так гостья... В честь чего этот визит? Торопливо он натянул на голову покрывало, лежавшее на плечах поверх аккуратно латанной рубахи.
- Консолетта? - окликнув девчонку по имени, палач поспешил к калитке, чтобы впустить незваную гостью. Когда глянул на ее лицо, внутри все опустилось. Дочь крестьянина Орфанелли была бледна как снег, с заплаканными, казавшимися стеклянными глазами. - Что ты? - обеспокоенно спросил Токко, пропуская Консолетту во двор.

Отредактировано Tocco (11.12.2013 18:49:23)

+1

4

Ответить девица не смогла, потому что именно в этот момент пришли слёзы. Будто кто заслонку на плотине убрал. Прижавшись к мяснику как можно теснее, не имея ни возможности, ни желания что-то объяснять, Консолетта рыдала, будто надорвав сердце. Да, собственно, так оно и было, всю семью же схоронила.
Казалось, так они простояли целую вечность, не замечая ни холода, ни снега. Только жаль, что и правда нельзя было забыться до скончания времён. Удивление, охватившее Токко при виде своей деревенской знакомой, понять было не сложно. Вскоре придётся давать объяснения и просить о помощи. Только вот, лишь добравшись до дома мясника, Консолетта подумала о том, что на эту самую помощь прав у неё и нету. Пожалуй, следовало и правда оставаться у сестры до поры до времени, а не идти через весь город к чужому мужчине. Если в деревне о таком прознают, сплетен не избежать.  Но теперь уж, раз пришла, ничего не поделаешь. Придётся рассказывать всё, как есть.
- Пожар был. Все погорели. Только я и осталась, - чуть успокоившись, но всё ещё всхлипывая, просто сказала Консолетта, полагая, что больших объяснений и не потребуется. Да и что ещё могла она рассказать? Отчего запылал её дом, никто в деревне не знал, чего теперь делать - тоже. Если Токко прямо сейчас с порога прочь не погонит, уже хорошо.

+1

5

У Токко, услышавшего эти слова, будто отнялся язык. Если бы Консолетта могла разглядеть его глаза, то увидела в них испуг пополам с недоумением. Вопрос "Как?" так и не был произнесен, потому что более важным Токко счел препроводить гостью в теплый дом, где можно было спокойно поговорить о произошедшем. Опыт тем не менее подсказывал ему, что поначалу люди не способны говорить о постигшем их горе.
- Идем, идем... - сказал он мягко, приобнимая Консолетту за плечи.
Чан с выстиранным бельем так и остался стоять на дорожке.
В доме Токко взял ее плащ, потом усадил девицу у хорошо растопленного камина. Привычная размеренность движений, граничившая с медлительностью, сменилась собранной быстротой. Он не мешкая собрал имеющиеся съестные припасы, хлеб с луком и сыр, вынул припрятанную бутыль вина и щедро наполнил две глиняные кружки. Потом сел напротив, молчаливый и собранный как всегда, но готовый слушать. То, что Консолетта пришла за помощью именно к нему, поразило палача наравне с известием о гибели ее близких.

+1

6

О том, что больше суток не ела, Консолетта вспомнила лишь когда Токко выставил на стол нехитрую еду. Живот свело, но набрасываться на угощение, будто и правда оборванкой была, девица не стала. Успеется. Мясник всегда был добр к своим случайным знакомым, да и сейчас с порога не погнал.
Ещё раз всхлипнув, Консолетта потянулась к краюхе, а следом и к кружке. Покойный старик Орфанелли сам почти не пил, и детей своих к этому не приучал, а потому девицу потянуло в сон чуть ли не после первого же глотка. Изо всех сил борясь со смежающимися веками, оглядывала она дом мясника. Чисто, уютно, всё на своих местах. Как учила когда-то и саму Консолетту покойная матушка. Отчего-то именно теперь захотелось засыпать Токко всякими вопросами: почему живёт один в таком большом доме, где прислуга или работники (по всему выходило, что в деньгах он не нуждался), отчего не прогнал незваную гостью с порога... Хвала Господу, который оставил таки сироте остатки разума и не дал всё это вслух сказать.
- Они... Я у сестры гостила, а они дома оставались... Вот и погорели, - вместо этого добавила Консолетта свой скудный рассказ о случившемся, будто мясник выспрашивал какие-то подробности. - Теперь вот ума не приложу, что делать и куда идти...
Более исчерпывающего ответа на вопрос "зачем пришла" девица сейчас дать не могла, хоть клещами пытай. Но почему-то ей смутно казалось, что в доме угощавшего пряниками мясника её ждут больше,  чем у родной сестры, где своих детей - семеро по лавкам.

0

7

- Упокой Господь их души, - глухо сказал палач и перекрестился. На душе после этого короткого рассказа сделалось тяжело. Токко доводилось хлебнуть самому и повидать всякого. История Консолетты не была исключением из обыденных злоключений людских, но отдавалась тоской и болью потому, что малознакомый крестьянин и его детишки палачу нравились.
Пивший обычно мало, Токко сделал щедрый глоток вина, чтобы протрезветь от услышанного и собраться с мыслями. В то, что старика Орфанелли теперь нет, как нет шустрого Пьетро и другого мальца, не верилось. На пару минут повисло напряженное молчание. Взяв небольшой кусок хлеба, Токко посолил и натер его луком, предлагая погорелице. Подвинул ближе плошку с сыром. Тем временем раздумывал, что делать, искал ответ на заданный Консолеттой вопрос. 
- Здесь тепло, - сказал палач осторожно, кивнув на огонь в камине. - Тебя не прогоню и не трону. Грейся, сколько хочешь.
Потом поднялся, вспомнив про оставленные в чане рубашки да портки. Им обоим надо было подумать. Токко надеялся, что пока он разберется с вещами, Консолетта решит, оставаться или нет, а ему в голову придут какие-нибудь дельные мысли.

0

8

Заверения в том, что не прогонит и не тронет, подтвердили то, на что Консолетта надеялась, пока искала сюда дорогу. И если в первом ещё сомневалась, то о втором и вовсе не думала. Хотел бы мясник к ней пристать - уже давно бы это сделал. Да и сдалась она ему! Никогда не пользовавшаяся вниманием у окрестных парней из-за робости и молчаливости, девица и в мыслях не держала, что Токко может проявить к ней не только сочувствие.
- Спасибо тебе, - в который раз всхлипнула она, принимая из рук мясника очередную краюху. - Я тебя не стесню, вот увидишь...
Сказав это, Консолетта вновь принялась оглядывать помещение, в котором оказалась.
- А помощники твои где? Или прислуга? Дом же большой, как со всем одному справляться? - Вопросы эти, казалось, были не совсем уместны в подобной ситуации, но и думать о гибели родных Консолетта больше не могла. Горе словно до дна её душу выпило, и теперь отвлечься на дела посторонние было настоящим спасением. Попроси её сейчас кто, она б весь дом убрала, вместе с двором, стойлом или ещё чем. Лишь бы не думать о том, как...
Вновь отогнав от себя пугающие картины, возникавшие в в её воображении как по волшебству, Консолетта перевела взгляд с хлеба в руке на хозяина дома и отчего-то именно сейчас задала вопрос, который раньше не раз занимал её мысли:
- И отчего ты всё время лицо закрываешь? Если от того, что оно, как и руки, в ожогах, так это ничего. Уж лучше и вовсе прокажённым быть, чем на том свете.

+1

9

- Сам все делаю, - коротко ответил палач и вышел за порог. Отсутствовал он недолго, управился быстро, а когда вернулся, девчонка вроде немного успокоилась. Никакого иного выхода, кроме как приютить ее и заботиться по мере сил, он не видел. Кривотолков не боялся. Теперь, если она узнает правду, то сама решит оставаться или уходить. Пообещав дать Консолетте кров, заплечных дел мастер чувствовал себя за нее в ответе.
Услышав последний вопрос, Токко застыл на месте и долго молчал, не зная, что сказать. Своего увечья он стеснялся потому, что оно напоминало о произошедшем в далеком детстве. Слишком хорошо понимал сын мессера Ландо, чего лишился когда-то давно. Не случись этого, может, все было бы иначе и он был другим. Что толку об этом думать? Но даже тогда, когда Токко хотел забыть, память возвращалась к нему болью. Рубец под правым глазом время от времени нарывал, доставляя Токко неудобства. Свыкнувшись с этим, он до сих пор не мог смириться с тем, как с ним обошлись.
- Я не прокаженный, - ответил палач хрипло и больше ничего не стал объяснять. Вместо этого он подошел к камину и принялся переворачивать поленья, чтобы не сник огонь. В одном Консолетта была права - лучше уж как-нибудь, чем на том свете. Когда-то Токко и сам так рассудил, выбирая палаческое ремесло вместо виселицы.

Отредактировано Tocco (12.12.2013 01:49:56)

+1

10

Проводив мясника удивлённым взглядом, Консолетта поначалу подумала, что обидела его неудачным вопросом. Да и дался ей этот капюшон, право слово! Что бы там под ним ни скрывалось, не её это ума дело.
- Прости, - откликнулась девица на последние слова Токко и, встав следом, подошла к камину. Казалось, после случившегося вид пламени должен был внушать ей ужас, однако же отчего-то огня, укрощённого в камине Токко, она не боялась. Видимо, от того, что верила - рядом с этим человеком опасность грозить не может.
- Если что, я по хозяйству всё умею делать. И даже на бойне тебе помочь могу, если найдётся чем, - добавила Консолетта, всё никак не отводя глаз от весело потрескивавших в камине язычков пламени.
Грязной работы она не боялась, да и дармоедкой быть не привыкла. Не важно, согласится на её помощь мясник или нет, сидеть сложа руки она не будет. Дом был большой, не может быть, чтоб ей тут не нашлась какая-нибудь работа. Да и Токко наверняка будет приятно, если вечером его будет ждать горячий ужин, а не необходимость самому разогревать себе вчерашнюю стряпню. Отчего-то в неприкаянности холостяцкого быта рано оставшаяся без матери Консолетта нисколько не сомневалась.

0

11

Палач невольно усмехнулся, услышав о помощи "на бойне". Знала бы Консолетта, о чем говорит, желания и старания у нее бы поубавилось. Где ж это видано, чтобы добрый человек по своей воле и не ради денег или справедливости помогал в таких делах? Токко невольно вздохнул, понимая, что сам ввел крестьянскую дочь в заблуждение. И от того, насколько Консолетта была простодушна, становилось еще стыднее нарушившему запрет.
- Ладно, - согласился он. - Если по дому поможешь, буду признателен.
Договор виделся Токко справедливым. Никто не станет сидеть сложа руки и чувствовать себя дармоедом. Консолетте будет чем отвлечься от мрачных мыслей. Решение нашлось само собой. Денег палачу, в силу привычки жить скромно, хватало. Хватит и на двоих. Девчонка не была балованной, а потому растрат Токко не боялся, напротив, думал о том, чем будет радовать ее. К тому же, совсем скоро Рождество... И хоть заплечных дел мастер был великим грешником, но праздник этот любил.
В конце-концов, надеялся он, со временем Консолетта привыкнет, и, может, у него получится рассказать о невольном обмане. Повиниться в том, что произошло, не вызывая обиды или гнева.
Отставив кочергу, он взял девчонку за руку и, не зная, что еще сказать, спросил:
- Может, похлебки поешь? - Консолетта ела как птичка, а он впопыхах не предложил ей нормальный обед.

Отредактировано Tocco (12.12.2013 15:48:22)

0

12

Рука у мясника оказалась неожиданно мягкой. Ладошка Консолетты легла в неё, будто специально для этого и была сделана. Похлёбки не хотелось. Голод, проснувшийся было при виде краюхи и сыра, снова куда-то исчез, хоть она и съела-то всего ничего.
- Спасибо, не хочется что-то, - протянула она, сжимая Токко руку. Присутствие рядом этого немногословного, нелюдимого человека отчего-то успокаивало и заставляло забыть о том, что приключилось совсем недавно. - Спать только тянет...
В сон клонило и правда, особенно после пары глотков вина и бессонной ночи.
- Пока твой дом нашла, чуть ноги не стоптала. Отчего-то, кого не спроси, только косились все, а где живёшь, не говорили. Разве ж можно таким бобылём в большом городе жить?
Сказав это, Консолетта в следующее мгновение прикусила язык, припомнив, что на другие вопросы мясник отказался отвечать наотрез. Снова потупилась. Почувствовала, как запылали щёки, и понадеялась, что Токко спишет вновь охватившее её смущение на близость каминного жара.
Что ж, утро вечера мудренее. Завтра придётся начинать новую жизнь, хочется того или нет. И стоит благодарить Господа за то, что послал ей на пути доброго мясника.

0


Вы здесь » Il Novellino » Realta » "Подруга палача" - 3