Il Novellino

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Il Novellino » Realta » "Подруга палача" - 4


"Подруга палача" - 4

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Место: Рим.
Время: конец декабря 1502 года.
Действующие лица:
Арриго Ландо, по прозвищу Токко - палач.
Консолетта Орфанелли - дочь зажиточного крестьянина.

Как ни старайся, а правду все же не утаишь. И если человек не расскажет сам, то сделает это кто-нибудь другой, случайно.

0

2

Прошла неделя с тех пор, как дочь Орфанелли поселилась у Токко. Вместе они отпраздновали окончание поста, встретили Рождество. Потихоньку горе, пережитое Консолеттой, отодвинулось на второй план. Начались домашние дела и заботы. Токко, даря девице ленты к празднику, надеялся, что ей они понравятся. И оказался прав. Этот нехитрый подарок порадовал крестьянскую дочку. Глядя, как она улыбается, палач и сам был рад.
Рождественские празднества длились несколько дней. У Токко в это время почти не было работы, ибо кому охота заниматься дознанием, когда можно пить и гулять? Господа судьи и нотариусы не утруждали себя разбирательствами. Потому заплечных дел мастер наведывался к своим подопечным раз в день, здоровался со стражей. Ежели кто предлагал, выпивал с солдатами вина и отправлялся домой.
В эти дни Рим был полон гуляк, картежников, лихих молодцов. На улицах, лавках и даже в храмах звучали песни. Не глядя на стужу, горожане развлекались от души и творили все, что придет в голову. Насмешничали друг над другом, кто во что горазд. Некоторые забавы, как водится, оканчивались плачевно: разбитой головой, перебитой шеей или клинком в животе.
Так, за два дня до наступления января, сразу после окончания обеденной службы, в дом палача принесли молодого гуляку. Бледный как полотно, тот лежал на носилках укрытый плащом. На плотной темно-синей ткани расползалось бурое пятно. Трое разряженных молодцов, его друзья, подняли изрядный шум. Тот, который не держал носилки, тряс в воздухе кошельком.
- Эй, мастер душегуб! Помоги нам!

Отредактировано Tocco (12.12.2013 21:04:13)

+1

3

Не так думала Консолетта встретить Рождество, да только, как известно, человек предполагает, а Господь располагает. Впрочем, стала бы понапрасну роптать, потому как у Токко ей жилось хорошо. Мясник делал всё, что только можно, чтобы развеселить свою помощницу по хозяйству. И девица старалась улыбаться так часто, как только могла.
На слухи, что поползли по округе, внимания не обращала - не до того было. Только вот, с чего её на рынке все сторонились, никак взять в толк не могла. Да и ладно! Никогда близко ни с кем не сходившаяся, она после гибели отца и братьев с сёстрами стала ещё стеснительнее. Теперь, кроме Токко, её никто разговорить не мог.
Окрик, послышавшийся за дверью, поначалу напугал Консолетту, за последнее время привыкшую, что мясник говорит не громко и спокойно. Да и потом, какой её Токко душегуб? Он честный человек, работящий. К таким с подобными словами обращаться ну никак нельзя. Выглянув в окно, девица с удивлением оглядела как распростёртого на носилках молодца, так и его товарищей.
- Чего вам? - осторожно спросила она, не спеша отворять дверь не пойми кому. - Здесь никаких душегубов отродясь не водилось, а вам, поди, к лекарю нужно.
Памятуя о законах гостеприимства и о том, что Христос завещал заботиться о попавших в беду ближних, особенно в такой большой праздник, Консолетта сомневалась, не предложить ли обождать в доме, пока кто пошустрее и правда побежит за врачом, да только уж больно не понравился ей грубый окрик. А ну как и правда лихие люди!

0

4

Незваные гости рассмеялись, хотя было им, по правде говоря, не до смеха. Но то ли так действовало вино, выпитое для пущей смелости, то ли слова рыжеволосой дурочки, которая ни с того ни с сего объявилась в доме угрюмого Токко.
- Дома ли мастер живодер? - снова осведомился молодой человек с жиденькой бородкой. - Чего смотришь? Пусти. Другу нашему худо.
- Здесь я, - послышался за спинами визитеров спокойный голос. Возвращаясь со службы, палач надеялся пообедать в тишине и спокойствии, но подошел как раз к тому моменту, когда перепуганные и от того особо наглые гуляки готовы были штурмовать калитку.
Улыбки с лиц как ветром сдуло. Никто из пришедших не удосужился поздороваться. Токко, не говоря ни слова, приподнял плащ, глянув на раненного. Цыкнул зубом, безмолвно вздохнул. Самый крикливый показал кошелек. Заплечных дел мастер будто не обратил на него внимания. Пару мгновений, склонив голову, он смотрел на бедолагу. Потом толкнул калитку.
- Несите в дом.
Случай оказался серьезным, и палач не был уверен, что его подопечный выкарабкается. Однако деньги, которые предлагали эти люди, ему будут не лишними. А там уж как Господь распорядится.
- Как его звать? - спросил Токко, когда посетители внесли в дом носилки и аккуратно пристроили страждущего у двери.
- Лино, - ответили его друзья.
- Если не схватит горячку, с Божьей помощью, - сообщил Токко свой вердикт, и поймал брошенный одним из гуляк кошелек. - Убери со стола, - сказал он Консолетте, - постели чистую простынь и согрей воды.

Отредактировано Tocco (12.12.2013 23:56:30)

0

5

От всего происходящего Консолетта поначалу застыла, словно соляной столб. Будто кошмар какой привиделся. О том, что на порог к честному мяснику притащат раненого, ей даже в голову прийти не могло. Однако же, удивление удивлением, а привычка всегда быть на подхвате взяла своё. Услыхав распоряжение Токко, девица опрометью кинулась в дом, как и было велено, за чистой простынёй. Застелила ею стол, с которого и убирать ничего не пришлось, накрывать к ужину предстояло ещё не скоро. Потом побежала греть воду. И только лишь когда стояла на кухне у очага в ожидании, пока на поверхности котелка появятся первые пузырьки, задумалась о причине появления столь странных гостей.
В этот момент вспомнились и косые взгляды, что ловила Консолетта на рынке, стоило ей перебраться жить к Токко, и то, как чурались её прохожие, когда выспрашивала сюда дорогу. Уж не наврал ли ей мясник относительно своего ремесла? Только вот на разбойника с большой дороги он тоже не походил ни капли. Лихие люди, по мнению девицы, в приличных домах с палисадниками не жили. Будь Токко и правда душегубом, наверняка прятался бы в лесу, словно дикий зверь. Да и помогать не стал бы. Ни ей с покойным отцом, ни этому бедолаге.
Решив расспросить Токко обо всём позже (сейчас, с раненым в доме, ему было явно не до расспросов), Консолетта, подхватив тряпицей согревшуюся воду, поспешила обратно, где её уже дожидались.
- Вот, - негромко оповестила она, ставя котелок рядом со столом и отступая назад, к порогу, чтобы не мешаться. Но и уходить не спешила. Во-первых, мало ли, чем ещё помочь понадобится, а во-вторых, кто его знает... Может, сейчас из разговоров Токко с пришлыми станет понятно, к кому она в дом угодила.

+1

6

- Уходите, - сказал палач друзьям раненного, после того как те помогли положить его на стол. - Завтра кто-нибудь пусть приходит. Скажу, как он.
Услышав эти слова, незваные гости вынуждены были ретироваться. Уходили, боязливо оглядываясь. Страх, который они до этого скрывали за бравадой и подначками, стал почти осязаем. Но что сделано, то сделано. Пока Консолетта возилась с водой, Токко надел фартук и приготовил инструменты. Закатал рукава рубахи, вымыл руки. Взяв кипу чистых тряпок, принес и положил на стол. Сняв капюшон, повязал на лоб сложенный платок, чтобы неровно стриженые, с ранней проседью волосы, не лезли в глаза. Казавшееся восковым из-за шрамов, безбровое лицо его было сосредоточенным и серьезным. На правой щеке под полуприкрытым глазом красовалась припарка с мазью, нанесенной на кусок льна. Консолетту палач будто и не замечал вовсе, ибо был сосредоточен на больном.
Лежавший на столе парнишка оказался немногим старше крестьянки и был без сознания. Раздев его и по-быстрому отерев кровь, Токко аккуратно начал осмотр, определяя, не пострадали ли кишки. Удар кинжала, пришедшийся в живот, рассек брюшину, и сейчас, находившаяся поблизости Консолетта могла видеть вспоротое человеческое тело во всей его неприглядной красе.

Отредактировано Tocco (13.12.2013 18:03:50)

+1

7

От открывшегося зрелища девицу замутило, и пришлось бежать во двор, чтобы не замарать собственноручно оттёртые полы. Красневшая от лишнего любопытного взгляда, мужской наготы она не боялась, с таким-то количеством младших братьев, а вот подобных ран раньше видать не приходилось.
Кое как справившись с накатившей тошнотой, Консолетта поспешила вернуться в дом, на случай, если опять понадобится её помощь. Да так и замерла на пороге, с перепугу подумав, что Токко и правда душегуб, каких поискать. Иначе зачем ему в кровоточащей ране ковыряться, наверняка доставляя тем самым ещё большие страдания тому, кому, без сомнения, нужен был святой отец?
Удивление, охватившее крестьянскую дочку, было настолько велико, что шрамов и примочки она поначалу даже и не заметила. А заметив, особого внимания не обратила. Во-первых, давно догадывалась, потому как неземную красоту под платками скрывать не станут. Во-вторых, потому что не до того было.
- Может, за священником сбегать? - решилась подать голос Консолетта, всерьёз почитавшая, что иной помощи распростёртому на столе бедняге и не нужно.
При мысли о том, что на этом самом столе, за которым они с Токко обедали, наверняка перебывало не мало таких же бедолаг, девицу снова замутило. А ведь ещё наверняка придётся за ним же трапезничать...

+1

8

Токко вопроса Консолетты как будто не услышал. Слишком был занят своим пациентом, которому все же повезло сохранить нутро в целости и не истечь кровью. Сделав все возможное, палач аккуратно зашил живот Лино. Тот, приходя в себя, жалобно замычал, как будто и правда оказался бессловесным животным. То, что он не испустил дух, тоже было весьма хорошо. Выживет, если будет угодно Господу.
Вымыв руки, палач тщательно вытер их тряпкой, а потом принялся накладывать повязку. Когда дело было сделано, Токко глянул на девчонку через плечо.
- Погоди звать. Главное, чтобы не подхватил горячку.
Раньше, до того, как Консолетта поселилась у него, Токко использовал ее комнату, чтобы дать возможность отлежаться пациентам. Теперь с этим было труднее.
- Положим его к тебе, пока не оклемается, - сообщил он в привычной своей манере и, глянув на Лино, коснулся рукой его лба. Каждый раз Токко охватывал странный азарт. Он, при других обстоятельствах содействовавший смерти, пытался ее переиграть. Будто вел в уме одному ему известный счет.
- Перестели постель, потом еще немного мне поможешь.

0

9

От том, где будет спать сама, Консолетта даже не подумала. Лишь, кивнув, пошла, как было велено, перестилать постель.
Меняя простыни, девица опять закопалась, обдумывая только что увиденное и услышанное. Душегубом Токко не был точно. По всему выходило, что парню этому он помогал, а не на тот свет отправлял. Да и, вспоминая не менее растерянных, чем сама Консолетта, друзей этого Лино, даже и не верилось в принадлежность их к разбойничьей шайке. Но тогда отчего они не понесли раненого друга к простому лекарю?
Кое-как покончив с поручением, девица поспешила обратно, вспомнив, что Токко хотел от неё ещё какой-то помощи.
- Всё сделала, - доложилась она, опять обивая порог, будто сама здесь впервые оказалась, а не вела хозяйство вот уже неделю как. - Токко... А... а почему меня на рынке чураются?
Казалось, повисший в воздухе вопрос никак не был связан со всем, что сейчас происходило под этой крышей, однако же Консолетта подспудно чуяла, что связь тут имеется, причём самая что ни на есть прямая.

+1

10

Заплечных дел мастер не спешил отвечать. Жестом он подозвал Консолетту, чтобы та помогла ему, придержав Лино. Акуратно и легко, словно дитя, Токко отнес и уложил того на чистую постель. Накрыл одеялом.
- С ним надо будет сидеть, как в себя придет. Смотреть, чтобы не дергался.
Глянув на свои руки, он принялся выковыривать сгустки крови из под ногтей. Почему-то именно они вызывали брезгливость у привычного ко всему  палача. Когда они с Консолеттой вернулись в комнату, где происходила операция, Токко принялся собирать инструменты. Бросил их в посудину с водой, отчего та окрасилась бурым.
- Наверное потому, что ты живешь с палачом, - сказал он наконец, сгребая со стола окровавленную простынь. Потом стянул фартук. - Я обманул вас с отцом, потому что не мог отказать.
Комкая вещи, Токко отвернулся. Прежний стыд куда-то улетучился теперь. То ли из-за того, что все его чувства обратились в беспокойство за подопечного, куда более сильное, чем стыд. То ли потому, что умалчивать более не имело смысла. Заплечных дел мастер был тем, кем был. В следующий момент он обернулся и прямо взглянул на Консолетту.

Отредактировано Tocco (13.12.2013 21:57:09)

+1

11

Под пристальным взглядом мясника, на поверку оказавшегося совсем не тем, за кого себя выдавал, Консолетта вздрогнула. Отступила на шаг, будто опасалась, что Токко сейчас потащит её на дыбу, и осенила себя крестным знамением.
Короткий ответ оказался исчерпывающим, разом объяснил все странности, что подмечала наблюдательная девчонка, да никак не могла найти им оправдания. Вот почему сторонились, вот почему не хотели указывать дорогу к этому дому, вот почему сегодня окликнули душегубом...
Впрочем, испугалась Консолетта практически по привычке. Всем же известно, что палач добрым человеком быть ну никак не может, вот и отпрянула. Однако же, настоящего страха, такого, когда поняла, что одна осталась, или хотя бы такого, когда незнакомые люди в дом ломиться начали, как ни странно, не было. Да и ложь была понятна. Признайся Токко тогда, посреди дороги, кто он есть, ни покойный отец, ни сама она ни в жизни бы помощи не приняли. Не вышло бы и дружбы между палачом и крестьянской дочкой, которая теперь, за столь короткий срок успев привязаться к лже-мяснику, и не мыслила, что теперь без него делать будет.
- Доверишь мне с ним посидеть? - только и сказала Консолетта, будто и не она мгновение назад к порогу отпрянула. - Или нужно будет что-то делать, что только ты знаешь?
Почему-то сейчас, глядя на то, как Токко старательно вычищает грязь из-под ногтей, Консолетте подумалось не про пытаемых в застенке бедолаг, а про того воришку, которого палач отпустил на ярмарке.

+1

12

Токко сейчас думал только о том, чтобы его подопечный сдюжил с раной. Конечно, Лино повезло, что клинок всего лишь рассек брюшину. Ранение было непроникающим. Бедняга потерял много крови, но внутренности остались целы. Всади противник лезвие поглубже, смерти не миновать. И даже, если все сделать правильно, всегда остается опасность что-либо не заметить... Главное, чтобы не было разрывов, нагноения и не скапливалась жидкость. Тогда, пиши, пропало. Дело, за которое взялся палач, было рискованным, однако на все воля Божья.
- Если посидишь, хорошо. Перевязывать буду сам, - сказал Токко, бросая в корзину окровавленные вещи. Их нужно будет хорошенько выстирать. Мастер Леонардо всегда говорил, что грязь порождает болезнь.
Теперь, когда все окончилось, его охватила усталость. Наверное, следовало объяснить Консолетте, что произошло, но Токко говорить об этом не хотелось. Он взглянул на две палки, оставшиеся у двери, которые друзья Лино, закрепив плащ, использовали как носилки.
- Прости за этот обман, - сказал, понурившись. - Не хотел ни тебя, ни твоего отца обижать.

Отредактировано Tocco (14.12.2013 00:40:00)

+1

13

- Если б ты тогда не обманул, мне б сейчас пришлось приживалкой к сестре идти, - просто ответила Консолетта и, не мешкая, отправилась на кухню, за свежей водой. Как ни крути, им за этим столом ещё обедать, а потому следовало хорошенько всё прибрать, чтобы во время еды ничего не напоминало о кровавом деле. Впору было пугаться собственного равнодушия, да только не пойми откуда взявшаяся уверенность, что мясник, оказавшийся на деле палачом, человек добрый, никуда деваться не собиралась.
Вопросов, когда Консолетта принялась оттирать стол так тщательно, будто тот был весь измазан в крови, не убавилось. И все казались какими-то нелепыми, уж явно не подходящими для мирного обеда или ужина. Однако же, и молчать почему-то было неудобно. Словно, притихнув, девица тем самым винила Токко в его неприглядном ремесле.
- А почему они его сюда принесли? Если ты палач, а не лекарь? - обронив это, Консолетта вновь ненадолго отлучилась, на этот раз за едой. Правда, накрывая на стол, сомневалась, полезет ли кусок в горло. Всё казалось, что на столе вместо хлеба да похлёбки распростёрся истекающий кровью мужчина. Так и осталась стоять в нерешительности у накрытого стола.

+1

14

Токко еще в самом начале показалось странным, что Консолетта подалась к нему, а не к сестре, но как тогда он не стал спрашивать, так и теперь сделал вид, будто это его мало волнует. Мало ли что там. Тщательно оберегавший свою прошлое, он не трогал чужую жизнь. Если того не требовала работа.
- Потому что я лечить умею, - пояснил очевидное палач. - Так, как не умеют шарлатаны и цирюльники, - он усмехнулся. Сел за стол совершенно спокойно. Поманил Консолетту к себе. - Люди боятся, а как что страшное случится, несут ко мне. В тот день, когда ваша телега застряла, я ездил к богатому человеку. У него болела спина. Так от меня весь дом шарахался... - за ироничой улыбкой скрывалась многолетняя тоска. И хоть палач, казалось, сам над собой легко насмешничал, да отчего-то прятал глаза, мешая ложкой похлебку.
Одно радовало, что Консолетта не боится ни его лица, ни ремесла. От этого на душе становилось легче. Токко надеялся, что это не потому, что ей некуда больше податься. Взяв кувшин, он налил себе немного вина. Сделал глоток и поднял взгляд на девчонку.
- Хоть для тебя я не прокаженный.

Отредактировано Tocco (14.12.2013 02:10:58)

+1

15

- Ещё бы от тебя не шарахались, - беззлобно усмехнулась Консолетта, ещё раз подумав о том, что, не обмани их тогда Токко, сама бы стала от него на засов запираться. - Страшно же...
Аргумент, по мнению крестьянской дочери, был железным, но не отменял того простого факта, что сама она уже не боялась. Или, по крайней мере, боялась не так, чтобы пуститься бежать без оглядки. Присев на краешек скамейки, девица потянулась к краюхе хлеба, но, как и полагала, кусок в горло не лез.
- Так ты ж и не прокажённый, - пожала она плечами, вновь оглядывая впервые не прикрытое платком лицо. Изуродовано оно и правда было так, что впору ото всех прятаться. Только шрамы эти не шли ни в какое сравнение с жутким ремеслом Токко.
В голове у Консолетты кружился целый рой вопросов, задавать которые она, однако же, не спешила. Сомневалась, что палач, и раньше не баловавший её длинными разговорами, возьмётся отвечать. Да и потом, личное это. И дураку было понятно, что от хорошей жизни за такое ремесло не берутся. Потому и спрашивать, что толкнуло Токко на эту дорожку, не стала. Правда, совсем молчать сил не оказалось:
- Тот парень, на ярмарке... Он же и правда тогда у меня чуть кошелёк не украл, - будто невпопад проронила Консолетта, на этот раз пытаясь приняться за похлёбку. Если ей предстоит всю ночь просидеть у постели больного, силы понадобятся.

+1

16

- Я бы вытряс из него все, что он наворовал, да только очень с тобой поговорить хотелось, - сообщил палач и принялся за еду. От того, что признался, у Токко сделалось на душе легче. Правда, теперь он задумался о том, что Консолетте будет нелегко разделить его долю. - Если будут говорить тебе всякое, не слушай, - добавил он серьезно. Немного помолчал. Нахмурился. - А если кто тронет тебя пальцем, убью.
Сказано это было тихо, буднично. Но можно было не сомневаться, палач так и сделает, если вдруг что.  Протянув руку, он легонько дотронулся до ладони Консолетты.
- Пока болезный не оклемается, придется тебе со мной рядом спать, - сообщил он и отчего-то смутился. - Так, к тому же, теплее.
Крестьянская девчонка нравилась Токко, но о том, чтобы быть с ней рядом, палач не задумывался раньше. То ли потому, что считал себя не достойным такой радости. То ли потому что портить не хотел. Вот и теперь сообщать о необходимости спать в одной постели ему стало стыдно. Вдруг теперь Консолетта испугается, увидев, какой он?
Раненный Лино, лежащий в другой комнате, тем временем то открывал глаза, то проваливался в забытье. Лежал тихо, терпел боль. Сил стонать не было. Помнил он мало - только смазанное лицо палача и голос рыжей девицы. И казалось ему, что это сон.

0

17

- Да кому я нужна, - попыталась отмахнуться Консолетта, вновь принимаясь за похлёбку. От угрозы убить любого по спине пробежал холодок. Всё-таки, как ни крути, а не зря про палачей всякие истории ходят. Не просто так их народ чурается. Впрочем, если по совести, то краска, вновь залившая лицо девицы, была не только от страха.
То, что Токко нравилось с ней говорить, несомненно льстило, тем более, что собеседником себя неграмотная крестьянка почитала неважным. А вот необходимость делить с палачом не только кров, но и постель откровенно пугала. И дело было даже не в шрамах, которых Консолетта совсем не боялась, и даже не в страшном ремесле. Как ни крути, а она девица. Одно дело - спать рядом с малолетними братьями и сёстрами, и совсем другое - с чужим взрослым мужчиной. Про неё, наверное, и так болтают всякий вздор. А уж как начнут злословить, когда раненый оклемается и станет на каждом углу рассказывать про рыжую девку, делившую постель с заплечных дел мастером, и вообразить страшно!
Но возразить Консолетта не посмела, испугавшись, как бы Токко не воспринял отказ на свой счёт. После всего того, что он сделал для простой крестьянской дочки, пусть уж лучше всякий вздор болтают, чем она такого человека обидит. Да и потом, может, она рано паниковать взялась. Может, болезный этот уже завтра на ноги встанет. Эту ночь Консолетта собиралась провести у постели раненого, а на следующую уже можно будет и у себя лечь, если Господь смилостивится.
- Угу, - коротко согласилась сразу и со всем девица после недолгого раздумья.

+1

18

Вечером Токко принес из сарая доску. Обмотав ее покрывалом, палач устроил ее так, чтобы она делила кровать на две половины. Необходимость вынуждала, но заплечных дел мастер не хотел переступать приличий и сделал все, чтобы девица не опасалась его.
После того, как Консолетта посидела с Лино до полуночи, Токко отправил ее спать. Больной попросил воды, но вместо этого заплечных дел мастер напоил его отваром, предупреждающим воспаление. Его он приготовили  остудил заранее. Покрытый испариной от слабости, юноша тем не менее не испытывал жар, и Токко решил, что это хороший признак.
Ближе к утру, когда Лино забылся глубоким сном, хозяин дома, напоследок прочитав молитву о здравии подопечного, отправился спать. Оставалось совсем немного, но Токко надеялся, что и этого ему хватит. Только сейчас он почувствовал как сильно устал.
Он не стал зажигать свечу, чтобы не будить Консолетту. К тому же, в окна ярко светила ущербная луна. палач подумал о том, что операция была произведена в благоприятное время, да и рана должна зарубцеваться без последствий. Взглянув на спящую Консолетту, Токко улыбнулся. Личико ее казалось похожим на ангельское, и палачу подумалось о том, что крестьянская дочь точь в точь как те, кто спокойно и ясно взирает на прихожан храмов. Может, она и правда была его хранительницей? Как знать...

+1


Вы здесь » Il Novellino » Realta » "Подруга палача" - 4