Il Novellino

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Il Novellino » Conoscenza della vita » Этикет и особености стилевого поведения


Этикет и особености стилевого поведения

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Общие сведения

С появлением шпаги, а также специального покроя костюма, мужчины почти не опускали руки вниз. Руки могли быть соединены ладонями внизу под животом; скрещиваться на груди, упираться в бока; правая рука ставилась на поясницу, опираясь на нее тыльной стороной ладони, а левая — на воображаемый эфес; обе руки могли быть положены на эфес.

В эту эпоху в обычной ситуации не пользовались положением ног по стойке «смирно». Стопы ног почти никогда не сводились (мешали шпоры). Типичны были широко расставленные параллельные стопы; стойка с опорой на правую ногу, при этом левая ослаблена и несколько выставлена вперед или в сторону. Вес тела может быть и на левой ноге, тогда будет выставлена правая нога.

Знатные женщины, отойдя от формы ритуального поклона, также начали пользоваться техникой светского поклона, приспособив его к особенностям женского костюма. Поклон служил выражением приветствия при встрече, в прощании, он выражал согласие и благодарность.   

Конкретные формы поклонов зависели от многих факторов: степени воспитанности, привычек, положения в обществе, возраста, отношения к лицу, которому кланялись, и других обстоятельств. Выполняя поклон, свойственный испанскому этикету, вооруженные мужчины отодвигали назад только левую ногу. Если в этом поклоне сделать движение назад правой ногой, то длинная шпага попадала в неудобное для человека положение.

Лица, не носившие шпаги, при поклоне могли отодвигать любую ногу. Когда мужчина хотел быть более почтительным, он выполнял двойной поклон. «Сударь, здравствуйте, как ваше здоровье?» Использовалось следующее распределение слов и движений. Слово «сударь» произносили в момент подъема руки при встрече. После того, как приветствующий склонился, он говорил (на паузе) «здравствуйте», а после финального движения второго поклона продолжал: «как ваше здоровье?» Далее собеседники подходили друг к другу для беседы.

0

2

Особенности стилевого поведения и этикета для мужчин

Поклон XV века

По источникам известно, что в XV веке в Италии существовала более простая форма приветствия. Можно допустить, что этот поклон в XV веке применялся в Европе повсеместно. Схема исполнения: на счете «раз» кавалер делал правой ногой довольно большой шаг вперед и в это время прикладывал ладонь правой руки к сердцу, направляя взгляд на человека, которому кланялся. На счете «два», приседая на левой ноге, сохраняя прямой правую ногу, он наклонял туловище и голову, отводя правую руку вниз-направо, затем выпрямлялся. Поскольку в Италии в эту эпоху носили токи, а они при приветствии не снимались, форма этого поклона на улице и в помещении была одинакова. Женщины (предположительно) в это и в более раннее время пользовались только ритуальным поклоном.

Поклон XVI века

На счете «раз» кавалер, снимая правой рукой шляпу, подымал ее по направлению вперед-вверх, адресуя жест лицу, которое хотел приветствовать. В это время он делал правой ногой большой шаг вперед. На счете «два», отмахивая широким жестом правую руку по направлению вниз -назад, делал большой шаг правой ногой назад. Правая стопа при этом разворачивалась вправо. На счете «три», сгибая вперед туловище и голову, он придерживал левой рукой эфес шпаги. При отсутствии шпаги левая рука отводилась в сторону. На счете «четыре» кавалер выпрямлялся, оставлял шляпу у правого бедра или набрасывал ее на голову. В это время он приставлял левую ногу к правой. При отсутствии шляпы начальное движение выполнялось в виде взмаха руки вперед.

Широкополая шляпа надевалась на голову так, чтобы отогнутое вверх поле было с левой стороны, правая» сторона опускалась к уху. Чтобы снять шляпу, необходимо поднять правую руку над шляпой, положить предплечье спереди сверху на поле. Кисть четырьмя пальцами захватывает поле шляпы снизу, а большим пальцем — сверху.  Считалось неприличным показывать изнанку шляпы.

Поклон со шляпой

Люди средневековья обязательно снимали шляпу при поклоне. Кавалер, увидев человека, которого он хотел приветствовать, накладывал правую руку на поле шляпы. По счету раз правая рука поднималась в сторону — вверх, одновременно с этим отодвигали левую ногу назад. По счету два, предварительно выполнив подсобное движение, т. е. забросив шляпу за предплечье, прикладывали шляпу к сердцу (поля должны были лечь на грудь так, чтобы тулья и перья были направлены вперед). В это время приседали на левой ноге. По счету три наклоняли вперед голову и туловище, разводя руки в стороны. Благодаря этому движению шляпа опускалась  вниз так, что ее перья скользили по полу слева направо («подметая пол пером»). В позе поклона тулья и перья были направлены вперед. По счету четыре кавалер, выполнив подсобное движение, набрасывал шляпу на голову, одновременно выпрямлял туловище, подтягивая правую ногу к левой, а в момент, когда поправлял шляпу на голове, ударял правой ногой в пол.

Двойной поклон со шляпой

Первый поклон выполнялся до третьего отрезка включительно. В этом положении выдерживали паузу (так же, как в поклоне без шляпы), а затем перед вторым поклоном перебрасывали шляпу за предплечье, т. е. делали подсобное движение перед выпрямлением туловища, а в момент выпрямления снова прикладывали  шляпу на грудь. При новом наклоне тела повторно проводили «перьями шляпы по полу». Затем накидывали шляпу на голову и поправляли ее.

0

3

Особенности стилевого поведения и этикета для женщин

Типичная осанка выглядела следующим образом: свободная  стойка, сложенные ладони под грудью. Туловище и голова несколько откинуты назад. Осанка как бы подчеркивала линию живота. Положение рук под грудью применялось наиболее часто.
Второе положение — кисти держали под грудью, ладонями вниз, локти были направлены в стороны. Это положение придавало осанке официальный характер. Третье положение состояло в том, что одна из рук с платочком, цветком, веером, или без них была приложена к одному плечу. Эта манера придавала осанке грациозный вид.

Четвертое положение — кисти рук с развернутыми вверх ладонями находились примерно на уровне нижней части живота, локти при этом были несколько согнуты и слегка оттянуты назад. Если женщина сидела, ее кисти лежали на бедрах, причем ладони были вверх. Пятое положение являлось повторением первого положения, но пальцы были вытянуты вверх, ладони сложены, руки под подбородком, голова опущена, и локти направлены вниз. Это положение рук применялось на молитве в положении стоя, сидя и стоя на коленях. Было типичным для католичек и протестанток. Руки мужчин на молитве были в этом же положении. Следует отметить также, что на молитве женщины всегда стояли на обоих коленях. Мужчины редко принимали это положение, для них была типична стойка на одном колене. Шестое положение  являлось повторением первого, но руки складывали на груди крестом.

Положения рук женщины зависели не только от этикетных требований, но и от конструкции ее костюма. Поскольку юбки были длинны, женщины не могли передвигаться в пространстве без того, чтобы не приподнимать их руками. Этикетная манера поддерживать юбку состояла в том, что, опустив вниз к правому бедру левую руку, а правую к левому, захватив ткань пальцами и слегка сгибая локти, подтягивали ее верх. Получалось крестообразное положение рук, в котором правая была сверху. Прежде чем взять ткань юбки, женщина слегка приседала, но не наклонялась вперед. Приседание позволяло захватить ткань пониже; при выпрямлении ног подол юбки отделялся от пола. Этот прием поддерживания юбки применялся в торжественных обстоятельствах.

Первая бытовая манера приподнимать юбку состояла в том, что, приседая довольно глубоко, женщина захватывала правой рукой подол правой полы, а левой — левую полу, после чего выпрямлялась и, сгибая локти, подтягивала низ подола довольно высоко, иногда даже до груди. Эту манеру применяли тогда, когда верхняя юбка имела спереди разрез по длине сверху донизу. Часто длина верхней юбки была столь велика, что женщина вообще не могла шагнуть без того, чтобы ее не приподнять.

Вторая бытовая манера поднимать юбки применялась в тех случаях, когда была необходимость иметь свободной одну из рук. Для того чтобы поддерживать юбку одной рукой, следовало взять в пальцы довольно большой кусок ткани около бедра и, сгибая локоть, подтянуть юбку вверх. Но поддерживалась юбка чаще всего одной левой рукой. Когда левую руку подавали кавалеру, юбку захватывали правой. При поднимании юбки любым из описанных способов надо было согнутые локти несколько отодвинуть назад. Руки оставались в этом положении до тех пор, пока женщина не останавливалась. Находясь на месте, женщина юбку не приподнимала. Приподнимание юбки осуществлялось в момент, когда женщина начинала двигаться (буквально перед выполнением первого шага). Приседание выполнялось с прямой спиной.

Поклоны женщин и девушек

Женщины и девушки пользовались тремя видами поклонов — бытовыми, этикетными и ритуальными. Первый имел значение обычного приветствия и выполнялся при встречах, прощаниях, был выражением благодарности, согласия и т. п. Второй, более вычурный и торжественный, выражал особое почтение, давал возможность женщине показать изысканную грациозность. Третий применялся в различных дворцовых и религиозных церемониях.

Бытовой поклон

При обычном поклоне  женщина вытягивала правую руку вперед, кисть была свободной. Техника исполнения соответствовала мужскому поклону, но амплитуды движений, выполняемых правой рукой, были  значительно меньше, чем у мужчин, левая рука оставалась почти неподвижной. В момент исполнения третьего отрезка поклона дамы, отводя руку в сторону, склоняли только голову, поскольку туалет мешал наклону тела вперед. В заключительном отрезке правая нога подтягивалась к левой (неполную третью позицию), а руки соединялись в позе над грудью или под ней.

Этикетный поклон

Этот поклон бытовал в Испании, Франции и Англии примерно до середины XVII столетия и не проник в Италию, Германию и Скандинавские страны. Поклон начинался исполнением первых четырех движений бытового поклона, на счете четыре женщина подтягивала правую ногу к левой в неполную третью позицию, выпрямляя левое колено и поднимая голову, но оставляла правую руку отведенной в сторону. Из этого положения начиналось выполнение второго поклона. На счете «пять» (в первой четверти второго такта) небольшим полукруговым движением дама отводила прямую правую ногу на один шаг назад (в неполную четвертую танцевальную позицию) и, одновременно сгибая локоть, прикладывала кисть правой руки к сердцу. На счете «шесть», приседая на правой ноге и разгибая локоть, отводила правую руку в сторону, одновременно наклоняя голову. На счете «семь», выпрямляя голову и оставляя правую руку отведенной в сторону, женщина передвигала  левую ногу скользящим полу круговым движением назад за правую. На счете «восемь», заканчивая поклон, согнув правый локоть, клала кисть на сердце.

Ритуальный поклон

Время появления этого поклона неизвестно, но в Италии он применялся уже в XIV веке. Техника ритуального поклона не изменялась в течение шести-семи веков. На счете «раз» складывая руки под грудью или над ней, дама отодвигала назад левую (правую) ногу на один шаг; стопы при этом должны были быть чуть развернуты. На счете «два», медленно приседая, почти опускалась на колено отодвинутой ноги и склоняла голову, а затем так же медленно поднималась в рост, подтягивая отодвинутую ногу. Этот поклон выполняли также, делая шаг вперед. Глубина приседания и пауза в позе поклона зависели от степени почтения к человеку, которому адресовался поклон. Было, например, требование находиться в поклоне до тех пор, пока высокопоставленное лицо не обратится с какими-либо словами, либо пока оно не пройдет мимо дамы. Таким был этикет в большинстве стран Западной Европы. Следует обратить внимание на совершенно вертикальное положение тела при приседании.

Обращение с веером

Веером выполнялись только медленные движения. Амплитуда колебаний была размером в 15 — 20 см. Локоть дамы при этом был почти неподвижен, движения выполнялись в лучезапястном суставе. Поддерживая юбку левой рукой, дама двигалась вперед, выполняя на каждом шаге два движения веером. Первое от себя при начале шага и второе к себе при конце этого же шага. Это взаимодействие трудно по координации, поскольку практически шаги нельзя расчленить на два отрезка.
(с) по материалам статей Санкт-Петербургского клуба старинного танца

0

4

Застольный этикет

Застольные манеры эпохи Возрождения, как это ни парадоксально, могут показаться человеку современному полным отсутствием каких-либо манер. Так называемые правила хорошего тона (например, – пользоваться вилкой, не отрыгивать за столом), появились  в европейской культуре застолья только в 1600-х годах и до этого времени могли быть истолкованы как невероятный снобизм.

В течении XV столетия использовалась серебряная или оловянная посуда, плоские тарелки отсутствовали. Зачастую пирующие могли есть из одного, общего блюда, буквально перебирая  его содержимое  руками.  Представители низших сословий в качестве посуды использовали порожние буханки хлеба с выбранной мякотью. Ели руками, хлебные мякиши и корки использовались для «черпания» подливы.

Однако, не стоит полагать, что в эпоху Ренессанса не было правил поведения за столом.
Считалось неприличным плевать (в том числе и объедками) через весь стол, солить мясо обмакивая его непосредственно в солонку, выбирать остатки пищи из зубов пальцами или ножом.

Индивидуальная посуда получила распространение в 1500-х годах, таким образом почти тысячелетний период общих блюд подошел к концу. Однако простой люд и купцы по-прежнему трапезничали  на кухнях, представители высших слоев общества по обыкновению ели в главной зале собственного имения. Специальные трапезные помещения (столовые) получат широкое распространение только к XVIII столетию.

Вопреки расхожему мнению о скудости питания, люди описываемой эпохи принимали пищу от четырех – пяти и более раз в день. Так называемых «завтраков» могло быть несколько. Первый подавали в девять утра, затем мог быть еще один в одиннадцать. Обед подавали в полдень или час по полудню. Ужин следовал с наступлением темноты, за ним мог быть еще один. Богатые люди ужинали позже с учетом всевозможных ночных развлечений.

Со временем была перенята французская мода порядка следования блюд. Первыми следовали супы и закуски, зачастую с использованием таких соусов, которые современные ценители здорового питания сочтут отвратительными. Далее подавали жаренную птицу в сопровождении всевозможных салатов. При этом птице старались придать ее первоначальный вид, украшали ранее ощипанными перьями. После этого подавали фрукты, общеупотребительного термина «десерт» в то время не существовало, а сладкие блюда могли быть весьма разнообразными.
(с) Перевод с английского. Оригинальная статья Лорри Браун.

0

5

Идеальный придворный

«Il libro del Cortegiano» Бальдассаре Кастильоне (1478-1529) — один из шедевров итальянской прозы XVI века. Основная задача книги, как ее понимал сам Кастильоне, — одна, хотя в ней много отступлений: нарисовать идеальный тип придворного. Кастильоне <...> не боится перегрузить своего придворного такими качествами, которые трудно соединить в одном лице, — ибо убежден, что такое соединение все-таки возможно. Какие же это качества?

Придворный должен быть благородного происхождения. Это первое и необходимое условие. И не только просто родовитым человеком; его «порода» должна сказываться в его внешности: в осанке, в выражении лица, в изяществе. Главной профессией придворного должна быть профессия воина, но воин-придворный не должен быть грубым солдатом: он должен быть храбр с неприятелем, но сдержан, скромен, лишен хвастливости в обычное время. И противоположной крайностью не должен страдать придворный: в нем не должно быть изнеженности и женственных манер, которыми щеголяют некоторые.

Одеваться он должен не с чрезмерной изысканностью; как большинство воспитанных людей, не более. Но нравиться и производить впечатление ему нужно; в нем должна быть красота; рост его не должен быть ни чрезмерно высок, ни чрезмерно мал; то и другое возбуждает смех. Он должен быть хорошо сложен и ловок во всех телесных упражнениях: должен отлично знать верховую езду, хорошо биться на копьях, на шпагах, на кинжалах и даже выступать на бое быков. В делах чести, раз вопрос не может разрешиться мирно, должен твердо идти до конца и не поступать так, как делают иные: выбирают оружие, которое не колет и не рубит. Должен быть искушен во всех видах спорта: хорошо бегать, прыгать, плавать, метать камни, играть в мяч.

Затем идут все более мирные требования. Придворному нужно любить все игры и удовольствия, которые подобают человеку хорошего общества: танцы, верховую езду и особенно охоту, настоящую забаву вельможи. Ему нужно уметь поддерживать разговор, шутить, быть остроумным. Во всем этом он должен стараться отличиться перед другими.

Но двух вещей он не должен забывать никогда. Во-первых, быть изящным во всем; это непременное требование для того, кто хочет успеха. Кто изящен, тот имеет успех. Кому природа не дала изящества, тот должен выработать его в себе воспитанием, подражанием. «Подобно тому как пчелка, летая по зеленым лугам, ищет цветы среди трав, так и наш придворный должен красть изящество у всякого, у кого оно есть». И если оно у него не врожденное, а выработанное, это не должно быть заметно. «Настоящее искусство то, которое не кажется искусством». Второе требование, чтобы была непринужденность, но непринужденность естественная и не переходящая в рисовку. Когда человек всячески старается показать, что он не думает о том, что делает, это значит, что он думает об этом чересчур много. Когда непринужденность переходит известные, средние границы, она становится аффектированной. Простота и естественность нужны во всем: в музыке, в живописи, в повседневном обиходе. «Иной не побыл и года вне дома, а вернувшись начинает говорить на романьольском диалекте, по-испански, по-французски и еще Бог знает как, а это все происходит от желания показать, что он много знает».

Но этого мало. Придворный должен быть широко и многосторонне образованным человеком. «В литературе он должен быть образован более, чем посредственно, по меньшей мере в тех науках, которые мы зовем гуманитарными; знать он должен не только латинский язык, но и греческий, ибо по-гречески божественно изложено много различных вещей. Должен он быть начитан в поэтах и не меньше в ораторах и историках, а сверх того искусен в писании прозой и стихами, больше всего на нашем родном итальянском, что, кроме удовольствия, которое принесет ему самому, доставит ему возможность занимать приятными беседами дам, которые обыкновенно любят эти вещи». Разумеется, придворному нужно знать еще и современные иностранные языки.

Когда возникает вопрос, соединима ли профессия воина, которая должна быть у придворного главной, с большим литературным образованием, оратор горячо отвечает: «Я должен упрекнуть французов, которые думают, что литературное образование вредит профессии воина. Я считаю, что никому так не идет быть литературно-образованным, как воину. Я хочу, чтобы эти две сцепленные между собою и одна другую дополняющие профессии были и в нашем придворном».

Однако и это еще не все. Придворный должен уметь играть на нескольких инструментах и петь. «Потому что, если подумать хорошенько, никакой отдых от трудов, никакое лекарство для слабой души не может быть более благородным и приятным, чем музыка. Особенно при дворах, где музыка не только всякого заставляет забывать неприятности. Там ведь многое делается, чтобы доставить удовольствие дамам, а в их души, мягкие и нежные, легко проникает музыкальная гармония и наполняет их сладостью». Несколько больше аргументов требуется, чтобы доказать, что придворному нужно уметь рисовать и писать красками. «Не удивляйтесь, — говорит оратор, — что я хочу и этого искусства, которое кажется, быть может, в настоящее время чересчур ремесленным и недостойным дворянина». И после неизбежных примеров древности идет длинное доказательство практической пользы умения рисовать, «особенно на войне», где нужно зарисовывать местность, реки, мосты, снимать планы. Потом выясняется ценность искусства для души.

Портрет «совершенного придворного», нарисованный Кастильоне, знаменует собою целый самостоятельный этап в эволюции индивидуализма. Все, что представлялось отдаленным, лишь теоретически мыслимым идеалом людям Кватроченто, — теперь предъявляется как практическое требование.
(c) А. К. Дживилегов, "Бальдассаре Кастильоне"

0


Вы здесь » Il Novellino » Conoscenza della vita » Этикет и особености стилевого поведения