Il Novellino

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Il Novellino » Conoscenza della vita » Медицина и хирургия


Медицина и хирургия

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Выдержки из книги Светланы Марчуковой «Медицина в зеркале истории». Глава 10. «Медицина эпохи Возрождения».

Распространение медицинских знаний в эпоху книгопечатания

К XV в. в Европе было более 40 университетов, многие из них имели медицинские факультеты. Характер эпохи требовал всестороннего, энциклопедического подхода ко всем явлениям жизни и природы. Врачи занимались математикой для того, чтобы знать астрологию и понимать влияние небесных тел на здоровье человека; изучали греческий, латынь и арабский языки для чтения медицинских трактатов, книг по зоологии, ботанике и алхимии, которая добавляла новые средства к уже известным медикаментам.

С появлением книгопечатания античные медицинские тексты приобрели вторую жизнь в иллюстрированных изданиях. В Венеции, Страсбурге, Париже, Риме, Базеле и других городах работали типографии. В то время, как в средние века собрание в 500-1000 рукописей считалось большой редкостью, коллекции рукописей в эпоху Возрождения послужили основой для библиотек, насчитывавших несколько тысяч свитков и кодексов. Наиболее известные из них — библиотека венгерского короля Матфея Корвина (1443-1490) «Корвиниана», флорентийская «Лауренциана», библиотека св. Марка в Венеции, библиотека Ватикана, в которой доктор медицины, будущий великий астроном Николай Коперник (1473-1543) читал произведения античных авторов.

В XV-XVI столетиях стали известны греческие рукописи Галена, которые существовали ранее только в арабских переводах. Еще большее значение имело открытие греческого оригинала «Гиппократова сборника». Кроме того, были извлечены из забытья труды Корнелия Цельса. Его энциклопедический труд «О медицине», популярный у римских врачей, был найден в 1443 г. священником церкви св. Амвросия, будущим папой римским Николаем V. После первого издания во Флоренции в 1478 г. сочинение Цельса переиздавалось десятки раз и стало классикой медицинской литературы.

Труды Плиния, Галена, Мондино и других известных авторов, различные трактаты о чуме, популярные книги о лекарственных растениях неоднократно переиздавались в XV-XVI вв. Они часто иллюстрировались прекрасными миниатюрами. Полное издание сочинений Гиппократа на латинском языке появилось в 1525 г., на греческом — в 1526. Греческое издание Галена вышло в Венеции в 1490 г.

Книгопечатание, сделавшее возможным получение сотен экземпляров относительно дешевых книг, оказало большое влияние на развитие медицины. В число первых научных медицинских изданий вошли «Естественная история» Плиния и «Антидотарий», составленный врачами медицинской школы Салерно. Первым популярным печатным сочинением медицинского характера был ежемесячный календарь кровопусканий и приема слабительных средств. Календарь имел большой успех не только у врачей, но и у широкой публики: во второй половине XV в. его переиздавали более 200 раз. Искусство кровопусканий и использование кровососных банок, известных еще в античном мире, играло большую роль в медицине эпохи Возрождения.

Кровопускание было популярным методом лечения, поскольку, во-первых, имело теоретическую основу в гуморальной теории, изложенной в классических медицинских сочинениях Гиппократа, и во-вторых, потому, что Гален уделял ему большое внимание, считая одним из самых важных лечебных средств. В частности, болезни мозга он делил на две группы: происходящие от малокровия и от полнокровия. Первые, по его мнению, вызывали конвульсии и паралич, вторые — апоплексию. Гален оставил множество конкретных указаний о производстве кровопусканий, которые нашли продолжение и развитие в медицинской школе Салерно.

В эпоху позднего средневековья и Возрождения распространилось кровопускание с помощью пиявок. Античные сочинения упоминают о пиявках лишь тогда, когда предупреждают об опасной возможности случайно проглотить их с водой из открытых водоемов. Гирудотерапия (от лат. «hirudo» — пиявка) находит широкое применение и в современной медицине.

0

2

Учение о заразных заболеваниях

Эпидемии в XV- XVII вв. были такими же частыми и внезапными, как и в эпоху средневековья, и повсюду вызывали панику и страх. Большинство заразных болезней с тяжелыми кожными поражениями называли чумой.

Салфетка или губка, пропитанная уксусом, была обычным для того времени дезинфицирующим средством. Торговцы, проходя через зачумленную деревню, оставляли ее жителям продукты в обмен на монеты, опущенные в заполненное специально выдолбленное углубление в камне. Такие камни ставили вдоль дороги во время эпидемий. Причины эпидемий не были известны, их связывали с землетрясениями, заразными испарениями, порожденными подземным гниением, с ядовитыми извержениями вулканов, но главным образом — с особым положением звезд и планет, с появлением комет и затмений. Предсказание эпидемий было одной из основных целей астрологических прогнозов. Их составлением занимались выдающиеся математики и астрономы, в числе которых — Иоганн Мюллер (Региомонтан) (1436-1476) и И.Кеплер (1571-1630).

Часто изображения гороскопов украшали портреты известных врачей. О том, какую роль в возникновении эпидемий, приписывали планетным влиянием, говорит, например, само слово «инфлюэнца» — старинное название гриппа, эпидемии которого внушали страх. Этот термин, пришедший в медицину из астрологических трактатов, происходит от латинского «influere» - вливаться, проникать. Он означал проникновение небесных, космических сил в земную жизнь.

Часто изображение комет в астрономических атласах эпохи Возрождения ассоциировалось с предупреждением об эпидемии — «трубным гласом».
В христианской культуре самостоятельная власть звезд и планет над судьбами мира была отвергнута, однако их расположение стало считаться «божественными знаками», изучение которых дает возможность делать предсказания и даже толковать текст Библии.

Практические способы борьбы с заразными заболеваниями в эпоху Возрождения мало чем отличались от средневековых. Смертность от заразных болезней в XV-
XVI столетиях была очень высокой: только оспой в Европе ежегодно заболевало
около 10 млн. человек, из которых умирало от 25 до 40 процентов.

В течение столетий способы борьбы с заразными заболеваниями были основаны на рекомендациях, приведенных в «Эпидемиях» Гиппократа. Так, например, когда в Афинах началась эпидемия заразной болезни, он сказал, что болезнь принесли северные ветры и предложил зажечь костры с северной стороны города, чтобы помешать воздуху поступать в Афины. Такие мероприятия много раз применялись в эпоху средневековья и Возрождения. Знания античных врачей были развиты в трудах арабов и дополнены собственными мыслями и наблюдениями. Авиценна обстоятельно рассматривал значение воды в распространении заболеваний, рекомендовал простые способы ее фильтрования. Он учил обращать внимание не только на чистоту воды, но и на почву, с которой она соприкасалась (песчаная лучше очищает воду, чем каменистая); на скорость течения в реке или ручье (быстрое лучше медленного); на запах земли, по которой течет вода; на необходимость иметь в больших городах устройства для получения льда, чтобы иметь запасы чистой воды в случае необходимости.

В результате эпидемий целые районы становились безлюдными: замечая первые
признаки эпидемии, жители часто пытались спастись бегством. Медицина не располагала в то время эффективными средствами борьбы с заразными болезнями. Например, при лечении чумы часто прикладывали к телу больного сушеных жаб, которые должны были вытянуть яд. Лишь очень редко, следуя советам арабских врачей, европейские медики решались вскрывать чумные нарывы. Первые лекарства, способные вылечить больных во время эпидемий, появились в лабораториях алхимиков.

0

3

Анатомия и хирургия

В отличие от докторов, знатоков древних языков и ученых книг, хирургов и цирюльников часто называли «шарлатанами», но слово это имело совсем иной смысл, чем в наши дни. Так назывались «медики» и костоправы, которые не входили ни в какие врачебные корпорации и никогда не изучали медицину.

Уровень хирургии был чрезвычайно низок, мало что изменилось со времен Филиппа Красивого, который издал в 1311 г. первый королевский эдикт о хирургах: «Узнав, что люди других наций и чужих государств, убийцы, воры, фальшивомонетчики, шпионы, разбойники, пьяницы, ростовщики занимаются хирургией в нашем городе и парижском графстве, выставляют в своих окнах знаки, присвоенные хирургам, накладывают повязки, посещают больных в церквах и частных домах и этим путем выманивают деньги, ...мы повелеваем сим эдиктом никому не заниматься хирургией без предварительного испытания у особых хирургов, назначаемых нашим лейб-хирургом».

Исторические хроники сообщают, что когда в 1467 г. король Матфей Корвин был ранен в сражении, не нашлось ни одного хирурга, который был бы в состоянии помочь ему. Король приказал объявить всюду, что он осыплет почестями и дарами того, кто сможет вернуть ему здоровье. Услышав это, к нему пришел хирург из Эльзаса. Он вылечил короля и вернулся на родину обладателем крупного состояния.

В 1515 г. университет стал во главе хирургов и цирюльников. Более высокий статус имели хирурги, перед ними открылись двери университетов. Цирюльников приняло братство св. Косьмы, которое было преобразовано в хирургический коллегиум, и преподаватели хирургии в нем стали называться профессорами.

«Свободные искусства» тривиума и квадривиума, основа университетского образования, были «свободными» прежде всего от физического труда, от работы руками. Именно этим они отличались от искусств «механических», к которым относились, в частности, архитектура, живопись и медицина. Это традиционное разделение послужило причиной того, что в обществе еще долгое время сохранялось не только пренебрежительное отношение к врачам, работающим руками, но и слово «шарлатаны» по отношению к ним. В случае с дантистами дело осложнялось еще и тем, что в эпоху средневековья зубы иногда удаляли преступникам по приговору суда. Это сближало в глазах широкой публики профессию дантиста с профессией палача.

Вот фрагменты текста, с которым странствующий шарлатан второй половины XV в. обращается к жителям города: «Доводим до сведения, что приехал врач, производящий всякого рода операции на всем теле, начиная с головы и кончая ногами.
1) Во-первых, оперирует грыжу с Божьей помощью...
Хирург делает ампуацию под присмотром дипломированного врача
4) Также вырезает камни...
9) Также удаляет бельма с глаза и исправляет всякие недостатки зрения...
12) Лечит свежие раны и переломы костей. ..
18) Он не занимается исследованием мочи и назначением внутренних лекарств, которые составляют специальность лейб-медиков или докторов...»
Обратим внимание на последнюю фразу. В том случае, если болезнь требовала назначения лекарств или серьезной операции, возле больного находились два врача: доктор и хирург.

Одним из инструментов анатомических исследований в эпоху Возрождения было искусство рисования и живописи. Поскольку до начала XVI в. развитие анатомии тормозилось запретом на вскрытие трупов, распространилось тайное анатомирование. Известна легенда о том, что молодой Микельанджело изваял прекрасное распятие для одного из флорентийских монастырей, и настоятель в знак благодарности разрешил
ему проводить анатомические исследования в монастырском подвале. Художник мог приобрести необходимые знания о строении человеческого тела только в результате практических занятий. В медицинских сочинениях и энциклопедиях того времени не было точных рисунков и анатомических описаний.

Искусство изготовления зубных протезов было известно этрускам, финикийцам и грекам. Вставные зубы делали обычно из костей животных. В античности и в эпоху средневековья удаление зуба считалось весьма серьезной операцией из-за сильной потери крови. Большое значение в лечении зубов придавалось различным амулетам: зуб лошади, льва или другого животного вешали на шею больному. Пломбирование зубов золотом появилось в Италии в XV в.

0

4

Алхимия и медицина

Алхимия долгое время не была прямо связана с медициной, хотя ее термины были традиционно близки к врачебным терминам: алхимические операции были подобны лечению. Представим, например, что в расплавленную медь бросили кусочек цинковой руды. Получилось «искусственное золото» (латунь, сплав меди с цинком). У такого «искусственного золота» есть существенный недостаток: со временем оно «заболевает», на его поверхности появляется сыпь или мелкие язвочки зеленого цвета. Подобное «заболевание» (результат окисления меди) мы часто можем наблюдать у городских статуй и памятников, которые покрываются зеленым налетом. «Искусственное золото» алхимики лечили как больного человека: с помощью заклинаний и врачебных препаратов — микстур, мазей, алхимических эликсиров, которые готовились на основе растительных и животных материалов. Вместо слова «эликсир» иногда применяли термин «медикамент», исходя из того, что обычные металлы представляли собой «больное» или «недостаточно совершенное» золото, которое можно было «вылечить» с помощью специальных лекарств.

Алхимические операции часто назывались «лечением», изучение соединений — «анатомированием», философский камень — «универсальным медикаментом», «эликсиром бессмертия», способным не только излечить все болезни, но и победить старость и смерть. Первые препараты, полученные алхимическим путем, были применены в медицине арабами. Одним из первых европейских врачей, упоминавших о химических лекарствах, был уже знакомый нам Арнольд из Вилла-новы. Это было связано с тем, что, как и многие известные врачи позднего средневековья и эпохи Возрождения, он занимался алхимией.

Основными веществами для приготовления «медикаментов», согласно учению арабских алхимиков, считались «четыре духа» — сера, мышьяк, ртуть и нашатырь. Они часто вызывали подозрение не только у врачей и аптекарей: любого человека охватывал страх при одном упоминании о мышьяке, ртути, свинце. Прежде всего это предубеждение относилось к мышьяку, который традиционно считался основой ядов. Отравления в эпоху Возрождения были настолько распространены, что иногда имели характер эпидемий. Именно поэтому врачей-алхимиков часто боялись и называли отравителями.

Широкое применение алхимических лекарств пришло в европейскую медицину из арабской. Часто врачи и алхимики применяли одни и те же соединения. Например, Гиппократ писал о применении аурипигмента в качестве лекарства. С этим минералом традиционно работали как врачи, так и алхимики: его желтый цвет наводил на мысль о возможном получении из него золота.

Изготовление ядов часто приписывали алхимикам. Их книги сжигали, и сами они нередко погибали. Человека могли преследовать только за один интерес к сочинениям по алхимии. Таким было время появления ятрохимии (от греч. «iatros» — врач) — учения о лечении болезней с помощью химических препаратов, сырьем для получения которых служили в основном не традиционные лекарственные травы, а минералы.

0

5

Статья из «Фармацевтического вестника».

Средневековые яды и лекарства

Многие века врачующие довольствовались тем, что заставляли пациентов принимать настои трав, порошков растительного и животного происхождения, действие которых было отмечено на практике — иными словами, больные выполняли роль подопытных кроликов.

До начала средних веков магия и колдовство имели прямое отношение к фармакопее. По фармации составлялись специальные книги. К примеру, против зоба рекомендовали обугленную губку или золу лишая, появлявшегося на человеческих черепах, оставленных на несколько дней на открытом воздухе. Во Франции этим лишаям приписывали особое чудодейственное свойство. Специальные посыльные отправлялись в Монфокон, где надеялись найти этих простейших на головах людей, повешенных там на виселицах.

Своими дьявольскими формулами отравители тех времен близко касались врачебной науки. Они, например, составляли даже рецепты, по которым изготавливался некий порошок “для получения наследства”: “В полночь превращают в золу лягушку. Непременно в красном горшке и вместе с глазами пантеры и с пятилистным трилистником. Затем полученную смесь растворяют в уксусе, к которому прибавлен мышьяк и человеческая кровь”.

Также уверяли, что знаменитый яд Медичи приготавливался в тайне следующим образом: убивали кабана и вешали его на лестницу. Потом вспарывали ему кинжалом брюхо и обсыпали внутренности мышьяком. Под жгучими лучами итальянского солнца вскоре наступало естественное разложение туши, из нее капала жидкость, которую очень бережно собирали.

Зола губки излечивала, потому что в ней был йод и некоторая доза мышьяка. В порошке “для получения наследства” на приговоренного человека-наследователя действовал мышьяк, а в яде Медичи — продукты разложения с приличным содержанием разных ядов.
Среди фармацевтических средств, дошедших до наших дней, есть одно, история которого любопытна в связи с его изготовлением.

Минерал антимоний, Stibium у католиков, имел наружное применение как косметическое средство. Женщины древности часто употребляли его для “сурмления бровей”.
На какое-то время антимоний был забыт, но в эпоху Возрождения эрфуртский монах Василий Валентен открыл его заново и давал внутрь свиньям, откармливаемым в монастыре, и рекомендовал своим монахам. Для некоторых при передозировках средство Валентена оказалось пагубным и даже смертельным, но, узнав о том, Валентен совсем не смущался. Восторгаясь открытым средством, он написал о нем целое сочинение “Currus triompnalis antimonii”, в котором антимоний ставился чуть ли не в один ряд с жизненным эликсиром. Между прочим, Валентен утверждал, что необходимо освобождать антимоний от заключавшегося в нем яда — мышьякового соединения.
© Т. Бирюкова

0


Вы здесь » Il Novellino » Conoscenza della vita » Медицина и хирургия